Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 27.10.2020

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Общество и культура


Общество и культура :: Мракобесие

Фашизм подкрался незаметно. События вокруг выставки "Осторожно, религия!"
17 мая 2004

История очень печальная. Дело "осквернителей" и в самом деле передали в суд. По нелепой статье, предназначенной для борьбы с фашистами и бритоголовыми. Теперь на скамью подсудимых сядет знаменитый скинхед Юрий Самодуров и феминистка Анна Альчук. Преступление их ужасно – "десакрализация сакральных образов", совершенное в группе, при отягчающих обстоятельствах. // полностью...









"Мои дела меня найдут" (интервью с Юрием Шмидтом)

Михаил Шевелев
Московские новости

19.06.2004

Начался процесс по делу преступной группы МЕНАТЕП. И это не единственное дело, которое называют политическим.

Адвокат Юрий Шмидт занят в эти дни в двух громких уголовных процессах: он защищает Михаила Ходорковского и одновременно – организаторов художественной выставки "Осторожно, религия!", обвиняемых в оскорблении чувств верующих. Сам он считает, что процесс один – правозащитный и принципиально важный для страны.

- Почему вы, будучи занятым в таком процессе, как "дело Ходорковского", вдруг посчитали для себя необходимым заняться еще и "делом художников"?

- Я дал согласие участвовать в "деле художников", потому что это уникальный процесс с точки зрения своей чудовищности, мракобесия – и в то же время это очень страшное знамение. Я когда услышал об этом деле, был убежден, что никакого дела просто быть не может, что это больше похоже на анекдот. Но когда мне сказали, что предъявлено обвинение и людям предложено ознакомиться с материалами дела перед передачей его в суд, я понял, что это серьезно. Когда меня спрашивают о сути обвинения, я рассказываю, что есть 100-страничное заключение комплексной экспертизы по этому делу. Пересказать его суть невозможно. Моего бедного языка не хватает для того, чтобы описать уровень кликушества при оценке экспонатов этой выставки. Я считаю, что и то, и другое дело – это дела о защите фундаментальных прав, прав разных, но в совокупности составляющих всю нашу свободу сегодня.

- Ваш подзащитный Ходорковский интересуется "делом художников"?

- Он с интересом следит за этим делом, расспрашивает о нем и не возражает против того, что часть моего времени уходит на эту работу. Он понимает общественную значимость этого процесса и согласен с моими оценками.

- По сути дела, в "деле художников" прокуратура получила пощечину. Это признак того, что правосудие в стране существует, и может ли это сказаться на исходе "дела Ходорковского"?

- Я считаю это, безусловно, добрым знаком. Мы намеренно не заявляли ходатайство о направлении дела на доследование. Суд, выслушав наши доводы, имевшие скорее характер пояснения и обозначения нашей позиции, и предупреждения о том, что мы не позволим в исследовании доказательств выйти за пределы предъявленного обвинения, – суд принял решение отправить дело на доследование. Мы считаем это, безусловно, успехом и своим, и победой общества.

- Ходорковский уже знает о таком первичном исходе этого дела?

- Да, и одобрительно отнесся к этому. К сожалению, я не могу экстраполировать этот результат на все другие "дела", особенно на "дело Ходорковского", где за спиной прокуратуры стоит, вероятно, более мощная сила, чем некоторые церковные сановники и клерикальные депутаты Государственной думы.

- Ходорковский настроен в эти дни более оптимистично в связи с тем, что начался процесс?

- У него ровное, спокойное настроение. Мы с ним сегодня обсудили как раз итоги вчерашнего судебного заседания. Ничего не изменилось за это время в его настроении, и в его состоянии ничего не изменилось.

- То, что он будет находиться в обществе Платона Лебедева, – это плюс, с вашей точки зрения?

- Я считаю, что в таком деле они могут помогать друг другу, потому что какие-то обстоятельства Ходорковский помнит значительно хуже, в каких-то из инкриминируемых эпизодов он вообще не принимал участия, в каких-то, возможно, значительно хуже ориентирован Лебедев – хотя предъявляют и тому, и другому одно и то же как "совершенное в группе". Я думаю, что определенная польза для каждого из них в этом есть. И возможно, моральная тоже.

- Какое ваше ощущение от процесса – от судей, конвоя, обстановки в зале?

- Нормальная обстановка. Председательствующая в процессе поддерживает деловой стиль и в то же время не ограничивает участников в их правах, не прерывает, наоборот, в какие-то минуты просит говорить медленнее, чтобы все фиксировать в протоколе. И конвой совсем не зверствует, а настроен достаточно доброжелательно в рамках инструкции. Обстановки озлобленности нет.

- Прокурор вам знаком, вы встречались раньше на других процессах?

- Мы с ним работали рука об руку в деле об убийстве Юшенкова – и там мы были союзниками, мы были на одной стороне – на стороне обвинения. Мы знаем стиль и возможности друг друга.

- Ваш подзащитный готовится к произнесению первой речи?

- Да, конечно. Когда ему будет предоставлено слово для того, чтобы выразить свое отношение к обвинению, он воспользуется такой возможностью.

- Если "дело художников" и дело Ходорковского пойдут по негативному сценарию, как вы думаете, на каком следующем политическом процессе вы будете выступать в роли адвоката?

- Было время, когда я мысленно готовился к появлению на политическом процессе в другом качестве, но судьба просто была ко мне благосклонна, хотя варианты были – несколько раз я был к этому достаточно близок. В наши дни допускаю все. Это может быть процесс против приверженцев иных конфессий, это могут быть какие-то дела против экологов, правозащитников – вполне вероятное развитие событий. Я в последние годы отказывался от очень многих дел – и всегда знал, что мои дела меня найдут. В какой-то период их просто не было, а тут что-то за последние полтора-два года они стали появляться одно за другим – тревожный знак.

- Ходорковский расспрашивает про других ваших подзащитных: как они держались, как выступали?

- Он человек очень собранный. С ним не нужно проводить какой-нибудь своеобразный психологический тренинг.

Когда-то Саше Никитину в тюрьме, чтобы поддержать его в психологически хорошем состоянии, я рассказывал всякие истории, такой тренинг проводил. А с Ходорковским на абстрактные темы, отвлеченные от "дела", особо не разговоришься. Да и ему, по его внутренней организации, не требуется.

- То есть вы пока своим подзащитным довольны?

- Я горжусь тем, что я работаю в его "деле", и многими его качествами совершенно искренне восхищаюсь.






Материалы по теме:

22.06.2004 Реникса!



Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service






Он дарит вам безграничную власть над дорогой. А стоимость Mitsubishi Pajero порадует вас и вашу семью.


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования