Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 20.07.2019

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Биеннале

51 Венецианская биеннале
10 июня 2005

Это первый в истории Венецианской биеннале случай, когда смотром руководят два куратора-женщины. Как, впрочем, и для российского павильона. Помимо павильона России, соотечественники представлены в рамках основного проекта в Арсенале – в программу молодых художников "Always a little further" вошли "Синие носы" и Олег Кулик, находящиеся на грани возрастного ценза, но, как известно, любимые куратором программы в Арсенале Розой Мартинес. // полностью...









Пожар в штанах

Анжелина Дерябина
Молодость Сибири

21.09.2005

Барон Мюнхгаузен прославился, полетав на ядре. А новосибирец Слава Мизин запустил ракету из собственных штанов. Пока друзья-приятели смеялись и крутили пальцем у виска, Слава со своим "Байконуром в штанах" взлетел на орбиту мировой славы. Ну, если не славы, то очень широкой известности.

НА НЕДАВНЕЙ Венецианской биеннале, самой престижной и старейшей выставке современного искусства (ей более ста лет), известная новосибирская группа "Синие носы" показывала свои художества под названием "Салют". Шок на этот раз испытали не только зрители, но и сами художники.

"Впервые шок от "Салюта" получили не только зрители, но и мы, – рассказывает один из "Синих носов" Вячеслав Мизин. – Стоит толпа, из толпы выходят два чувака, на которых никто не обращает внимания до тех пор, пока те не начинают оттягивать штаны, заглядывать в них друг другу. На самом деле в штанах находится серьезный блок пиротехнических ракет, их надо поправить, поджечь фитили... Только тут люди замечают, что двое ведут себя как-то странно. Собственно, после того, как поджег, надо ждать, пока эти сто с лишним выстрелов вылетят в небо. Ракеты вылетают на высоту пятиэтажного дома, взрываются. Штаны отпускать нельзя, потому что ракеты тогда взорвутся у тебя в штанах. Несмотря на то, что "Салют" был достаточно обкатан, половина зарядов, которые вылетают обычно вверх, оказалась в наших штанах. Пиротехника подвела. Получили травмы, но, с другой стороны, это придало моральных сил – страдаем за Отчизну. Там как раз в этот же момент выиграл ЦСК, и к нам подходили наши соотечественники, говорили: прекрасная работа, гордимся Родиной – вы прямо как ЦСК, спортсмены, победившие всех".

Вернувшийся из Венеции в Новосибирск Вячеслав Мизин еще залечивал свои раны, когда со своими вопросами к нему пристал корреспондент "Молодости Сибири". Встреча произошла перед самым отъездом художника в Кельн, где Вячеслав (похоже, печальный опыт на пользу не пошел) планирует салютовать еще раз. Похоже, что искусство для Вячеслава и его московского друга Александра Шабурова важнее, чем собственное мужское достоинство.

- Организаторы выставки знали, что вы покажете в Венеции?

- Мы уже однажды участвовали в Венецианской биеннале. На этот раз мы были приглашены сразу на две выставки: в национальный павильон (есть такой раздел "Джардини", где находятся национальные павильоны стран) и в общую сборную выставку. Общая выставка происходит в "Арсенале", огромных бывших доках. Вообще, все это напоминает чемпионат мира по современному искусству. Туда съезжаются люди практически со всего мира. В этот раз в российском павильоне мы показывали приветственный перфоманс "Салют", а в "Арсенале" – большую инсталляцию "Маленькие человечки". В чеховской традиции показали жизнь маленького человека.

- Говорят, у вас теперь ожоги четвертой степени...

- Не четвертой, но достаточно серьезные. Я вот обжег ногу. Могу показать. (Поднимает штанину, демонстрируя следы раны.) У товарища моего Александра Шабурова тоже ожоги – пиротехника была из той же партии. Защитные штаны, которые были на нас, сгорели. Но мы не стали обращаться к врачам – нас бы положили в ожоговый центр, а это уколы, анализы. Я очень этого не люблю.

-А... вообще, зачем это вам?

- Для нас это профессиональная деятельность, которая имеет непосредственное отношение к современному искусству и которая мало отличается от труда рабочего на стройке. Есть какие-то эмоции, особенно связанные с пиротехникой, они, конечно, приносят такую адреналиновую радость, которая сродни экстремальным видам спорта. Это похоже на эйфорию после забитого гола.

У нас установка быть понятными всем – будь то африканский абориген или европеец. Поэтому реакция на наши показы всегда однозначная. А вот на членовредительство разная – я о нашем эксцессе. Западные люди были в полушоке: они же горели! Психологический болевой порог у наших людей и у них разный. Сколько мы насмотрелись за 20 лет, четыре жизни прожили – от СССР до дикого капитализма, соответственное и отношение. Там люди гораздо более восприимчивы, они большего боятся, легче получают шок. А так, если все проходит гладко, все только хохочут...

- Что из себя представляли ваши "Маленькие человечки"?

- Мы выступили успешно, особенно с инсталляцией. Перфоманс – это разовая вещь, которая в течение минуты проходит, хотя и очень зрелищно. А инсталляция работает в течение очень долгого времени – выставка еще продолжается и закончится в октябре. Мы были замечены и критикой, и прессой, и просто друзьями, которые подходили и жали руки. А выглядит это так: двенадцать обычных коробок, поставленных по кругу. Туда прожектором проецируются маленькие человечки, которые живут своей жизнью. Это как когда-то – мы достаточно популистские художники – нас обвинили в "неинтеллектуализме": вы, мол, только и делаете, что совокупляетесь, едите и испражняетесь. Мы подумали – прекрасно, сейчас это и снимем. В этих коробках живут три человечка-художника, которые совокупляются, едят и испражняются. Сверху огромные люди в эти коробки заглядывают и смотрят на жизнь "людей в футляре". Мы развили эту тему до двенадцати различных ситуаций внутри придурошной художественной жизни. И даже "Герольд Трибун" отметила экспозиционную неожиданность применения проекторов, коробок, вообще строения инсталляции. И еще были какие-то отметки в ВВС и так далее. Вообще, Венецианская биеннале – место такое, где тебя не могут не заметить. Выставка проходит раз в два года, и туда, как на чемпионат по футболу, кроме игроков съезжаются толпы болельщиков, журналистов, специалистов.

- Маленьких человечков навеяли реалити-шоу "За стеклом"?

- Вы знаете, с этого и началось. У нас первая коробка называется: "Все, что вы хотели узнать о реалити-шоу, но боялись спросить". На самом деле люди неделями смотрят реалити-шоу, чтобы в один прекрасный момент в очень плохом, инфракрасном изображении увидеть, как наконец-то эти люди друг другу в койку залезут.

- Ваш "Салют", видимо, постепенно превратился в развлекательное шоу?

- Да, когда мы его придумали и показали в 1998 году, этот перфоманс был в структуре современного искусства, а теперь это скорее развлекательное шоу. Очень странное его движение произошло из сферы искусства, когда он являлся критикой. Тогда мы смеялись над тем, что в Москве были художники, выступающие в роли таких миссий. Они, например, кусали зрителей, били: я могу бить кого угодно, я отражаю сегодняшнюю Россию, я собака, вот до чего я дошел. От этого страдал зритель. Почему же себя не кусаешь? Наш "Салют" был корреспонденцией в отношении такого рода деятельности в московском акционизме. Мы говорили, что зрителя надо любить, развлекать и чтобы немного он боялся, но не трогая его.

А предыстория "салюта" такова: мы долго сидели в Свердловске, не было денег, неизвестность впереди, разговаривали на кухне, и я в порыве страсти и алкоголя воскликнул: ладно, буду я сидеть невыездной здесь, буду заниматься этими кухонными разговорами, но пусть у меня что-то из штанов улетит на небо, на Луну. Собственно, "Салют" – это такая насмешка и критика этих придурошных презентаций и вообще индустрии презентаций, когда люди хотят быть героями из сериала "Знатные и богатые". Их окружает убогая жизнь, но они рассказывают, как все круто было на этих презентациях, роскошно и шикарно. Последняя была очень веселая: презентация путеводителя "Люкс" в городе Свердловске. Город еще пять лет назад был рабочим, индустриальным сердцем Урала, а теперь это город-люкс. Все стали великосветскими людьми, проводят светские вечеринки. Все действо было оформлено в темно-синем цвете. Каталожик плохонький, и там встречаются такие смешные обороты: "Колготки "Вулфорд" недаром называют "роллс-ройсами" в мире чулочно-носочных изделий!". Апофеозом происходящего стал огромный синий торт. А на следующий день похмельные сотрудники начали ходить в туалет и очень тревожные оттуда выходить, переглядываться и говорить: "Что, и у тебя?" Короче, все, что оказывалось в унитазе, было окрашено презентационным синим цветом.

- Да, вот как, оказывается, рождаются актуальные произведения современного искусства. Спасибо, Вячеслав. Теперь будем знать...






Материалы по теме:

20.06.2005 Засудили



Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования