Вторая Московская биеннале современного искусства. Амнезия по полной программе

Конец света


После открытий главных площадок Биеннале очередь настала для небольших персональных выставок и галерейных проектов. Гари Татинцян в своей галерее близ Кремля утверждает "Hunky Dory", в переводе "все в ажуре" и показывает работы известных европейских и американских художников, среди них есть даже "стихийный гений" Георг Базелиц, бунтарь, не раз шокировавший общественность экспрессией своего творчества. В Крокин-галерее световая инсталляция Владимира Кузьмина и Урсулы Молитор "Light time".

Свет – это поток квантов в единицу времени, завораживающий обывателей своей скоростью. Окружающая световой поток атрибутика активно используется в разных дисциплинах, начиная от философии, литературы, кино, заканчивая искусством. В инсталляции дуэта Кузьмина&Молитор свет – главный объект. Он скручен в люминесцентных лампах, упакован в деревянные ящики и закреплен на стене в виде абстрактных композиций, отсылающих к работам Казимира Малевича. Световые скульптуры художников выглядят как стильные дизайнерские объекты, но не более. А более – тот свет, который они распространяют, и визуальные эффекты, им достигаемые. Стерты углы, ярко освещены стены, потолок, и в воздухе осталось ощущение участия в лабораторном эксперименте.

В случае с "Light time" особенность света все преображать используется не в полную силу. Забыта вся предыстория, когда о скорости света еще не знали, а всех поражала его необычайная сила. Все, что светилось, наделялось необычайными чудодейственными свойствами. За скобками остались эмпирические домыслы, метафоричность света сведена к нулю. Но, несмотря на простоту концепции выставки – показать световые объекты, транспортированные из другой страны, сила и скорость светового потока таковы, что, попадая в него единожды, превращаешься в подобие "человека-молнии" и несешь в себе частицу света еще долгие годы.

Проект Гари Татинцяна с названием "Все в ажуре" или "Все ништяк" имеет отношение скорее к настроению галериста, чем к выставке. Художники, чьи имена стоят под таким заглавием, совсем не "ништяковые", наоборот – "колючие и зубастые". Больше всего работ Джонатана Меезе, австрийца, уже показавшего прошлой осенью Москве свои агрессивно-первородные скульптуры. Грубо слепленные человекообразные статуи закодированы как древние письмена. В их образах сталкивается и размазывается языческая идолообразная практика и современный постмодернизм с его склонностью к неожиданным очертаниям и гротеску. Выравнивает настроение Норберт Швонтковский с нежно-сентиментальными работами "Отель на скале" и "Старая гавань", больше похожими на зарисовки во время долгого путешествия. Их мирной энергии не хватает уже на сглаживание резких выпадов культового нью-йоркского художника Дэша Сноу в сторону американской культуры. Его коллажи с вырезанными буквами и картинками похожи на школьные поделки, со следами клея и напрочь лишены глянцевого блеска.

Афроамериканец Крис Офили завершает тему языческой интервенции двумя скульптурами "Серебряная и голубая луна". На другой половине галереи всех перевешивает классик Георг Базелиц с двумя работами: "Привет от римлян", прекрасно выполненный итальянский сапог, используемый инквизицией в "старые добрые времена", и работа "1953. Сталин", где даже отдаленно не напоминающий "вождя" человек висит вниз головой. Несмотря на свой почтенный статус классика, Базелиц, выставки которого практически всегда сопровождались скандалом и не оставляли равнодушными, в данном проекте играет роль предводителя, вводя всех участников в традицию радикального искусства.

Целиком выставка тянет на драгоценную, искусно инкрустированную шкатулку, подобный набор драгоценностей и ультрасовременный дизайн от Крокин-галереи достойно завершают обрамление невнятной концепции всей Биеннале.



полный адрес материала : http://www.gif.ru/themes/culture/sekond-biennale/finish/


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования