Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 18.07.2019

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Параллельные миры

"Россия 2" открывается
14 января 2005

18 января в Центральном доме художника открылась выставка Галереи Марата Гельмана "Россия 2", дав старт одноименному масштабному проекту, цель которого – создать культурную систему, параллельную официозной, собрав творческих людей на рабочей художественной площадке, находящейся в свободном доступе. Проект объединяет литературные, художественные, акционистские и другие инициативы в форматах интернет-портала, выставки, литературных сборников, встреч, перформансов. // полностью...









В рамках большого стиля

Константин Рубахин
Журнал-каталог "России 2"

21.01.2005

Флажки новой свободы

Государственная система, образуемая сегодня в России, во многом компенсаторна по отношению к прежним формациям, существовавшим здесь: в ней отыгрывается назад как советская закрытость, так и постсоветский распад.

Частная неприкосновенность уже рассматривается не как самоцель, а как средство убеждения в существовании демократии, средство, позволяющее причислить себя к сообществу цивилизованных государств. Соответственно, при возникающем дисбалансе, в такой стране возможна некоторая утрата частной неприкосновенности. При этом, разумеется, не стоит ожидать манифестарной смены вектора политического развития. Главной мыслью, звучащей на фоне оскудения спектра гражданских свобод, является, "сплоченность перед угрозой" при активнейшем провозглашении "следования прежнему курсу укрепления демократических принципов".

Движение в сторону "нового коллективного" подразумевает наличие государственного конструкта, в котором необходимо участвовать всем членам общества. Общегражданская вовлеченность в строительство и поддержание нового государства выражается в инсталляции социальной функции в любую деятельность: в бизнес, в искусство, в науку. Социальная ответственность бизнеса сегодня подразумевает не только уплату налогов, но и возможность привлечения коммерческих предприятий или отдельных олигархов к специальным государственным проектам. Такие "спецпроекты" являются тестом на лояльность к власти и актом символического подчинения бизнеса единой государственной идее. Причем обычно эффективность такой социальной ответственности бизнеса обратно пропорциональна ее символической мощи: например, возврат в Россию некоторых культурных ценностей при очень весомой идеологической составляющей, обладает практически нулевой социальной пользой; с другой стороны, к примеру, "Федерация Интернет Образования", существующая на средства ЮКОСа выполняет абсолютно необходимую социальную работу, обучая преподавателей во всех регионах России работе с современными информационными технологиями.

В целом, параллельное проведение судебных процессов по делам неугодных коммерсантов, предателей-ученых и возня с неудобным искусством является установкой флажков, выделяющих границы, за которыми "наступает социальная ответственность".

Отдел по борьбе с сомнением

Не устоявшаяся система налогообложения, отставание законотворчества от реальных процессов в экономике создали люфт, которым вначале пользовался бизнес для извлечения большей прибыли, а теперь пользуется власть, имея возможность задним числом компрометировать любого, кто создавал капитал в девяностые.

Сложнее обстоит дело с искусством. В России, в силу ее традиционной идеологии, сложившейся на базе православия, работа в миру считалась вторичной по отношению к служению богу. Работа приносит деньги, комфорт и, соответственно, соблазн, а служение основано на аскезе. Искусство всегда вызывало повышенное внимание в России именно как аскетическая и идеологическая практика, как "неработа". Поэтому неортодоксальное искусство воспринималось как сознательное служение силам противоположным. Исходя из православной модели, такие художники хуже спекулянтов, пребывающих в мирской суете.

Если мы сегодня можем признать, что за коммерсантами могут стоять некие сознательно совершавшиеся махинации, то в сфере искусства – в примере с романами Владимира Сорокина, Баяна Ширянова, с произведениями, экспонировавшимися в рамках выставки "Осторожно, религия!" – состав преступления выходит за рамки уголовного кодекса в этическую сферу. Возникает впечатление, что социальная ответственность искусству вменяется в пику его деконструктивности. Вера в относительность любой знаковой системы, "разоблачение реальности" объединяет Сорокина с Ширяновым, Авдея Тер-Оганьяна с Татьяной Антошиной. Абсолютно разные художественные практики сбиваются в один лагерь системой, выталкивающей из себя агентов, способных ее повредить.

Трансляция художественного сомнения и является основной сутью ущерба, наносимого современным художником новому строю.

Признать для власти возможность идеологического преступления, означает начать в открытую воевать с ведьмами. Поэтому все дела, заведенные на неугодное искусство, сегодня проходят по косвенным обвинениям: распространение порнографии, разжигание всяческой розни.

Не зря маразм изъятия Госнарконтролем литературы и маек схож с маразмом антипостмодернистских акций "Идущих вместе". Не зря обе эти организации воспринимаются как возрожденные символы Советской России: в первом случае главой является функционер КГБ, участвовавший в антидиссидентских процессах; в другом – прямо говориться о возрождении комсомола и даже используется образ справедливого вождя-Сталина в одном из пропагандистских роликов.

Не зря действия и со стороны одной, и со стороны другой организации не отличаются отрефлексированностью, в силу неспособности восприятия "иной идеологии", коей в большей степени подобная рефлексия свойственна. Поэтому акции таких проводников новой государственной морали чаще всего постигает публичная неудача: судят, оказывается не наркобарона, а ветеринара; порнографию, оказывается, распространяет не Сорокин, а те, кто, любовно вырывает из художественного контекста самые грязные детали, и открыто раздает такие перепечатки. Подобная неадекватность возникает из-за непонимания социальной роли возросшей скорости распространения и анализа информации, позволяющей практически любому человеку найти то, что его интересует, сравнить разные точки зрения и высказать свою.

Управление информационным полем – это не дидактическая лепка аудитории, а соответствие ей, и дальнейшая коррекция ее точки зрения при постоянной обратной связи. Но пока увидеть реального гражданина РФ вне функций ему приписанных власть абсолютно не в состоянии, как не в состоянии, к счастью, воспользоваться совершенствующимися информационными инструментами себе на благо.

Пока в большинстве неудачные попытки принятия мер по защите идеологии говорят о слабости этого конструкта перед лицом реальности. Подобно изоляции населения Советского Союза от буржуазных соблазнов, современная российская власть пытается избавить своих граждан от лишних мыслей. Здесь два варианта развития событий – продолжать растить перерожденную Россию в сгущающейся неволе, или дать ей возможность развиваться в обществе, предварительно укрепив и обучив.

Лего-культура: русский разъем

Конструктор лего – это, пожалуй, наилучший образ сегодняшней попытки государственного обустройства культурного ландшафта России. Необходимо, чтобы каждое культурное направление, явление, и даже его фрагмент подходил, входил в пазы любому россиянину. Видимо так должно конструироваться крепкое сообщество – при помощи универсальных разъемов.

Борьба с инакомыслием, проведение процессов против литераторов и художников, работающих для подготовленной аудитории, становится хорошим инструментом для формирования негативного мнения вокруг концептуального искусства. С одной стороны, произведения современного искусства, в силу своей провокативности, получают у неопытной российской публики больший резонанс, чем в "развитых странах"; с другой, такая разгерметизация аудитории провоцирует протест со стороны той части общества, которая не вовлечена в арт-процесс.

Популяризация актуального искусства через громкие судебные дела, распространение литературных произведений, рассчитанных на подготовленного читателя, среди широкой аудитории становятся инструментами, при помощи которых в обществе формируется негативный образ современного искусства. Так успешно завершается поиск "внутреннего врага" в культуре. Власти останется в этой ситуации только удовлетворить очередной общественный запрос на борьбу с социально вредным явлением, одновременно подняв себе рейтинг, подавив оппозиционные площадки и напомнив о необходимости консолидации и мобилизации общества против очередных угроз.

"Билет в цивилизацию"

Однако налицо и другие сигналы со стороны власти.

Как и основные гражданские свободы, современное искусство является своего рода билетом в "цивилизованный мир", знаком плюрализма в обществе, свидетельством его интеллектуальной адекватности. Проведение Московской биеннале при поддержке Министерства культуры, открытие выставки шедевров из коллекции Дойче Банка с присутствием Владимира Путина – с одной стороны говорят о попытке реабилитировать Россию в глазах мирового сообщества, с другой – о полной разобщенности действий государственного механизма.

Мы наблюдаем похожую картину и в экономической, и в социальной, и в культурной политике: на фоне либеральных манифестов люди, обладающие властью, стараются ее укрепить, и надежно укрепиться в ней самим.

Поэтому пока Россия или подделывает свой "билет в цивилизацию", или проскальзывает туда зайцем, а иногда – хулиганом, которого не решается остановить кондуктор.






Материалы по теме:

14.02.2005 Терарт?



Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service






Сделать заказ на уверенный на дороге, высокотехнический автомобиль Камаз 43118 - оптимальный выбор для современного города.


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования