Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 14.11.2018

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс

Арт-процесс :: Коллекции

Рене Герра - профессор, а не миллионер

11.08.2003,

Наталия Миловзорова


В редакции "Российской газеты" (ул. Правды, 24) состоится пресс-конференция французского коллекционера, обладателя самого крупного в мире собрания произведений художников, поэтов и писателей русской эмиграции "первой волны" Рене Герра.

ФАКТЫ: Ренэ (Рене) Герра (René Guerra) - обладатель нескольких тысяч картин и гравюр художников-эмигрантов из России. Его коллекция включает свыше 1000 работ Юрия Анненкова, около 300 работ Сергея Чехонина, десятки работ Сомова, Бенуа, Билибина, Добужинского. Десятки тысяч рукописей: подлинники писем Бунина, Горького, Бальмонта, Бенуа, Врубеля, Билибина, Тенишевой. Более 30 тысяч экземпляров книг: первые и прижизненные издания Пушкина, Тургенева, Достоевского, Л.Толстого и А.Толстого, Салтыкова-Щедрина, Сухово-Кобылина, более 400 книг Ремизова с автографами, около 5000 сборников стихов русского зарубежья с подписями. Именно ему завещала свой архив Галина Кузнецова, автор "Грасского дневника" и последняя любовь Ивана Бунина. По словам Р. Герра, "Почти каждая работа, не говоря уже о тех, которые мне были подарены самим художниками, попала ко мне не случайно". Точного состава коллекции не знает никто, включая владельца.

Ренэ Герра родился в 1946 году в семье потомственных дворян (русских корней нет). С русским языком познакомился, когда его матери, преподавательнице математики, предложили в благодарность за частные уроки обучать Ренэ русскому.

Не освободившись от русского влияния, Ренэ Герра прошел обучение в Институте восточных языков, затем в Сорбонне, где в магистерской диссертации исследовал творчество писателя Бориса Константиновича Зайцева, чьим литературным секретарем был с 1967 по 1972 годы ("Это было дважды смелым писать о живом авторе и об эмигранте", а, поскольку в СССР Зайцев был табу, некоторые преподаватели Сорбонны полагали, что писатель вымышленный).

20-летним, в 1966-м, Ренэ Герра впервые приезжает в Россию в числе Сорбонских студентов. По его воспоминаниям, "это была эпоха бурной франко-советской дружбы, и меня разместили в гостинице "Европейская", которая теперь мне не по зубам". А спустя 2 года подозрительно быстро дали в качестве руководителя диссертации (Герра начал учиться в аспирантуре МГУ) тогдашнего декана филфака Алексея Соколова, с которым до сегодняшнего дня Ренэ Герра связывают не лучшие отношения ("И сейчас он ведает всеми публикациями о русской эмигрантской литературе в МГУ. В 1994 году он сделал все, чтобы я не смог выступить в Москве..."). В результате "почетного", но пристального внимания Ренэ Герра высылают из СССР за "литературную дружбу с Борисом Зайцевым" и"шпионаж" и лишают права въезда в страну на ближайшие 20 лет.

Впоследствии он 15 лет работал синхронным переводчиком на высшем уровне во Франции (русский язык безупречен), уже более 30 лет преподает русский язык и литературу в Париже; является профессором Национального института восточных языков и цивилизаций (INALCO) и профессором русского языка в парижской Академии финансов.

Теперь о его знаменитой коллекции.

Собирать книги Ренэ Герра начал еще студентом, с 60-х годов; картины - став преподавателем, с начала 70-х. Он был знаком со всеми выдающимися русскими эмигрантами во Франции, кто дожил до 60-х годов. Юрий Павлович Анненков приходил в общежитие писать портрет Герра, когда тот был еще 23-летним студентом. Недавно на Сотбис - что для Герра стало сюрпризом - были выставлены его открытки, письма Анненкову и фотографии. Этот лот Герра приобрести не смог, по двум причинам: "смешно было бы покупать собственные фотографии и письма", плюс цена лота составила $20000.

У него хранится богатейший бунинский архив ("Бунин - это вообще моя страсть. Если честно, то изобразительная часть, насчитывающая около 5000 произведений живописи и графики, самая слабая в моем собрании. Для изучения [всех материалов] нужен огромный научно-исследовательский институт"). В свое время ему как специалисту предлагали консультировать съемки фильма А.Учителя "Дневник его жены", но Герра отказался ("У меня есть письма Бунина с матом-перематом, эротические", но "насчет отношений между Галиной Николаевной и Маргой я, как их душеприказчик, говорить не могу. Это личные отношения").

Вся коллекция Ренэ Герра пока не поддается описаниям - в том числе каталожным. Но ее отдельные части демонстрируются и в трехэтажном доме Герра в Париже, оборудованным под музей, и во Франко-русском доме в Ницце, открытом братьями Герра в 1992-м, и на временных выставках (начиная с показа работ Бориса Григорьева в музее Ниццы 20 лет назад до печально известной выставки в Третьяковке в 1995, когда 22 работы из коллекции Герра пропали на таможне). В декабре 1991 Ренэ Герра создал Ассоциацию по сохранению русского культурного наследия во Франции и стал ее президентом ("И никаких государственных или местных субсидий - мы не зависим ни от кого"). С начала 70-х существует руководимое им издательство "Альбатрос", выпустившее больше 35 книг авторов первой и второй волны эмиграции (сборник М.Андреенко "Перекресток", рассказы С.Шаршуна "Без себя", стихи И.Одоевцевой "Златая цепь" и "Портрет в рифмованной раме").

Ренэ и его старший брат Ален - авторы нескольких книг по истории "французских русских". В 1996 в Париже, но на русском языке вышел "гид" Алена Герра "Прогулки по русской Ницце". Несколько лет назад в России вышла книга "Жаль русский народ. Переписка Рене Герра с деятелями советской культуры" (довольно резкого содержания, даже при том, что, не желая обидеть некоторых ныне здравствующих адресатов, автор отсеял некоторые письма). Недавно Ренэ Герра побывал в Петербурге в связи с выходом его работы о русской художественной эмиграции "Они унесли с собой Россию" - на будущей неделе выходит второй тираж.

СУЖДЕНИЯ: Модная с начала 1990-х годов русская эмиграция начала века интересовала, однако, до последнего времени буквально нескольких серьезных коллекционеров и исследователей - нет, конечно, Дягилевские сезоны гремели по всему миру, конечно, Кандинский или Гончарова... Но в целом, русское искусство хоть и было в моде - некоторое время, но все-таки с позиции, так сказать, экзотического бедного родственника.

Безусловно, любое подобие упреков в отношении Франции в том, что она не оценила оказавшихся на ее территории художественных талантов, невозможно. Но Ренэ Герра, практически единственный из французов, кто общался в свое время с Анненковым или Адамовичем, единственный, кто взял на себя риск заняться коллекционированием произведений русской эмиграции (не тех имен top ten русского авангарда, которые стали, по его мнению, излишне расхожими, а тех, которые выходят за рамки представления о русской культуре как бинома "авангард 20-х - соцреализм"), считал себя вправе написать в предисловии к фракоязычному изданию "Голубой звезды" Бориса Зайцева: "Пришло время публично покаяться и честно и безоговорочно признать, что в нашей республике словесности и во французских университетах слишком долго игнорировали тот уникальный в истории феномен, которым является русская эмиграция и ее неповторимый вклад в культуру, игнорировали из боязни не понравиться Советскому Союзу, из конформизма или, хуже того, идеологии".

За этим последовал скандал во Франции (Министерство высшего образования Франции высказало свое недовольство подобными взглядами).

Сейчас, с точки зрения Ренэ Герра, который знаком (а с некоторыми - как Владимир Янкилевский, Оскар Рабин - дружен) с третьей, современной волной русского Парижа, ситуация подобного "изоляционизма" присутствует, но, по мнению коллекционера, это поколение художников-эмигрантов "выиграло при жизни. А мои герои - только после смерти".

Коллекция Герра оказалась, как ни банально это прозвучит, призванием - и никак не бизнесом ("Я профессор, не миллионер"), особенно учитывая тот факт, что оборота не существует (ничего не продается, собрание только пополняется). В связи с гигантскими объемами доступность коллекции для зрителей представляется довольно-таки проблематичной: доступ к отдельным ее частям существует (Ренэ Герра часто лично сопровождает гостей по своим "фондам"), но для подавляющего большинства исследователей она закрыта - принимать сверх-меры предосторожности для сохранности коллекции, как показала выставка в Третьяковке, сложно. Ренэ Герра предлагает, уже как несколько лет, российской стороне проявить инициативу и заинтересованность и при поддержке французской стороны (которая, он уверен, последует за российской инициативой) основать в Париже музей и исследовательский центр, базирующиеся на коллекции Герра.

При всей разумности предложения, причина, почему этот проект еще не осуществился - и весьма далек от начала реализации - даже не финансы, а недостаточно сильное лобби в российском Минкульте. Возможно, при беспрецедентном числе российских выставочных проектов, посвященных теме, этим летом ("Русский Париж" в Русском музее, предваренный выставками Анны Старицкой и Наталии Гончаровой - там же, Николя де Сталь в Эрмитаже, коллекция Цетлиных в Третьяковке), такой ажиотаж позитивно отразится на скорости решения вопроса.



















    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service






Полное энергетическое обследование предприятий от РусЭнергоМира


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования