Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 24.07.2019

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Биеннале

Вторая Московская биеннале современного искусства. Амнезия по полной программе
1 марта 2007

1 марта в российской столице открылась Вторая Московская биеннале современного искусства. Тема биеннале – "Примечания: геополитика, рынки, амнезия". // полностью...









Ничего примечательного

Милена Орлова
Коммерсантъ

05.04.2007

Вчера в Москве закрылась Вторая биеннале современного искусства, проходившая под девизом "Примечания: рынки, геополитика, амнезия". Видимо, чуя беду, организаторы заранее старались придать этому событию скромный маргинальный статус узкопрофессионального мероприятия. Однако биеннале заранее вызвала интерес у публики, жаждавшей зрелища. Но публика, в том числе МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА, рассчитывала на большее. И лучшее.

Единственное достижение нынешней Московской биеннале – это количество свадебных генералов: известных иностранных кураторов, приглашенных делать еще первую биеннале. Восемь человек, считая местную знаменитость комиссара Иосифа Бакштейна. От такого мощного интеллектуального спецназа можно было бы ожидать каких угодно вывертов и провокаций, но не того унылого второсортного продукта, каким оказался основной проект биеннале. Четыре выставки в башне "Федерация" смотрелись так, как будто сделаны одной неуверенной рукой начинающего куратора, выучившего как "Отче наш" заклинание про глобализацию, консьюмеризм и посттоталитарные общества.

Понять, где заканчивается одна выставка и начинается другая, было невозможно. Попробуй угадай, к чему относятся самые яркие произведения: два красящие стены попеременно черной и белой краской маляра знаменитого болгарина Недко Солакова, сидящие за решеткой брокеры или беседующие за бутылкой рома африканцы Юрия Лейдермана – к "Ледяной воде эгоистических подсчетов" Никола Буррио, "Социальному дарвинизму" Иосифа Бакштейна, "Истории в настоящем времени" Яры Бубновой или "После всего" Розы Мартинес и Фулии Эрдемчи? Причем два из этих перформансов уже были показаны на других международных выставках. Маляры были одним из аттракционов Венецианской биеннале аж в 2001 году, брокеры сидели за решеткой пару лет назад на Базельской ярмарке. Конечно, какой-то процент уже показанного на разных биеннале всегда присутствует, но ведь не половина экспонатов!

В оправдание кураторам надо заметить, что экзотические места проведения выставок основного проекта (недостроенный небоскреб в Сити и недоделанные торговые залы ЦУМа) вовсе не концептуальное решение и появились они не от хорошей жизни, а, попросту говоря, были найдены в последний момент. Спасибо, конечно, спонсорам, но почему Федеральное агентство по культуре и кинематографии не могло заранее "забронировать" для биеннале нормальные выставочные залы, непонятно. Например, Яра Бубнова призналась корреспонденту Ъ, что взяла в Москву только те работы, которые уже были не раз экспонированы, поскольку боялась трудностей при монтаже в неизвестном пространстве.

В результате даже то, что привезли, смотрелось так, как будто собрано это было в авральном режиме. Выставка современного американского видеоарта в ЦУМе (тоже, кстати, сделанная тремя звездными авторитетами Даниэлем Бирнбаумом, Гуннаром Квараном и Хансом Ульрихом Обристом не специально для Москвы – ее уже показывали в Лондоне, но не постеснялись назвать "Основной проект"), возможно, выглядела бы приличнее и внятнее, если бы экспозиционеры догадались разместить экраны подальше друг от друга или хоть чуть-чуть разориться на грамотные выгородки, чтобы не возникал эффект чудовищной какофонии образов и звуков. Удивительным неуважением к зрителю можно считать отсутствие русских титров или хотя бы краткого перевода английских текстов – представьте себе, каковы были бы сборы наших прокатчиков, если бы в кинотеатрах показывали фильмы без перевода. Впрочем, похоже, организаторы биеннале вовсе не заморачивались над тем, как привлечь побольше зрителей. Ведь от посещаемости их гонорары не зависят.

Но все накладки можно было бы простить за свежесть идеи: ведь главная задача биеннале – это не историческая ретроспекция, с этим худо-бедно справляются и музеи, а попытка представить нечто новое в искусстве, от новых имен до новых интеллектуальных трендов. Что касается имен, то они, конечно, были, но вот что касается трендов, то ничего примечательного основной проект Московской биеннале "Примечания: рынки, геополитика, амнезия" не предложил.

Между тем Россия в области современного искусства давно уже не такая глухая провинция, которую можно соблазнить одними громкими именами. У нас есть художники, есть галеристы, есть коллекционеры, колесящие по мировым биеннале и ярмаркам и открывающие свои музеи, есть публика, наконец, есть кураторы, способные без всяких варягов делать качественные выставочные проекты. Достаточно назвать две самых масштабных выставки параллельной программы – "Верю" Олега Кулика на "Винзаводе" и "Соц-арт" Андрея Ерофеева в Третьяковке. Стоит ли ставить знаменитых иностранцев в неудобное положение срочно вызванной бригады гастарбайтеров? Создатели биеннале, видимо, по старой памяти рассчитывали на эстетическую девственность Москвы, если решили показать здесь "стоковое", по выражению одного из художников, искусство.

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

"ВАЖНО УЖЕ ТО, ЧТО БИЕННАЛЕ СОСТОЯЛАСЬ"
Олег Кулик, художник, куратор проекта "Верю":


- Для меня очень важно уже то, что эта биеннале состоялась. Я ей полностью удовлетворен – у меня в жизни не было такого состояния удовлетворения. Конечно, во многом это относится к моему проекту – я на все смотрю сквозь него. Но очень важно, что он не был гласом вопиющего в пустыне. Прошел тот период ученичества, который длился последние 20 лет – начиная с 17-й молодежной выставки, состоявшейся в 1987 году. Мне кажется, что в Москве сейчас интересно и нет той вторичности ощущений, того избыточного умения, которым отмечено западное искусство.

"БОЛЬШЕ ВСЕГО ПОНРАВИЛИСЬ ПРОЕКТЫ МУЗЕЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА"
Василий Церетели, исполнительный директор Московского музея современного искусства:


- Конечно, больше всего понравились проекты Музея современного искусства – "Верю" и "Урбанистический формализм". Но было много чего. Отличная работа Пипилотти Рист во флигеле "Руина" в МУАРе, фотографии Сергея Браткова, видео польского художника Артура Жмиевски "KR WP" с военными, демонстрирующими строевые упражнения нагишом, инсталляция Айдан Салаховой "Реставрация". Основной проект мне показался гораздо удачнее, чем на первой биеннале, - более четкий замысел кураторов, лучше выбор художников, и у каждого произведения есть свое место, есть общий дискурс, внутри которого оно воспринимается. Но хотелось бы, чтобы биеннале обрела какое-то постоянное пространство, которое не давит на художников, где каждый из них может спокойно развернуться и где их легко будет найти.

"ЭТО БЫЛА КАКАЯ-ТО НЕДОСТУПНАЯ БИЕННАЛЕ"
Андрей Ерофеев, заведующий отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи:


- Места, выбранные для основного проекта биеннале, отлично вписываются в кураторскую стратегию Иосифа Бакштейна, некогда устраивавшего выставки современного искусства в тюрьме и в бане. Это своего рода выставочный экстрим, где искусство надо смотреть, вися на одной руке вверх ногами, - устроители биеннале не подумали об инвалидах, пожилых людях, да и вообще о публике. Это была какая-то недоступная биеннале. Видимо, биеннале потеряла огромное количество потенциальных зрителей.

На Московской биеннале было немало отличных работ, но отбор их казался ничем не мотивированным. Конечно, первый проект после пилотного, а именно таковым и являлась Вторая московская биеннале, задача едва ли не заведомо провальная, а тут провала все же не случилось: был интерес публики, были отличные проекты в параллельной программе – "Верю" и вообще вся система выставок на "Винзаводе", "Урбанистический формализм" в Музее современного искусства в Ермолаевском, "Горе от ума" Веры Погодиной. Но на будущее я бы посоветовал отказаться от практики "политбюро" кураторов и найти постоянную и доступную площадку. Биеннале не должна проходить в экстремальных местах – вся эта запоздалая молодежность и альтернативность давно неуместна, тем более что и искусство на биеннале показывали соответствующее, совершенно деполитизированное, избегающее болезненных, острых тем.

"Я БЫЛА ПОТЕРЯНА И РАСТЕРЯНА"
Ольга Свиблова, директор Московского дома фотографии:

- Самым интересным на этой биеннале, как и на первой, для меня оказались спецпроекты. Два главных события – это "Верю" на "Винзаводе" и "Соц-арт" в Третьяковке, обе выставки совершенно блистательны, обладают замечательной энергией, и на обеих понятно, какой идеей объединены работы, и сами по себе отборные. Неплохая выставка "Урбанистический формализм", очень грамотно показывающая, что такое нынешнее современное искусство. Что же до основного проекта – я ничего не поняла. Я была потеряна и растеряна. Понятным мне показался только проект Яры Бубновой. Обидной неудачей выглядела выставка Пипилотти Рист в Музее архитектуры во флигеле "Руина" – редчайший случай, когда беспроигрышное пространство не помогает, а мешает произведению. Оно требует идеального качества проекции, а тут сквозь видео кирпичи просвечивают.






Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования