Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 26.11.2020

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Общество и культура


Общество и культура :: Конфликты

Суд над Музеем Сахарова
3 ноября 2004

3 ноября 2004 года начались слушания в Таганском суде Москвы по делу о выставке "Осторожно, религия!". Обвинение предъявлено сотрудникам Музея Сахарова Юрию Самодурову и Людмиле Василовской, а также художнице Анне Альчук (Михальчук) по уголовному делу N 4616. 28 марта 2005 года федеральный судья Владимир Прощенко вынес приговор, признав Самодурова и Василовскую виновными в разжигании религиозной вражды. Суд приговорил их к штрафу – сто тысяч рублей. Анну Михальчук суд оправдал, признав, что в ее действиях нет состава преступления. // полностью...









Зал суда или богословская конференция?

Павел де Рико
Портал-Credo.Ru

11.02.2005

Очерк очередного судебного заседания по делу устроителей выставки "Осторожно, религия!"

Утро Таганского районного суда теперь начинается с молитвы. Не сказать, чтобы судейские были как-то особенно набожны, просто приходят в суд граждане, становятся на колени и в голос распевают какой-нибудь акафист. Сначала судебные приставы сопротивлялись, но, что поделаешь, президент, как говорят сами верующие, у нас сегодня "православный"...

На состоявшемся заседании, несмотря на недовольство защиты нарушением процессуальной последовательности, вновь выступала сторона обвинения. Адвокат Юрий Шмидт квалифицировал привлечение прокуратурой экспертов и специалистов после завершения представления материалов и свидетелей обвинения как расширение формата процесса и проведение неправомерного доследования в рамках судебной процедуры. Таким образом, прокуроры пытаются восполнить неполноту обвинения, отмеченную судом еще 16 июня 2004 года. Тем не менее, судья (В.П. Прощенко) не согласился с адвокатом.

Первым, в качестве специалиста, прокуратура пригласила известного искусствоведа и реставратора Савелия Васильевича Ямщикова. Савелий Васильевич представился академиком Российской академии естественных наук и главным специалистом НИИ реставрации. Из вопрошания прокуратуры аудитория узнала, что приглашенный специалист в своё время консультировал кинорежиссеров Сергея Герасимова и Андрея Тарковского. Последнему он помогал в создании культового фильма 60-х годов "Андрей Рублёв". Но титулы не слишком впечатлили слушателей – неожиданным стали заявления специалиста. Зал, затаив дыхание, следил, как С. Ямщиков разделывался с "актуальным искусством". Предметно говорить о выставке "Осторожно, религия!" он отказался, заявив, что считает вдохновителя погромщиков протоиерея Александра Шаргунова "столпом православия", а её экспонаты – недостойными искусствоведческой экспертизы. По мнению специалиста, если бы такая выставка случилась в Италии или США, то там организаторов и вовсе посадили бы в тюрьму, но надеется, что и Россия не отстанет. С. Ямщиков обвинил учредителя Центра имени А. Сахарова Елену Боннэр в разжигании вражды к России и сказал, что самому А. Сахарову "было бы стыдно" за то, как используют его имя.

Странным было слышать от С. Ямщикова, что он, будучи по исповеданию старовером, "борется за воссоединение православия и старообрядчества", и считает софринскую продукцию полноценными иконами. Для непосвященных следует разъяснить, что конфликт староверов с никонианами состоит, помимо прочего, и в том, что староверы сами претендуют на звание православных, а новообрядцам отказывают в этом из-за профанирования ими святыни, что наиболее ярко проявляется именно в производстве религиозного китча.

Концептуальное искусство специалист отказался признать за искусство, а в русском критическом реализме, в частности в картине Перова "Крестный ход на Пасху", он усмотрел причину революции и прихода Троцкого к власти. На ядовитое замечание Ю. Шмидта, не хочется ли эксперту огласить подлинную фамилию Троцкого (Бронштейн), С. Ямщиков не менее ядовито парировал, что его не удастся записать в антисемиты. Зал разразился аплодисментами Ямщикову.

Апофеозом выступления эксперта было заявление Савелия Ямщикова о том, что он "не дурак" экспертировать то, что ему предложено, и посоветовал для этого обратиться в институт судебной психиатрии имени Сербского.

Далее обвинение ходатайствовало о вызове эксперта Н.Т. Энеевой. Защита, кроме нарушения прав обвиняемых в силу дополнительного доследования после предъявления обвинения, заявляла о недопустимости экспертизы в виду религиозной заинтересованности экспертов. Кроме того, Ю. Шмидт резонно заметил суду, что подсудимым так и не предъявлены обвинения ни по одному из экспонатов конкретно, а экспертиза должна строиться именно на истолковании конкретных работ. Адвокат также напомнил суду о заявлениях прежде допрошенных специалистов в отношении некомпетентности вызываемого эксперта. Судья отклонил все возражения адвокатов, и зал снова погрузился в атмосферу религиозных фобий.

Наталия Тимуровна Энеева принуждена была засвидетельствовать собственную компетентность. Как выяснилось, эксперт хоть и писал некогда дипломную, а затем и кандидатскую работы в области современного искусства, но собственно экспертной работой никогда не занимался, а с главными фигурантами экспертного сообщества "разошелся" по идейным соображениям еще в 1993 году. "Своими ногами", по словам самого эксперта, на выставке актуального искусства она побывала последний раз в 1993 году. Этот искусствоведческий простой Н. Энеева даже обосновала, сказав, что посещать выставки современного искусства "небезопасно", поскольку один из признанных отечественных искусствоведов Андрей Ерофеев призывал дозволить делать художникам все, что им заблагорассудится, видя в этом прерогативу художника как творца, а сами "актуальные художники ещё только людей не убивают, свинью же в выставочном пространстве О. Кулик уже резал".

Рассуждая о приемлемости использованного метода, искусствовед хоть и призналась, что теоретическую часть экспертизы писала задним числом, но высказала довольно нетривиальное обвинение в адрес самого экспертного сообщества, занимающегося актуальным искусством. По мнению Н. Энеевой, материал, из которого сделаны работы актуальных художников, весьма нехорош, а сами работы представляют собой хлам, который хочется выбросить. Объектом искусства работы становятся лишь за счёт комментирования их этим самым экспертным сообществом, что делает экспертов своего рода соучастниками творческого процесса. Следовательно, они (эксперты) оценивают как бы сами себя, и их оценки, таким образом, необъективны. Н. Энеева заявила, что решительно несогласна с экспонированием актуального искусства в Третьяковке и Русском музее. Заканчивая своё выступление, Наталья Этнеева квалифицировала актуальное искусство в целом как "тупиковую ветвь".

Таким образом, и выступление Савелия Ямщикова в качестве специалиста, и Наталии Энеевой в качестве эксперта, свелось не к обсуждению специальных художественных аспектов предъявленного обвинения, для чего собственно они и были приглашены, а к обсуждению проблем современного искусства в целом и к осуждению его как такового. Оценивая выступления С. Ямщикова и Н. Энеевой, адвокат Ю. Шмидт сказал, что если бы он мог предполагать столь высокую степень их неуместности и проигрышности для позиции обвинения, то пригласил бы их сам.

Затем прокуратура зачитала письма священнослужителей и богословов, очень светским языком подводивших обвиняемых под 282-ю статью.

На выходе из зала улыбчивая старушка отчаянно крестила Ю. Самодурова.

- Ух, ненавижу его!

- Так зачем же благословляете иконой?

- Это чтоб ему плохо стало...

Бабуля орудовала иконой как бластером, а за дверью снова пели, но вместо умилительных софринских девочек в богородичных окладах публику расстреливали бронебойными портретами Царя-мученика и пока запрещённым патриархией Григорием Ефимовичем Распутиным. Случись последнему оказаться тут, и молитвенное стояние могло запросто превратиться в хлыстовские пляски.






Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования