Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 19.09.2020

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Общество и культура


Общество и культура :: Личность

Скончался Великий Деконструктор
11 октября 2004

В ночь с 8 на 9 октября в возрасте 74 лет умер философ Жак Деррида. Последний из поколения "мыслителей 68-го года" (Альтюссер, Лакан, Фуко, Барт, Делез...), Деррида скончался, по словам его родственников, "без страданий" от рака поджелудочной железы в парижском госпитале, где находился последние три недели. В течение 2003-го Деррида особенно интенсивно работал, много путешествовал, выступая на конференциях, завершил несколько новых произведений ("Voyous", "Le "Concept" du 11 septembre" (в соавторстве с Хабермасом), "Béliers", "Chaque fois unique, la fin du monde"). // полностью...









В перестройке он разглядел утопию

Егор Холмогоров (обозреватель)
Радио "Маяк"

11.10.2004

Во Франции скончался известный философ Жак Деррида. "Жака Дерриду читали, им восхищались, публиковали и обсуждали во всем мире. Он останется в нашей памяти первооткрывателем и невероятно плодовитым мэтром", – заявил, узнав о кончине философа, президент Франции Жак Ширак. О значении философского творчества скончавшегося философа размышляет наш обозреватель Егор Холмогоров.

ХОЛМОГОРОВ: Во Франции Жака Дерриду провожают с помпой, поскольку степень его влияния на интеллектуальную и даже общественную жизнь этой страны трудно переоценить.

Даже тому факту, что сегодня на многих улицах Парижа не так просто встретить человека в европейской одежде и европейской внешности, французы более всего обязаны именно Дерриде. Именно он стал интеллектуальным лидером борьбы за права эмигрантов из Азии и Африки.

Именно он долгие годы доказывал французам, что европейская культура не имеет никаких преимуществ перед арабской или африканской. И, в общем, доказал.

В результате Франция стала сегодня, наверное, самой неевропейской страной Европы. И в лице Дерриды она провожает духовного отца ее нового пути. Куда этот путь приведет – сказать пока трудно.

Во многих других странах, и особенно в России, кончина Дерриды будет встречена официально холодно. А неофициально даже с насмешкой, которая, казалось бы, совершенно не приличествует такому печальному поводу.

Но что делать, трудом жизни Дерриды было стирание граней между верхом и низом, правым и левым, печальным и радостным, серьезным и шутовским. Он называл это деконструкцией – развинчиванием на части привычной нам логики, правил и смыслов.

Деррида в этом не слишком преуспел, но в отношении к себе он результата добился. За пределами Франции значительная часть интеллектуалов воспринимала его с иронией, насмешкой, а то и отвращением.

И даже после его кончины многим трудно придерживаться принципа "о мертвых либо хорошо, либо ничего". Тем более что и сам Деррида считал этот, как и любые другие, принцип проявлением "репрессии", подавления мысли.

И по этой самой причине призывал относиться ко всем принципам, привычным установкам и формулам с предельным недоверием. Как бы сказал живший на полстолетия раньше другой французский философ – Рене Генон, Деррида был ярчайшим представителем контртрадиции.

Умственного течения, которое видит свою задачу в подрыве любых устоев и сомнении в любых истинах. И, наверное, главная причина, по которой Деррида никогда так и не получил широкой популярности в России, состоит в том, что для нас в его деконструкции не было ничего нового.

У нас весь ХХ век состоял из деконструкций.

И недоверие к любой истине в последней инстанции нашло у наших доморощенных лагерных философов такую чеканную и тотальную формулу, что Дерриде и не снилось: "Не верь. Не бойся. Не проси".

Недоверие ко всему. Сомнение во всем. Отказ от какой-либо надежды.

По сравнению с этим шуточки французского постмодерниста казались слишком плоскими, порожденными пресыщением, а не голодом. Нам просто нечего разрушать, – у нас все было разрушено несколько раз до основанья, а затем еще раз разрушено.

И поэтому Россия сейчас остается, видимо, самой влюбленной в традицию страной в мире. Ей давно уже хочется не деконструкции, а реконструкции. Не всеобщего сомнения, а хотя бы чего-то, в чем можно не сомневаться.

Именно поэтому почивший с миром законодатель французской философской моды в России так и остался прежде всего героем анекдотов, которые рассказывают друг другу подвыпившие студенты-философы.






Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования