Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 9.07.2020

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Общество и культура


Общество и культура :: Выставки

Столливудские Страсти
11 октября 2004

Проект Deisis обещает стать хитом сезона. Не удивительно – финансовые и прочие параметры зашкаливают планку для обычного художественного проекта. И достигают истинно голливудского размаха. // полностью...









Бог в деталях

Елена Покровская
Русский курьер

15.10.2004

Проект "DEISIS/ Предстояние" превратил Третьяковку в ритуальный зал

Гигантская фотоинсталляция, внешне напоминающая иконостас, заняла стык двух этажей Третьяковки на Крымском Валу. Стены затянуты черной тканью, высвечены только лица, выплывающие из мрака: проект "DEISIS/ Предстояние" вобрал в себя 25 портретов-реконструкций библейских персонажей и конкретных исторических лиц. На вернисаже супертехнологичной выставки ее продюсер – коллекционер и бизнесмен Виктор Бондаренко, пообещал: назавтра страна проснется другой. А два соавтора – художник Константин Худяков и историк Роман Багдасаров (его задача – научное обоснование проекта) – терпеливо объясняли, как из 60 тысяч фотографий простых смертных, пропущенных через компьютерный Photoshop, возникли собирательные образы героев Священной Истории.

"Нарисованы" и помещены в один ряд праотец Адам и Серафим Саровский, а также Гиппократ, почему-то Александр Македонский (если в роли Михаила Архангела – то почему не Цезарь или Наполеон?) и, о господи, Заратустра. Как известно, трех последних нет в святцах, но и без того соседство Царицы Савской и Николая II вызывает изумление. Кстати, не вспомнили о таких гуманистах, как Платон и Аристотель, Сократ или Данте... Однако воздадим должное авторам: они взяли на вооружение один из главных постулатов христианства – о свободе воли. "DEISIS" объявлен первой в истории современного искусства России "попыткой нового прочтения религиозной темы".

Для светского иконостаса, ломающего представления о канонах, отсняли 350 моделей, сделав из смикшированных фотографий 23 "иконы". Глаза предстоящих перед Христом – в темной обводке синяков или полны слез, по лбу и щекам струится пот, взор устремлен к небу или же на нас – свирепо и непреклонно. Лица порою так схожи, что Дева Мария кажется родной дочерью Царицы Савской...

Но это еще- не все. В центре зала установили стенд с гигантским ликом мертвого Христа: глаза закрыты, мука на израненном, окровавленном лице... И рядом напольный планшет – микст из фотоснимков тех самых 350 обычных людей, чьи лица нарезали на фрагменты. Из калейдоскопа лбов, скул, бровей, волос, глаз сложен тот самый, единственный и неповторимый, облик героя, каковым его вообразили художник и историк. Боковые стены, переводя "деисис" в трехмерность, заняли разросшиеся в три человеческих роста лики Богоматери и Иоанна Предтечи. Довести эпохальное впечатление от их безмолвного диалога с Сыном Божиим и создать эффект полного "погружения в тему" призван специально написанный электронный реквием.

По масштабу инсталляции и насыщенности суперсовременными прибамбасами "DEISIS" забивает все, что прежде показывали в наших музеях. Однако увидевшие выставку уходят в недоумении. Разочарование, близкое к тому, какое вызывает неудачная экранизация прекрасной, захватывающей книги. Вид страданий и ран, многократно увеличенных, вызывает не сопереживание, а оторопь и ужас. Виной ли тому холодная механистичность, но вряд ли проект способен растрогать, как картина Грюневальда, Тициана или Кранаха. Есть и в русской классике пронзительные до боли полотна – хотя бы страдания Христа у Ге. В пору приглаженного академизма, на фоне позднего передвижничества и благостного салона, экспрессивный и очень искренний Ге был подобен другим художникам-изгоям, от позднего Тициана и Рембрандта до Гойи. Их резкая правдивость подготовлена всей жизнью: уходили от мира и сдирали себе кожу, чтобы создать такое искусство. А тут – какой же крик? С пафосом поданное "новое явление в искусстве" не находит отклика в душах посетителей музея: они бегут в испуге прочь, смотрительницы крестятся... На счастье, зритель трезвый припомнит слова еще одного русского классика: он пугает, а мне не страшно.






Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования