Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 20.07.2019

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Биеннале

51 Венецианская биеннале
10 июня 2005

Это первый в истории Венецианской биеннале случай, когда смотром руководят два куратора-женщины. Как, впрочем, и для российского павильона. Помимо павильона России, соотечественники представлены в рамках основного проекта в Арсенале – в программу молодых художников "Always a little further" вошли "Синие носы" и Олег Кулик, находящиеся на грани возрастного ценза, но, как известно, любимые куратором программы в Арсенале Розой Мартинес. // полностью...









Заглянули в рай

Ксения Басилашвили
Газета

15.06.2005

Специальный репортаж Газеты из Венеции

Смотр новейших актуальных тенденций современного искусства проводится уже в 110-й раз. В этом году он обнажил проблемы объединенной Европы. Страх перед туманным будущим парализовал творческую волю. Пройти мимо общих мест удалось немногим. Приятно, что среди них оказались российские художники.

Длинная очередь в старинную барочную церковь San Stae тянется от самого причала. С противоположного берега Гранд канала, переполненного туристами, может показаться, что люди пришли поклониться святыне и теперь с покорностью ждут встречи с ней. Что происходит за тяжелыми дверьми, до поры до времени неизвестно, но просветленные лица побывавших внутри обещают чудо. Сакральный смысл происходящего подчеркивается ритуальным поведением: нужно снять обувь, босиком по ледяному каменному полу пройти в центр церкви и лечь на мягкий матрас. Дальнейшее от вас не зависит, потому что оживет купольный свод – он расцветет гигантскими лилиями, в них прорастут женские фигуры, которые исчезнут в бездонном небе. В видеоарте "Homo sapiens sapiens" известной швейцарской художницы Пипилотти Ришт можно искать и с успехом найти множество смыслов. Нам показывают рай, а в это божественное пространство современные художники заглядывают нечасто. Ришт не побоялась невыгодного сравнения с мастерами Возрождения и смогла с помощью новых технологий показать красоту мироздания, заставив зрителей поклониться искусству. Причем буквально. Неудивительно, если в дальнейшем этот проект будет использован католической церковью для привлечения новых верующих.

Что и говорить, о подобной гармонии религии и современного искусства в России даже думать пока рано: кто, памятуя о суде над организаторами выставки "Осторожно, религия!", отдаст целый храм на откуп художнику? А в Венеции пример представительницы Швейцарии – не единственный. Марокко, впервые участвуя в биеннале, также показывает свое искусство (абстрактную живопись) в одной из венецианских церквей, причем в двух шагах от главной святыни города – площади Сан Марко.

Россия выбирает аскетизм

Российский павильон в садах Джардини выглядит аскетичным. Нет кричащих "завлекалочек" – ярких визуальных эффектов. Территорию нашего искусства представляют художники из Нижнего Новгорода Галина Мызникова и Сергей Проворов (Provmyza) и московская группа Escape (Валерий Айзенберг, Антон Литвин, Лиза Морозова, Богдан Мамонов). Кураторы павильона отмечают, что намеренно остановили свой выбор на авторах, не обеспокоенных выяснением политических и национальных проблем. "Нам хотелось поиграть в непредсказуемость", – говорит Ольга Лопухова. Зрители, привычно ждущие от россиян рефлексий социополитического толка, останутся разочарованными. Выбор сделан в пользу чистого искусства. Первый этаж щусевского павильона отдан под интерактивную работу Escape "Too Long to Escape" ("Слишком долго, чтобы убежать"). Здесь действие построено на взаимной игре зрителей и художников: как в ванную Архимеда прибывает вода, так и на большом экране четыре фигуры участников группы в красных комбинезонах становятся ближе к нам по мере накопления людей в комнате. Световой датчик, установленный на входе, отсчитывает зрителей громким щелчком, но, когда до таких далеких поначалу экранных персонажей, казалось бы, рукой подать, слышится взрыв, фигурки падают в снег и исчезают. Валерий Айзенберг отметил, что в будущем группа предполагает подойти к изучению глобальных тем, от которых современное искусство отказалось. "Мы не развлекаем публику и в этой работе передаем ощущение настоящей трагедии: попытка пойти навстречу кому-то, найти понимание заканчивается провалом".

Послание Сергея Проворова и Галины Мызниковой в инсталляции "Безумный ветер" буквально чувствуется кожей. Второй этаж строения изменен неузнаваемо. В таинственный полумрак узкого коридора влечет неведомо откуда появившийся ветер и вторящие ему, а может, и рожденные им голоса. Звуки просачиваются сквозь отверстия в стенах, обдувают, обволакивают, затягивают в свой водоворот. По сути, и разглядывать нечего. Можно закрыть глаза, а провожатым станет сам воздух. Для авторов, много работающих с видео, "Безумный ветер" стал экспериментом – от визуальности они отказались в пользу неявной тактильности, способной рождать ассоциации. Проект мгновенно подчиняет зрителей даже чисто физически, – охлаждая температуру тела воздухом, окружая "русалочьим" пением.

Работа Escape, напротив, при всей ее остроумности кажется излишне сухой. Зрителю достается незавидная роль лабораторной обезьянки, безуспешно и бессмысленно дергающей за веревочку в своей клетке.

политика и воздушные замки

Рефлексия творцов по поводу глобализации, объединения Европы и унификации культур бросается в глаза. В павильоне Испании чувствуешь себя как на избирательном участке. Художник Антони Мунтадас так навязчиво демонстрирует ущербность нашего времени на всех уровнях, от социального до духовного, что хочется поскорей уносить ноги: кажется, вот-вот появятся урны для голосования за лучшую жизнь. Радикальней других поступила Румыния, которая только еще готовится к вступлению в Европейский союз. Художник Даниель Кнорр к недоумению публики представил голые стены, что должно символизировать сопротивление ложным ценностям Западной Европы. А вот для авторов из совсем иного региона – Центральной Азии (они впервые представлены в Венеции куратором Виктором Мизиано) биеннале стала по-своему уникальной возможностью. Ситуация в этих странах неизменно придает актуальному художественному жесту политический подтекст.

Кто стал обладателем "Золотого льва" Венецианской биеннале, можно было догадаться по огромной очереди. Полуторачасовое стояние перед мраморной беседкой с надписью "Casino" напоминало очередь в чешский Луна-парк – одно из немногих ярких переживаний советского детства. Художнице из Франции Аннетт Мессажер удалось создать интеллектуальный аттракцион для ностальгически настроенных взрослых. В первой комнате из организованного хлама старых тюфяков выплывает маленькая самодельная игрушка – распластанный на подушке Пиноккио. Следующий зал покрыт красной тканью, она вываливается из двери, как "тещин язык", оставляя тонкую полоску пола для зрителей. Через полотно просвечивают силуэты сказочных замков детства. В третьей и последней комнате батут – по совместительству гигантский детский манеж – подбрасывает вверх, как яркие конфетти, детскую одежду, книги, игрушки.

Инсталляция разворачивается во времени, Мессажер даже точно хронометрирует протяженность действа – 14 минут. Эта точность (не 15 или 20, а именно 14) отсылает к видеоарту с его характерной временной зависимостью. За развитием сюжета (разворачивается ткань, меняется подсветка) следить увлекательно. Но непонятно, к чему ведет это подыгрывание взрослых навсегда утраченному миру.

Устроить иной побег, к небу, подальше от земных забот, предлагает художник из Австрии Ханс Шабус. В своем творчестве он использует дерево, причем шершавое, почти только из леса. Из необработанного материала Шабус построил настоящий скворечник для людей: его высшая точка скрывается в кронах пахучих магнолий в Джардини, а основание возведено на старых стропилах австрийского павильона. Лестницы, как лабиринт, ведут все выше и выше. Но на верхней ступеньке обнаруживается обман: из окошек, в которые выглядывают отчаянные зрители, обещанный прекрасный вид не открывается. Что в целом может отвечать замыслу художника-минималиста.

А израильтянин, ныне живущий в России, – Гай Бен Нер – никого никуда не зовет. Он инструктирует. Причем предпочитает работать руками, но не забывает о телевидении и возможностях видео. Он – настоящий Робинзон Крузо, потерянный в собственной квартире среди сковородок, детских игрушек и колясок. Робинзон проводит своих детей через кухонные джунгли и ванные озера. Лишенный возможности путешествовать, художник предлагает использовать для этого пространство квартиры. Он уже создавал маленький песчаный остров на кухне, а на этот раз собирает из элементов так называемого "Дерева" характерные для мебели ИКЕА стулья, матрасы, прикроватные тумбочки. Идею переносного дерева-дома автор тиражирует подробными видеоинструкциями, предполагая, что его концепцией переносного уюта могут воспользоваться все желающие.


Ханс Шабус преобразовал павильон Австрии в гигантский скворечник-лабиринт






Материалы по теме:

20.06.2005 Засудили



Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования