Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 27.10.2020

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Общество и культура


Общество и культура :: Мракобесие

Фашизм подкрался незаметно. События вокруг выставки "Осторожно, религия!"
17 мая 2004

История очень печальная. Дело "осквернителей" и в самом деле передали в суд. По нелепой статье, предназначенной для борьбы с фашистами и бритоголовыми. Теперь на скамью подсудимых сядет знаменитый скинхед Юрий Самодуров и феминистка Анна Альчук. Преступление их ужасно – "десакрализация сакральных образов", совершенное в группе, при отягчающих обстоятельствах. // полностью...









Осторожно, ненависть!

Дмитрий Артёмов
Взгляд

21.06.2007

Книга недели. Михаил Рыклин. Свастика, крест, звезда: Произведение искусства в эпоху управляемой демократии. М.: Логос, 2006.

Выставка "Осторожно, религия!" открылась 14 января 2003 года в музее имени А.Д. Сахарова в Москве. В пресс-релизе организаторы указали, что "название выставки передает отчетливую двойственность ее замысла: это и призыв к бережному, деликатному, уважительному отношению к религии, вере, верующим людям, и знак "внимание, опасность!", когда дело касается религиозного фундаментализма (неважно, мусульманский он или православный), сращения религии с государством, мракобесия".

История с предысторией

С фундаментализмом, против которого и пытались выступать художники, им и пришлось столкнуться. Выставка была разгромлена. Потом был суд, где в качестве обвиняемых оказались не погромщики, а сами художники. А затем Михаил Рыклин написал книгу, в которой дал свою оценку произошедшим событиям.

Оценка, конечно, никак не может претендовать на объективность. Это мнение одной из сторон конфликта, причем, если учитывать мнение суда, стороны проигравшей. С одной стороны, пассажи Рыклина напоминают размахивание кулаками после драки. С другой – он поднимает действительно серьезные проблемы.

Собственно, о самой выставке он пишет очень мало. В первой главе дана подробная хронология событий от открытия выставки до приговора суда. Детально рассматриваются прения сторон, все юридические тонкости дела (недоумевает по поводу этих тонкостей), публикации в прессе.

Стратегия и тактика

Рыклин избрал неверную тактику, неверный стиль своего повествования. Он постоянно оправдывается. Такие интонации имели бы успех в рафинированном интеллигентском сообществе, среди своих, сочувствующих, но вне этого, согласитесь, узкого круга единомышленников они видятся проявлением слабости.

Вновь обратимся к пресс-релизу: "Свобода совести может вести к духовной глубине и подвижничеству, может – к фанатизму и ненависти к инаковерующим и инакомыслящим, может – к цинизму и пустоте. Свобода совести и многообразие вероучений и религиозных авторитетов ставит человека перед выбором: во что верить, к какой церкви или религиозной общине принадлежать или же не верить вообще и быть атеистом".

Будем откровенны, этих целей организаторам выставки добиться не удалось, экспонаты, представленные на ней, могут быть охарактеризованы как пошлость, как подростковые комплексы, проявляющиеся, например, в разрисовывании школьных учебников, но не как свобода творчества. Поэтому, не испытывая никаких симпатий к погромщикам, сложно посочувствовать и участникам, авторам картин и инсталляций.

Нехудожественная рефлексия

Пресс-релиз: "Выставка "Осторожно, религия!" – рефлексия и впечатления художников младшего и среднего поколений о религиозности, религиозных людях и религиозных институтах в сегодняшнем мире. Поскольку выставка коллективная, то разброс авторских высказываний и различия в степени их серьезности и глубины неизбежны".

Рефлексия оказалась слишком нехудожественной, поэтому оправдывающийся тон автора оказывается вполне уместен; вряд ли будет возможно проводить наступательную политику, средств для нее у организаторов не наблюдается.

А во второй главе поднимается проблема гораздо более серьезная, проявившаяся в ходе суда, публикаций в прессе и дебатов о произошедшем. Проблема эта – антисемитизм.

Здесь автор уже пытается уйти от оправдательной, защитной тактики. Он приводит яркие примеры, ссылается на маркиза де Сада и других авторов времен французской революции, хотя если погромщикам и известны эти имена, то они не являются для них авторитетом.

И все же: "Новые вандалы ссылаются на изгнание Христом торгующих из храма как на прототип своей акции. Им бесполезно доказывать, что Сахаровский музей – не храм, постсоветская Россия – не Иудея, а произведение искусства, независимо от его качества, – не святыня, которую можно подвергнуть поруганию".

Конечно, и эта мысль спорная, из нее можно сделать вывод, что святыню поруганию подвергнуть можно, но здесь уже видна попытка перейти к наступательной тактике и переход от вопросов узкоспециальных (скажем прямо, личной обиды) к действительно серьезным и актуальным проблемам.

"Меня удивило восклицание молодой истеричной особы, которая на замечание адвоката о том, что художники не имели намерения никого оскорблять, не сдержалась и, оторвавшись от лежащего на коленях молитвенника, гневно отреагировала: "Не надо было нашего царя убивать!" В коридорах суда раздавались крики: "Вы убили тысячи наших детей!"

Эта цитата вполне может служить иллюстрацией к тому, как дело о выставке переросло в антисемитский шабаш, тот логический скачок от конкретного выступления художников к всплескам национальной и религиозной нетерпимости.

* * *


Эмиль КРАСНОВСКИЙ. "Взгляд"

Михаил Рыклин: "То, что я описал, – не уникальная российская диковинка..."

"Список конфликтов на религиозной почве довольно длинный, и в нем, к сожалению, не удается поставить точку"

Известный русский философ и публицист Михаил Рыклин получил важную немецкую премию – Лейпцигской книжной ярмарки. Таким образом отметили книгу Рыклина "Свастика, крест, звезда", посвященную судебному процессу вокруг художественной выставки "Осторожно, религия". Об этом процессе и этой книге Михаил Рыклин рассказал корреспонденту газеты ВЗГЛЯД Эмилю Красновскому.

- Михаил Кузьмич, Вы получили премию Лейпцигской ярмарки за книгу "По праву силы. Произведение искусства в эпоху управляемой демократии" (в русском варианте ее название – "Свастика, крест, звезда"). Что это за премия? Кто до Вас получал ее?

- Премия называется "За европейское взаимопонимание" и выдается с 1994 года. Ее получали писатели и журналисты в основном из Восточной Европы, в том числе Имре Кертеш, который потом стал Нобелевским лауреатом, недавно умерший Ричард Капущинский, Светлана Алексиевич и другие. В прошлом году ее вручали Юрию Андруховичу.

Я разделил эту премию с немецким историком и писателем Гердом Кененом, автором книги "Русский комплекс". Она посвящена отношениям немцев к России между двумя мировыми войнами. Кенон довольно известный автор, он писал о "Красных бригадах" (по-русски в издательстве "Ультракультура" вышла его замечательная книга "Веспер, Энслин, Баадер. Немецкий терроризм: начало спектакля"), о "Польской солидарности". Сейчас он пишет книгу о Че Геваре. В прошлом он принадлежал к левому движению Германии.

- А чем Вы объясняете то, что в этом году премию получили книги, посвященные России, анализу ее прошлого и настоящего?
- Для меня было полной неожиданностью, что я получил эту премию. Я объясняю это тем, что после убийства Анны Политковской интеллектуальная общественность, в частности немецкая, эмоционально отреагировала на то, что происходит в России. Скорее всего, сыграло свою роль и то, что во всем мире распространяется фундаментализм. То, что я описал в своей книге, – отнюдь не уникальная российская диковинка, это событие, которое – возможно, в гротескной форме и с участием государства – подчеркивает то, что происходит и в других странах. Я имею в виду скандал с датскими карикатурами, скандал с оперой Моцарта в Германии, которую сняли с репертуара, а потом восстановили, скандал с речью римского папы. Список конфликтов на религиозной почве довольно длинный, и в нем, к сожалению, не удается поставить точку.

- Скажите, а что представляет собой Лейпцигская книжная ярмарка и чем она отличается от другой крупнейшей международной книжной ярмарки, Франкфуртской?
- Франкфуртская ярмарка – крупнейшая фабрика в области продажи авторских прав. На ней присутствуют, конечно, и авторы, но в основном это событие для литературных агентов и издателей. Лейпцигская ярмарка сопровождается массированными мероприятиями, на которых авторы встречаются со своими читателями. Программа этой ярмарки "Лейпциг читает" сопровождается тысячами чтений. Лейпциг был крупнейшим издательским центром Германии. И сейчас Лейпциг пытается возродить традиции издательского центра, утраченные им в период существования ГДР. И, похоже, это ему удается.

- А в какой мере Вы участвовали в программе "Лейпциг читает"?
- Я участвовал во многих мероприятиях. На ярмарке было несколько телевизионных компаний, в частности, работало Первое и Второе немецкое телевидение. Я был приглашен на эти передачи, которые записывались публично в присутствии посетителей ярмарки. В день приходилось давать по нескольку интервью, участвовать в различных чтениях и дискуссиях. И все это на немецком языке, что требовало довольно большого напряжения.

- На ярмарке меня поразило огромное количество людей. В течение пяти дней ее работы их становилось все больше и больше. Чтения, которые одновременно происходили в ста разных местах, тем не менее, собирали большое количество слушателей. Кроме того, было очень много молодежи, студентов, школьников. И каждый находил для себя что-то интересное. Похоже, что в Германии по-прежнему ценят книгу?
- Действительно, там выходит очень много книг, очень много переводится, есть довольно широкий круг людей, читающих серьезную, интеллектуальную литературу.

- На ярмарке преобладали немецкие издательства?
- Всего было более двух тысяч издательств. Правда, с точки зрения представительства издательств Франкфуртская ярмарка значительно превосходит Лейпцигскую, она вообще по этому показателю превосходит все книжные ярмарки мира.

Но с точки зрения присутствия авторов Лейпцигская ярмарка ей не уступает. В Лейпциг приезжали многие известные немецкие авторы, множество авторов из Восточной Европы. В этом году был год Словении. Приезжали такие авторы, как Славой Жижек, Младен Долар. Лейпцигская ярмарка обращена на Восток, и не случайно премия "За европейское взаимопонимание – это не только главная премия Лейпцигской ярмарки, это премия города Лейпцига, земли Саксония и Союза немецких книготорговцев. Торжественным вручением этой премии открывается ярмарка, и большинство лауреатов этой премии были из Восточной Европы.

- Были ли Вы на российском стенде? Какие российские издательства были представлены на ярмарке?
- Я видел на российском стенде книги, посвященные религиозной проблематике, видел множество альбомов о Москве, но, честно говоря, известных мне интеллектуальных издательств я там не заметил.






Материалы по теме:

22.06.2004 Реникса!



Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования