Фашизм подкрался незаметно. События вокруг выставки "Осторожно, религия!"

Осторожно, искусство! (Комментарий по поводу событий вокруг выставки "Осторожно, религия!")


Скандал по поводу выставки "Осторожно, религия!", состоявшейся в январе 2003 года в Общественном центре имени Сахарова, и последовавшего ее погрома вышел на прошлой неделе на очередной виток своего развития. В Таганском суде Москвы началось слушание уголовного дела против организаторов выставки.

Относительно того, насколько корректной была сама выставка и насколько правомерным является нынешнее уголовное дело, сказано уже не мало. Высказывания комментировавших выставку и процесс журналистов и общественных деятелей, представляющих разные позиции, трудно назвать сдержанными. Однако едва ли возможно оставаться хладнокровным, рассуждая о столь болезненной для российского общества теме. Один из наших авторов представил свой взгляд на полемику, развернувшуюся в прессе.

Русская православная церковь – организация тихая, безобидная, безвредная, никому не мешает. Кремль использует РПЦ для парадов, презентаций, торжеств и прочих представительских надобностей. Но нашим "правозащитникам" мало того, что РПЦ тихо сидит как мышь в своей норке и никого не трогает. Публичное глумление над православием – это обязательное упражнение для всякого поборника демократии.

Именно в видах оскорбления и унижения православия как русской веры и была устроена знаменитая "антирелигиозная" выставка в Сахаровском центре, надо сказать, выполненная в фирменном запредельно хамском духе большевистских антирелигиозных кампаний 20-х годов, как дедушки комиссары внукам заповедовали.

Выставку разгромили и погромщиков по суду оправдали. Эту пощечину правозащитная общественность пережила, хотя и с трудом. А вот суд над устроителями выставки снести уже совершенно невозможно. Налицо ущемление свободы творчества. А в чем собственно заключается творчество, в изготовлении оскорбительных пропагандистских поделок? При всяком удобном случае плюнуть в ненавистную православную рожу – вот истинные Свобода и Творчество.

"Новая Газета" политико-идеологический смысл суда над сахаровцами понимает правильно: "Как бы то ни было, это первый в России судебный процесс в защиту национального и религиозного достоинства русских, и любой вердикт суда может стать серьезным прецедентом". По этому поводу учиняется истерика о чудовищном попрании властями всех человеческих прав и угрозе установления в РФ... теократии!

Адвокат Юрий Шмидт: "Прокуратура не хочет идти наперекор некоторым служителям церкви... Обвинение в разжигании религиозной розни – это бредовое обвинение, "обезьяний процесс". Это инквизиция. То, что называют разжиганием розни, является реализацией своего конституционного права на свободу совести... Если последует обвинительный приговор, это будет означать, что в стране нельзя уже ничего – не только писать, но и рисовать".

Что обезьяний процесс, это тонко подмечено. Процесс над обезьянами. Можно в Гринпис пожаловаться.

Борис Альтшулер, член Московской Хельсинкской группы: "Читая заключение привлеченных судом экспертов, то заключение, на котором основано обвинение, я подумал, что эти люди только что вернулись из Ирана, где прошли стажировку у стражей исламской революции... Противоречащее законам страны судебное преследование за организованную там выставку может стать сигналом к началу трагического процесса превращения России в "православную теократию" со всеми вытекающими последствиями, включая распад страны. Поскольку вряд ли захотят оставаться в составе такого государства республики, большинство населения которых исповедует иную религию".

Абсолютный правозащитный авторитет Елена Боннэр откликнулась на события так: "Я сама собиралась присутствовать на суде, но мне это сейчас не под силу. Мне от этого очень стыдно. Всю свою жизнь, хоть на полусогнутых ногах, я стояла у здания суда, когда, на мой взгляд, суд был неправым. А сегодня, когда судят моих сотрудников, у меня на это нет сил... Я считаю, что Сахаров – как человек, а теперь и как символ – достаточно широк, чтобы на площадке его имени представлялись различные взгляды, различные течения в искусстве и различные – кроме насильственных и экстремистских – политические и общественные течения".

Эту правозащитную диалектику о свободе и правах человека мы учили не по Гегелю: когда мы вам пакостим, то это Свобода и Демократия, и вы обязаны терпеть и благодарить нас за критику, а когда вы смеете возражать нам, вашим милостивым учителям демократии, то это зловредный экстремизм и кошмарный русский фашизм.

М.Соколов предлагает сахаровцев не сажать, но ограничиться общественным внушением: "Вчуже может показаться, что деятели радикальной правозащиты беспрестанно терзаемы на омерзительных оргиях фанатизма – хотя в реальности это совершенно не так. Ведь рационалистическому правозащитнику (будь он хоть сто раз атеистом) вообще бы не пришло в голову устраивать глумливую выставку – "веруют себе и веруют, нам-то какое дело?". Здесь же отношение к религии похоже вовсе не на атеизм, но на состояние тех бесов, которые веруют и трепещут. Но никак не дело светской юстиции бороться со столь пагубным состоянием души. Уместней просто повесить возле музея (и притом в частном порядке) предупредительную табличку "Осторожно: бесноватые!".

Посадить, однако, полезнее. Вразумляющий эффект шибче. Пусть ненадолго, осудить провокаторов хотя бы условно. Но и табличка нужна.

P.S.: Отдельные публикации в "Новой газете", посвященные выставке, вызвали также протесты самих художников, посчитавших, что в приведенных автором статьи интерпретациях работ содержатся ложные и намеренно и резко задевающие личность художника сведения. Все это в очередной раз убеждает нас в том, что христианская религия и искусство ничуть не растеряли свой "взрывоопасный потенциал" и в наши дни.

"Росбалт" публикует текст открытого письма художника Анны Альчук и сотрудников музея по поводу публикации в "Новой газете".

Открытое письмо Анны Альчук в редакцию "Новой газеты"

Открыто выступая против погрома выставки "Осторожно, религия", я допускала, что в ответ могу столкнуться со злобной клеветой и ложью, однако я не предполагала, что эта клевета будет исходить от газеты, известной своим демократичным подходом, ко многим проблемам нашего общества.

Обозреватель "Новой газеты" Елена Дьякова может не разбираться в новаторской поэзии – в конечном счете, эта поэзия предназначена для небольшого круга знатоков и ценителей (всех, кто переживает по поводу чужой известности, хочу заверить, что на роль Льва Николаевича Толстого я никогда не претендовала), – но она не имеет права клеветать на меня и порочить мое имя. Мне не понятно, откуда обозреватель "Новой газеты" взяла информацию о том, что в моей работе использованы шесть фотографий моих родных, которые я, якобы, отвинтила от надгробий???

Я уже говорила в интервью, что нашла свой объект около 14 лет назад при переезде на новую квартиру. Это был оргалитовый щит с пятью керамическими фотографиями, на котором были изображены три женщины и два мужчины. Что это за люди, никому не известно, были ли они к тому времени мертвы или живы, также не известно. Этот щит был сделан явно с рекламной целью, так как фотографии были разной конфигурации и с разным оформлением. Меня, прежде всего, интересовала в этом объекте эстетика советского фотоателье: как были сделаны эти фотографии, чем украшены, до какой степени применялась ретушь. Незадолго до открытия выставки я написала к своему объекту текст, в котором ставилась проблема смерти и спасения. На одной из фотографий женщины был крест, вероятно, это означало, что она была крещеная. Мной ставился вопрос, спасутся ли люди, изображенные на других фотографиях, если предположить, что они некрещеные. Незадолго до этого у меня умерла близкая родственница, очень хороший человек, всегда всем бескорыстно помогавшая. Она не была крещеной, поэтому этот вопрос меня искренне волновал.

Я считаю, что, написав, будто я использовала фотографии своих умерших родственников, Елена Дьякова меня оклеветала. Тем более не этично прибегать к клевете по поводу работы, которая была конфискована прокуратурой и является вещественным доказательством против меня.

Я требую публичных извинений от обозревателя "Новой газеты" Елены Дьяковой.

Анна Альчук (по паспорту Михальчук) 17.04.04

В редакцию "Новой газеты"

Мы разделяем позицию и требование Анны Альчук и со своей стороны хотим выразить "Новой газете" свое удивление и недоумение.

Елена Дъякова представила в своей статье "Грибыть или не быть, вот в чем..." работу А.Альчук, предельно исказив ее смысл и происхождение, сославшись при этом на сайт музея, где фото работы А.Альчук помещено среди других фото экспонатов выставки "Осторожно, религия!". Журналист может интерпретировать художественное произведение как угодно. Но неприлично свое личное неприятие современного искусства переносить на личность художника. И подло клеветать, когда Анна Альчук находится под судом. Это равноценно доносу.

Мы всегда относились к "Новой газете" как к одной их немногих газет с заслуженно демократической репутацией. Поэтому нам непонятна и вызывает сожаление точка зрения редакции на процесс против организаторов выставки "Осторожно, религия!" как на "первый в России судебный процесс в защиту национального и религиозного достоинства русских".

Неужели "Новая газета" разделяет позицию ультранационалистических и клерикальных группировок?

Если газета не опубликует извинение перед Анной Альчук, мы направим это письмо и письмо А.Альчук в СМИ.

Юрий Самодуров, директор Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова Людмила Василовская, руководитель выставочной группы Музея 17.04.04



полный адрес материала : http://www.gif.ru/themes/society/fashizm/novaja-gazeta/


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования