Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 20.07.2019

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Биеннале

51 Венецианская биеннале
10 июня 2005

Это первый в истории Венецианской биеннале случай, когда смотром руководят два куратора-женщины. Как, впрочем, и для российского павильона. Помимо павильона России, соотечественники представлены в рамках основного проекта в Арсенале – в программу молодых художников "Always a little further" вошли "Синие носы" и Олег Кулик, находящиеся на грани возрастного ценза, но, как известно, любимые куратором программы в Арсенале Розой Мартинес. // полностью...









Павильон Центральной Азии на 51 Венецианской биеннале

GiF.Ru

10.06.2005

Павильон Центральной Азии: Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан

Адрес павильона:

Канареджио 6103
Палаццо Пизани
Венеция, Италия

Куратор: Виктор МИЗИАНО
Комиссар: Чурек ДЖАМГЕРЧИНОВА

Художники:

Казахстан

Сергей МАСЛОВ
Елена ВОРОБЬЕВА
Виктор ВОРОБЬЕВ
Рустам ХАЛЬФИН
Юлия ТИХОНОВА
Алмагуль МЕНЛИБАЕВА
Ербосын МЕЛЬДИБЕКОВ
Абилсаид АТАБЕКОВ

Кыргызстан
Муратбек ДЖУМАЛИЕВ
Гульнара КАСМАЛИЕВА
Роман МАСКАЛЁВ
Максим БОРОНИЛОВ

Узбекистан
Александр НИКОЛАЕВ
Вячеслав АХУНОВ
Сергей ТЫЧИНА


Видео архив:

Алматинский радикальный перформанс 1990-х
Группа "Кызыл трактор". Чимкент (Южный Казахстан). Перформансы 1999-2003
Видео Караганда-Рудный (Северный Казахстан). 2001-2004
Видео Алматы-Чимкент. 1994-2004
Составлено Валерией Ибраевой и Романом Арефьевым (Алматы, Казахстан)

Бишкекский перформанс 2000-х
Новый бишкекский видеоарт. 2000-ые
Составлено Уланом Джапаровым, Бишкек (Кыргызстан)

Узбекистан: перформанс, инсталляция, видео-арт. 2000-2005
Составлено Вячеславом Ахуновым и Александром Николаевым

Иссык-Кульский художественный симпозиум. 2001-2002
Продюсер фильма: Шаарбек Аманкул, Бишкек (Кыргызстан)

Организатор: Галерея Курама Арт (Бишкек, Кыргызстан)
www.kurama-art.com

Каталог Павильона Центральной Азии в электронном виде на сайте Галереи Kurama Art

Искусство Центральной Азии: Актуальный архив.

Искусство Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, пожалуй, последняя территория, оставшаяся еще отчетливо не прорисованной на глобальной художественной карте. Настоящая выставка – первый в истории Венецианской биеннале павильон стран Центральной Азии – еще одна попытка восполнить эту лакуну.

Оправданность этого усилия предопределена не только своеобразием этих стран – культурным и историческим, или их этнической и художественной самобытностью. Интерес к этому региону должен быть мотивирован в первую очередь тем, что будучи одним из субъектов советской модернизации, Центральная Азия является участником глобального порядка. И в искусстве, будучи причастными к художественной реформе русского авангарда, центрально-азиатские художники создали оригинальный контекст, свою перспективу видения современного художественного дискурса.

Впервые представляя в Венеции этот региональный контекст, имеет смысл предъявить его как диалектическую совокупность разных художников, разных поколений, разных этносов, разных культурных центров, разных стран, наконец. Имеет смысл предъявить этот контекст не в его претендующих на последнюю актуальность высказываниях, а как диалектичную совокупность индивидуального и коллективного опыта – особенно опыта постсоветских лет. Ведь последние выводы из этого опыта еще не сделаны, он остается еще живой субстанцией, провоцирующей не находящие ответа вопросы. Именно потому уже годы тому назад заданные вопросы, как и предложенные на них ответы сохраняют и поныне свою актуальность. Так, работа уже несколько лет как скончавшегося Сергея Маслова актуальна не менее, чем дебют Романа Маскалева и Максима Боронилова. Архив искусства Центральной Азии – это Актуальный архив.

Поиски идентичности – первая из проблем актуальной эпохи, на которую откликнулась художественная сцена Центральной Азии – стран, которые лишь недавно обрели политический суверенитет. Мифопоэтический нарратив в формах инсталляции, а затем и видео стал активно использоваться художниками разных поколений – от Рустама Хальфина, основателя и патриарха алмаатинской сцены, до его молодой последовательницы Алмагуль Менлибаевой. Благодаря усилиям разных художников (Рустам Хальфин, Канат Ибрагимов, Ербосын Мельдибеков, группа "Красный трактор" и др.) он проявился в формах перформанса, а также, по инициативе Шаарбека Аманкула, – в масштабных стационарных работах, создаваемых на лоне девственного пейзажа. Апеллируя к национально-этническим архетипам – степи, номадизму, суфистской традиции, жертвоприношению, языческому камланию и т. п., этот нарратив отказывался от претензий на аутентичность, а неизменно осознавался конструктом – он созидался и тут же дезавуировался. Так, у Вячеслава Ахунова авторский миф включает в себя как иконы советской пропаганды – пирамиды из ленинских бюстов, так и иконы западного консюмеризма – рекламы злополучной Кока-Колы. В свою очередь, первородный шаманизм Саида Атабекова включает в себя мотивы постсовременности – автомат Калашникова или полицейские силуэты на мостовой.

Впрочем, национальный миф – это конструкт не только художников, но и новой политической власти, по отношению к которой художники (пример тому работы Виктора и Елены Воробьевых) занимают позицию отстраненного анализа и деконструкции. Художники так же показывают (работы Сергея Маслова) что обратная сторона новой политической мифологии – это реальность выживания. Выживание же не имеет национальной идентичности, оно универсально. И в этой открытости универсальному, как утверждают Мурат Джумалиев и Гульнара Касмалиева, – парадоксальная позитивность драматического постсоветского опыта.

Однако восприятие универсального начала художниками Центральной Азии оказывается столь же неоднозначным, как и национальная идентичность. У Ербосына Мельдибекова к универсальному мы прорываемся через отречение от идентичности, через самопоругание. Для Александра Николаева единственно доступной нам универсальностью является глобализированная культурная индустрия, она же и навязывает нам стереотипы идентичности. Для Романа Маскалева и Максима Боронилова идентичность и универсальность не контрапункты – они слиты в экзистенциальном и философском опыте "пути – дороги". Для бишкекского "бедного" акционизма Улана Джапарова и его сподвижников универсальное является нам в неожиданные моменты, принимая формы бытовых курьезов, которые, тем не менее, суть осколки мифа.

Вот некоторые из имен и явлений, что можно найти в Актуальном архиве искусства Центральной Азии...

Виктор Мизиано
Куратор павильона Центральной Азии
на 51 Международной выставке современного искусства
Венецианская биеннале


Роман Маскалев/Максим Боронилов
Роман Маскалев/Максим Боронилов

Мурат Джумалиев и Гульнара Касымалиева
Мурат Джумалиев и Гульнара Касымалиева

Саид Атабеков
Саид Атабеков

Сергей Маслов. "Инструкции по выживанию для граждан бывшего СССР"
Сергей Маслов. "Инструкции по выживанию для граждан бывшего СССР"
Сергей Маслов. "Инструкции по выживанию для граждан бывшего СССР"

Алма Менлибаева
Алма Менлибаева
Алма Менлибаева

Ербосын Мельдибеков.
Ербосын Мельдибеков. "Пастан-Зеркало"

Вячеслав Ахунов, Сергей Тычина. Угол
Вячеслав Ахунов, Сергей Тычина. Восхождение.
Вячеслав Ахунов, Сергей Тычина. Глиняные рыбы
Вячеслав Ахунов, Сергей Тычина. Угол. Восхождение. Глиняные рыбы

Александр Николаев. Хочу в Голливуд.
Александр Николаев. Хочу в Голливуд.

Рустам Хальфин, Юлия Тихонова. К осознанию границ
Рустам Хальфин, Юлия Тихонова. К осознанию границ
Рустам Хальфин, Юлия Тихонова. К осознанию границ
Рустам Хальфин, Юлия Тихонова. К осознанию границ

Воробьевы Елена и Виктор. Казахстан. Голубой период
Воробьевы Елена и Виктор. Казахстан. Голубой период
Воробьевы Елена и Виктор. Казахстан. Голубой период

GiF.Ru благодарит за предоставленные материалы Виктора Мизиано и Галерею Курама Арт

***


Padiglione dell'Asia Centrale: Kazakistan, Kirghizistan, Uzbekistan

Palazzo Pisani

Canareggio 6103/A
Palazzo Pisani,
Venezia, Italia

Artisti:
Kirghizistan

Muratbek DJОUMALIEV
Gulnara КASMALIEVA
Roman MАSKALEV
Maxim BORONILOV

Kazakistan
Sergey MASLOV
Yelena VOROBYEVA
Viktor VOROBYEV
Rustam KHALFIN
Julia TIKHONOVA
Almagul MENLIBAYEVA
Erbossyn MELDIBEKOV
Abilsaid ATABEKOV

Uzbekistan
Alexander NIKOLAEV
Vyacheslav AKHUNOV
Sergey TYCHINA

Curatore: Viktor MISIANO

Organizzazione: Kurama Art gallery (Bishkek, Kyrgyzstan)
www.kurama-art.com

Arte dell'Asia Centrale

L'Archivio attuale


L'arte del Kazakistan, del Kirghizistan e dell'Uzbekistan e, probabilmente, l'ultimo territorio rimasto non nitidamente disegnato sulla carta artistica globale. L'esposizione presente – il primo Padiglione dell'Asia Centrale alla Biennale di Venezia – è il primo tentativo di riemprire questa lacuna.

La necessitá di questa azione e motivata non solo dalla ricchezza culturale e storica o dall'originalitá etnica ed artistica di questi paesi, ma prima di tutto dal fatto che questa regione fa parte della modernita. Essendo uno dei soggetti della modernizzazione sovietica, l'Asia Centrale è il partecipe attivo delle collisioni fondamentali ed il portatore dell'esperienza storica del Novecento, mente i collisioni e l'esperienza dell'epoca post-comunista l'ha fatta un partecipe plenipotenziario del ordine globale. Anche nell'arte: essendo collegato con la riforma artistica dell'avanguardia storica russa, l'arte dell'Asia Centrale ha creato recentemente un contesto originale, la propria versione del discorso artistico attuale.

La ricerca dell'indentita era prima tra i problemi attuali con la quale si sono scontrati gl'artisti dell'Asia Centrale: provenienti dai paesi che da poco avevano proclamato la sua sovranitá. La narrazione mitico-poetica è stata sfruttata attivamente dagl'artisti delle diverse genezazioni: da Rustam Khalfin, fondatore e patriarca della scena di Almaty, alla sua giovane seguace Almagul Menlibaeva. Appellandosi agli archetipi nazionali-etnici: speppa, nomadismo, tradizione di sufusmo ecc. – questa narrazione rifiutava pero le pretese all'autenticitá e si presentava come una costruzione: veniva creata e subito rinnegata. Per esempio, la mitologia personale di Vyacheslav Akhunov coinvolge pure le icone della propaganda sovietica: le piramide dei busti di Lenin e le icone del consumismo occidentale: la pubblicitá di Coca-Cola sfortunata. A propria volta il sciamanismo primordiale di Said Atabekov include i motivi postmoderni: la mitra Kalashnikov o le sagome di poliziotti sul lastricato.

D'altronde, il mito nazionale non è soltanto la costruzione degl'artisti, ma anche del nuovo potere politico nei confronti di cui gl'artisti, come, per esempio Victor ed Yelena Vorobyev, prendono la posizione dell'analisi allontanata e del decostruzione. Dietro la mitologia del potere, come lo dimostra il lavoro di Sergey Maslov, si nasconde la dura realta della sopravivenza, la quale pero non ha l'indentita nazionale: la sopravvivenza è universale. E proprio in questa apertura all'universale, come affermano Muratbek Djoumaliev e Gulnara Kasmalieva, e la positivitá paradossale dell'esperienza drammatica postsovietica.

Però la comprensione della dimensione universale dagl'artisiti di Asia Centrale risulta contradittoria come lo e la loro comprensione dell'identita nazione. Per Erbossin Medilbekov l'universalie si raggiunge attraverso il rifiuto dell'indetntita nel gesto di autonegazione ed di autoflagellazione. Per Alexander Nikolaev, l'unica accessibile per noi l'universalitá è l'industria culturale globalizzata; che ci impone pure le identita stereotipate. Per Roman Maskalev e Maksim Boronilov l'identita e l'universalitá non sono i contrapunti; esse sono fuse nell'esperienza esistenzionale e filisofica "della strada" e "della via".

Ecco alcuni temi e nomi, сhe si può trovare nell'Archivio attuale dell'arte dell'Asia Centrale...

Viktor Misiano (Cutore dell'Padiglione dell'Asia Centrale)






Материалы по теме:

20.06.2005 Засудили



Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования