Суд над Музеем Сахарова

Завтра Суд


Пока в Москве бушует гламурно-восхитительная биеннале, дело устроителей выставки "Осторожно, религия!" идет к логическому завершению – в понедельник будет объявлен приговор. Теперь не время и не место обсуждать тонкости процесса и особенности правоприменительной практики. Сошлюсь на коллегу Льва Сигала, который полагает, что "любое применение статьи 282 УК РФ, как представляется, неизбежно сопряжено с политической вкусовщиной. Однако некоторые (но отнюдь не все!) экспонаты выставки, судя по их описанию, действительно оскорбляют чувства верующих, что подпадает под действие статьи 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Следовательно, власти должны были эти экспонаты изъять, а их авторов привлечь к административной ответственности, то есть оштрафовать на сумму от пятисот до тысячи рублей. Возможно, заодно следовало оштрафовать и директора музея, допустившего размещение этих экспонатов" ("Реникса!", "Русский журнал", 22.07.04.).

Казус и курьез немыслимый: любой обвинительный приговор будет приговором "против постмодернизма". Оговорюсь, что у меня в этом деле интерес чисто шкурный. 2 марта прокурор Ю.Новичкова, выступая в Таганском суде на прениях сторон, сочувственно процитировала экспертную оценку Натальи Энеевой, где прямо сказано: "Если бы не было мощнейшей вербальной поддержки так называемого актуального искусства со стороны определенного рода художественной критики, если бы не было искусствоведов, своим пером убеждающих нас в том, что эти малотрудоемкие коллажи являются новым художественным словом, частью самозамкнутого художественного процесса, публика, вне всякого сомнения, просто не смогла бы воспринимать всерьез все эти перформансы как произведения искусства, воспринимала бы их по большей части как хулиганство. Искусствоведы, занимающиеся "актуальным искусством", такие же творцы актуального искусства, как и сами художники, то есть те, которые делают перформансы своими руками". Иными словами, искусствоведы, как всегда, виноваты более всех. Что ж, скорый переход на нелегальное положение меня не очень беспокоит – бывали времена и покруче.

Однако полагать, что на Таганке "судят современное искусство" (Фаина Балаховская, "Очень странное место", "Время новостей" от 7.03.), было бы по меньшей мере непредусмотрительно. Как отметили разумные люди, "каждый понимает: приговор станет прецедентом. И каждый, увы, понимает: "следующая станция" может быть где угодно... Дело о выставке "Осторожно: религия!" – да... конечно, это канарейка. И еще погремушка, отвлекающая общее внимание от серьезных вещей" (Елена Дьякова, "Евангелие от канарейки", "Новая газета" от 21.03.).

Птичью метафору придумал главный обвиняемый Юрий Самодуров, который "образно сравнил деятельность актуальных художников со "стволовой канарейкой", роль которой в шахтном деле – определять наличие рудничного газа в шахте. Пока канарейка поет, люди могут спокойно работать, а прекращение ее пения говорит об опасности" (Павел де Рико, Владимир Ойвин, "Долго ли еще петь стволовым канарейкам?", Credo.Ru, 08.03.).

"Я вам не кенарь, я – поэт", – говаривал Маяковский Владимир Владимирович. И мы не кенари; если что, мы и в самом деле в андерграунд уйдем, должности истопников и дворников всегда почетны. Больше беспокоит судьба тех людей и институций, что не владеют тактиками ускользания, которыми владеют художники и искусствоведы, сохранившие в новых условиях добрые традиции нонконформизма. Речь, как ни странно, о мутациях, переживаемых у нас на глазах Церковью и Государством. Начнем с того, что "всякое дело, касающееся сферы общественного сознания, есть дело политическое" (Лев Сигал, "Замахнулся – бей", "Русский журнал", 06.11.04.). Юрий Самодуров также полагает: "Процесс против нас – политический" ("Время новостей" от 17.03.), – и настаивает, что "разрешение идейного и общественно-политического конфликта о "правильном/неправильном" и "допустимом/недопустимом" изображении и использовании в искусстве религиозных символов, образов и аллюзий на них не может быть предметом уголовного разбирательства". Тонкость тут одна: на самом высоком уровне признано, что Самодуров и Сахаровский центр со всеми его правозащитниками, спонсируемые потенциальным противником, заняты подрывной антигосударственной деятельностью. Лукавый государственный постмодернизм проявился в том, что вместо того чтобы наказать подрывников по всей строгости закона, им приписывают какие-то совсем уж немыслимые преступления, совершенные в ментальной области.

Будущее выглядит непривлекательно: "Не стоим ли мы на пороге православного шариата или божьей республики Савонаролы?" (Юлия Кисина, "Религия в искусстве? Нет!", Suddeutsche Zeitung). Печалит и то, что "управляемая демократия в любой момент по чьей-то прихоти, чьему-то произволу может обернуться неуправляемым террором" (Сергей Хачатуров, "Осторожно, язык!", "Время новостей" от 17.03.). Полагаю, что как раз упомянутый процесс и маркирует начало прихода сил принципиально неуправляемых. Мало кто осознает, что на "птичках", то есть художниках, опробованы мощные технологии "коричневой революции", по сравнению с которой рок-н-ролльное веселье революций "оранжевых" покажется детским садом.

Обратимся к проблеме международного престижа, то есть к фасадной части. "Международная амнистия" призвала к защите организаторов выставки в музее Сахарова" ("Права человека в России", 24.03.). Так прямо и сказано: "В случае, если Юрий Самодуров, директор Музея им. А.Сахарова, где проходила выставка, сотрудница музея Людмила Василовская и художник Анна Михальчук будут приговорены к тюремному заключению, они будут признаны узниками совести". Упоминается выставка "Осторожно, религия!" и в письме французских интеллектуалов: "Вновь ли свободная русская культура осуждается за диссидентство? В этой "новой России" ненависть к иному, к его религии и его культуре, является раковой опухолью, разъедающей как общество, так и государство" ("Манифест за культурную свободу от Москвы до Грозного", "Грани.Ру", 20.03.). Итог подводит Кэти Янг в The International Herald Tribune от 22.03.: "Не исключено, что конституционные гарантии в России скоро превратятся в такую же декорацию, как и в советские времена. Абсурдная "охота за ведьмами" в России – урок и для Соединенных Штатов. По крайней мере, теперь мы видим истинную цену заявлений Владимира Путина о том, что Россия твердо стоит на демократическом пути. Кроме того, она демонстрирует всю опасность законов против "разжигания вражды", возведения в ранг преступлений актов самовыражения, оскорбляющих чьи-то чувства, и ханжеского отношения к критике религии. Для нас все это тоже весьма актуально".

Понятно, что на проблемы антиподов нам положить с высокой колокольни – наши проблемы посерьезней. Главная – отсутствие чувства самосохранения. Например, ничто не мешает страстной защитнице идеалов либерализма и монетаризма Юлии Латыниной полагать, что "в нынешней художественной богеме эпатаж заменяет талант, то есть если ты не умеешь рисовать – можешь наложить кучку перед пустой рамкой и сказать, что это инсталляция". Нет ничего удивительного и в том, что эти жизнеутверждающие слова произнесены в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" (05.03.). Хуже, когда Латынина повторяет откровенно ксенофобские постулаты: "Эти люди цинично использовали Господа Бога как инструмент получения грантов. Эти люди не устроили выставку "Осторожно, ислам". Потому что в таком случае никто бы в прокуратуру не обращался, им просто бы оторвали головы".

Заботит ли кого-то, что перформанс на "Эхе Москвы" намечен дяденьками в сапогах и тетеньками в платочках следующим номером после Сахаровского центра? Однако на месте художников я бы поинтересовался, где можно получить свою долю за продажу Родины. Что касается мусульманского следа, здесь все гораздо сложнее. Последний довод Латыниной свидетельствует о готовности восторженно принять все блага просвещенной иранской теократии. Подобный тезис звучит более уместно, когда его оглашает известный своим либертарианством протоиерей Всеволод Чаплин. Хотя, оказывается, мусульманскую общественность почему-то коробит тот факт, что "Протоиерей В.Чаплин уравнял мусульман с ворами в законе и мафией" ("Ислам.Ру", 23.03.). К слову, о. Чаплин, человек широких взглядов, посетил Московскую биеннале, о чем поведал Ксении Лариной на том же "Эхе Москвы". Он увидел там "много талантливого, много смешного". Покоробила его только работа "Синих носов", где Ленин ворочается в гробу. "Я не сторонник тех политических сил, которые считают Ленина образцом для подражания. Но мне кажется, что все-таки такое отношение к памяти умершего, когда над изображением его тела, лежащего на смертном одре, откровенно издеваются, – все-таки это нечто недостойное". Вспоминается фрейдоленинист Славой Жижек, намекавший: "Задача в том, чтобы определить субъект, с которым истерик должен идентифицироваться, чтобы достичь своего собственного желания". Такого рода оговорки представителя Московского патриархата свидетельствуют, что речь идет не о "верующих", но о том, что общество имеет потребность в "вере в верующих".

Относительно других национальностей и отношения к ним "истинно верующих" четче всего высказался иерей Максим Обухов в "Тезисах-материалах выступления 14 февраля 2005 года в Таганском суде г. Москвы": "Страдания евреев в данном случае вызваны не агрессивной реакцией русских-христиан, а вызваны изначально именно фактами проведения подобного рода провокационных мероприятий. Спровоцировала ли указанная выставка реальные и конкретные антиеврейские и антииудейские выступления, в данном случае совершенно не важно, так как юридически значима сама направленность действий устроителей и определенной части участников выставки, осознанность ими смысла и желаемых последствий их действий".

Что до политики как таковой, то и там мало что изменилось – наставник блюстителей, протоиерей Александр Шаргунов прямо говорит: "Согласно пророчеству святых отцов, политика и мистика по мере приближения конца истории все теснее переплетаются. И антихрист будет, как известно, не только главный лжемистик, но и политик номер один". Ю.Воробьевский, процитировавший о. Шаргунова, сразу же сообщает ошеломительную новость: "Недавно я получил конфиденциальную информацию: уже сейчас подлинный штаб мирового масонства (это и было запрограммировано в "Протоколах сионских мудрецов") находится в Израиле".

Вопрос, возможно, решается на самом высоком уровне. "Сведущие люди утверждают о дружбе Шаргунова с архимандритом Тихоном (Шевкуновым). Ну а Тихона молва считает духовником Путина. Так, например, Шаргунов священников, которые были против погрома выставки, называет "подонками в рясах". А имеющих такое же мнение прихожан – шизофрениками, которых нельзя допускать к причастию. Протоирей мечтает об особых отрядах (?) при храмах, которые бы смогли, когда надо, "постоять за веру". (Статья Георгия Целмса "Православный джихад", первоначально опубликованная в газете "Русский курьер" от 07.12.04, найдена на сайте Союза Православных Хоругвеносцев. Так что, наверное, написанному можно верить.)

Но о. Шаргунов – все же человек мирный и книжный, есть персонажи посерьезнее. Например, протоиерей Димитрий Смирнов, названный "главным силовиком Московской патриархии", в интервью "Московским новостям" (от 18.03.) говорит: "Я жалею, что не поучаствовал в разгроме этого кощунства. Хотел бы, чтобы меня тоже отдали под суд за это, – я разгромил бы, наверное, еще более основательно. Эти нелюди возбудили во мне такие чувства, что мне, человеку самой мирной профессии, хочется просто автомат взять". В расширенном варианте интервью, опубликованном на портале Credo.Ru, о. Смирнов рассказывает, что и сам некогда был художником, пробовал себя в жанре инсталляции. "Я тоже могу сообразить и создать такую инсталляцию, что мир содрогнется. Разные национальные группы, самые даже могущественные, охнут – у них волосы вылезут от того, какую штучку можно создать". Хороший, наверное, получился бы проект. Возникает подозрение, что именно его и реализуют в настоящий момент в Таганском суде.



полный адрес материала : http://www.gif.ru/themes/society/sud/zavtra-sud/


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования