Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 12.08.2020

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Общество и культура


Общество и культура :: Конфликты

Суд над Музеем Сахарова
3 ноября 2004

3 ноября 2004 года начались слушания в Таганском суде Москвы по делу о выставке "Осторожно, религия!". Обвинение предъявлено сотрудникам Музея Сахарова Юрию Самодурову и Людмиле Василовской, а также художнице Анне Альчук (Михальчук) по уголовному делу N 4616. 28 марта 2005 года федеральный судья Владимир Прощенко вынес приговор, признав Самодурова и Василовскую виновными в разжигании религиозной вражды. Суд приговорил их к штрафу – сто тысяч рублей. Анну Михальчук суд оправдал, признав, что в ее действиях нет состава преступления. // полностью...









Открытое обращение правозащитного центра "Мемориал"

atheism.ru

08.02.2005

В Таганском районном суде Москвы близится к завершению судебный процесс по обвинению в проведении художественной выставки "Осторожно, религия!" в Центре-музее А.Д.Сахарова в январе 2003 г. Организаторам выставки вменяется "публичное выражение в наглядно-демонстрационной форме унизительного и оскорбительного отношения к христианской религии в целом, а к православному христианству и Русской православной церкви в особенности, а также к религиозным символам православных верующих", что квалифицируется как преступление по п. "б" ч. 2 ст. 282 УК.

*****


Допускаем, что часть представленных на выставке художественных работ могла быть воспринята некоторыми верующими как оскорбительные. И если бы выставка не была разгромлена, то вокруг нее должна была бы произойти публичная дискуссия. Такая открытая дискуссия, даже в самых резких ее формах, была бы, безусловно, полезна. В ее рамках российское общество смогло бы обсудить вопросы о границах допустимого в искусстве, о необходимости самоограничения в самовыражении, об ответственности (или безответственности) художника перед обществом. Основы общественного здоровья и морали, как нам представляется, закладываются именно в попытках найти достаточно широкий консенсус по таким вопросам. Заметим только, что выставку с момента открытия посетило примерно 20 человек, так что говорить о ее вызывающем и провокационном характере не приходится.

При этом следует признать, что атеистические, антирелигиозные и антицерковные высказывания также защищены Конституцией РФ и нормами международного права, как и религиозные. Высказывание атеистических и антирелигиозных взглядов имеет право на существование, и в светском государстве не может быть ограничено.

Фундаментальная для демократической российской государственности и сохраняющая юридическую силу Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года, в статье 14 гарантирует каждому свободу религиозной или атеистической деятельности. Согласно Декларации, каждый вправе свободно выбирать, иметь и распространять религиозные либо атеистические убеждения и действовать в соответствии с ними при условии соблюдения закона. Этот принцип соответствует закрепленным в Конституции РФ гарантиям свободы слова, совести и творчества, свободного распространения информации.

Законное ограничение антирелигиозной деятельности установлено Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях", которым запрещаются "проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания". Иными словами, вдали от объектов религиозного почитания размещение изображений, которые могут показаться верующим оскорбительными, не возбраняется. Иное толкование неприемлемо для светского государства, противоречит конституционному признанию идеологического многообразия, и означало бы, по сути, введение цензуры, запрещенной в Российской Федерации. Кстати, с учетом этого должна применяться и соответствующая норма Кодекса РФ об административных правонарушениях, устанавливающая ответственность за оскорбление религиозных чувств граждан, поскольку содержание запрета, влекущего наложение взыскания, раскрыто в специальном (т.е. указанном выше) законе.

*****


Полагаем, что введение ответственности фактически за т.н. богохульство является прямым противоречием европейским тенденциям и конвенционально защищаемым ценностям.

Так, в решении Европейского суда по правам человека по делу "Уингроу против Соединенного Королевства" говорится: "Применение законов о богохульстве становится все большей редкостью, а несколько государств недавно вовсе отменили их. В Соединенном Королевстве за последние семьдесят лет было возбуждено только два судебных преследования, связанных с богохульством. В пользу отмены законов о богохульстве были выдвинуты веские аргументы, например, что такие законы могут дискриминировать различные религии или вероучения или что правовые механизмы неадекватны тонкой материи веры или индивидуальных убеждений".

В решении по делу "Институт Отто-Премингер против Австрии" Европейский суд указал: "У тех, кто открыто выражает свою религиозную веру, независимо от принадлежности к религиозному большинству или меньшинству, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их религиозные убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере".

*****


Что же касается вменения обвиняемым действующей на данный момент редакции статьи 282 Уголовного кодекса РФ, то, по нашему мнению, эта норма не может быть применена не только "формально", но и по существу. Для этого вывода имеется ряд оснований, бездоказательно отвергнутых обвинением на стадии предварительного следствия и, судя по всему, по-прежнему игнорируемых. Среди них:

1. Поскольку в момент совершения инкриминируемого деяния уголовно наказуемыми были только действия, направленные на возбуждениевражды, в силу ст. ст. 9 и 10 УК РФ предъявление обвинения в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти, недопустимо.

Следовательно, это обвинение не может быть предметом судебного разбирательства.

2. Как и ныне действующая, прежняя редакция статьи 282 УК РФ предусматривала ответственность за действия, направленные на унижение достоинства. Только с одной существенной разницей: национального достоинства. Ответственность за возбуждение религиозной вражды в прежней редакции была (есть и сейчас), за пропаганду исключительности либо неполноценности по признаку религиозной принадлежности была (сейчас уже нет). А вот за унижение достоинства по признаку отношения к религии ответственности не было.

Следовательно, обвинение в совершении действий, "направленных на унижение достоинства группы лиц по признаку их отношения к религии" не может быть предметом судебного разбирательства

3. В постановлении о возбуждении данного уголовного дела говорится, что выставка "возбудила ненависть и вражду, а также унизила национальное достоинствобольшого числа верующих в связи с их принадлежностью к христианской религии, в особенности к православному христианству и Русской Православной Церкви". Но ни у верующих христиан вообще, ни у православных, ни даже у прихожан Русской Православной Церкви нет и не может быть единого национального достоинства!

Следовательно, необоснованно отождествляются конфессиональная принадлежность и национальность тех, кто, по версии обвинения, является "потерпевшими" по данному делу.

4. В соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвинению, а в представленном в суд постановлении по содержанию и направленности перечисленных экспонатов конкретных обвинений не былопредъявлено.

Следовательно, содержание и смысловая направленность выставленных произведений вообще не может быть предметом судебного исследования.

*****


Таким образом, Правозащитный центр "Мемориал" считает уголовное преследование организаторов выставки неправовым в целом и юридически необоснованным.

Более того, мы считаем, что представление в судебном рассмотрении – как обвинением, так и защитой – доказательств по делу лишено всякого смысла, ибо очевидно, что процесс не может закончиться ни чем иным, кроме как вынесением оправдательного приговора всем подсудимым.

Поэтому единственно правомерным был бы отказ государственного обвинителя в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ от поддержания обвинения, и как следствие – прекращение уголовного дела в судебном заседании по основаниям ч. 2 ст. 254 УПК РФ.

Правозащитный центр "Мемориал"







Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования