Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 19.01.2021

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Выставки

Видеоарт и визуальная акустика под одной крышей
4 марта 2007

4 марта в Государственном Центре современного искусства в рамках Второй Московской биеннале современного искусства открывается несколько выставок. Это параллельный проект Биеннале 40jahrevideokunst.de, выставка австрийской художницы VALI EXPORT, экспозиция "То, что мы слышим, то, что смотрит на нас. Визуальная Акустика" и очередной показ фильма Мэтью Барни No Restraint. // полностью...









Феминистка взялась за оружие

Анна Толстова
Коммерсантъ

09.03.2007

Ретроспектива VALIE EXPORT в Москве

В Москве открылась ретроспектива австрийской художницы, перформансистки и кинорежиссера с именем-логотипом VALIE EXPORT (ВАЛИ ЭКСПОРТ) – специального гостя Второй московской биеннале современного искусства. Первая в России выставка иконы феминистского искусства разместилась сразу на двух площадках – в Государственном центре современного искусства (ГЦСИ) и фонде культуры "Екатерина". Для чего понадобилось делить феминистку на две части, пыталась догадаться АННА Ъ-ТОЛСТОВА.

В ГЦСИ она классическая, давно вписанная в анналы современного искусства. Лохматая девка в штанах с вырезом на причинном месте (акция "Генитальная паника"). Оголившаяся ниже пояса оторва с вытатуированной на ляжке подвязкой для чулка (акция "Телесный знак"). Наглая баба, таскающая мужика на поводке, как собаку, по улицам Вены (акция "Из досье собачьей жизни"). Одно слово – феминистка.

В красном углу – пачка сигарет "Smart Export" с наклейкой "VALIE". В 1967-м Вальтрауд Ленер, красивая девушка с таким подходящим для женщины образованием (дизайнер текстиля) и такой славной женской работой (ассистент режиссера, статист, фотомодель), взяла себе псевдоним, который следует писать прописными буквами, как логотип, VALIE EXPORT, и начала экспортировать в мир искусства такое... Псевдоним в скором времени и правда превратился в феминистский брэнд.

Дело было в эпоху 1968-го, когда казалось, что все больные вопросы, в том числе из области искусства, решаются на улице. И она шла на улицу – говорить площадным языком о политике, насилии, подавлении женской креативности. Надевала на себя картонную коробку, предлагая всем желающим просунуть внутрь руки и пощупать свою обнаженную грудь, - акция называлась "Кино касания". В этом изуверском "расширенном кино" мужчина, с наслаждением смотрящий на обнаженное женское тело в темноте кинозала, мог дотронуться до объекта желания, но в обмен его интимная реакция выставлялась на всеобщее обозрение. Часто походы в народ заканчивались плачевно. Как-то художница даже получила по голове пивной бутылкой, когда вместе со своим постоянным партнером по акционистским безобразиям Петером Вайбелем (мужик на поводке) выкрикивала в толпу анархистские лозунги и хлестала публику плетью.

Как и у коллег по провокаторскому цеху, прославленных венских акционистов, основным материалом и предметом исследований ВАЛИ ЭКСПОРТ было собственное тело. Проблема в том, что в ее случае тело было женским, и его в искусстве испокон веков привыкли видеть под другим углом зрения. Этот традиционный взгляд ВАЛИ ЭКСПОРТ высмеяла в серии фотографий, когда, одетая в обыкновенное домашнее платьице, верхом на стиральной машине или с пылесосом наперевес, принимала позы прелестниц Боттичелли или мадонн Микеланджело. Женское тело в искусстве может быть не только объектом мужского вожделения – это она доказывала в своих жестоких, с использованием электрошока, битого стекла и прочим членовредительством, акциях, пытаясь найти другой, не мужской язык, на котором это тело могло бы говорить.

Впрочем, чтобы не превращать ретроспективу в зал боевой славы с документацией перформансов 1960-х и 1970-х годов, в экспозицию ГЦСИ включили и последнее политическое произведение ВАЛИ ЭКСПОРТ: посвященную Москве инсталляцию "Калашников". Вавилонская башня из автоматов, водруженная над лужей нефти, распространяет вокруг себя жуткую вонь и наводит на мысль о том, как же прекрасен образ России в глазах западного радикала. Удивительно, что это произведение, подобно многим другим экспонатам биеннальских выставок, не задержали на таможне: видимо, ссориться с настоящими феминистками опасаются даже российские службисты.

А в фонде "Екатерина" ВАЛИ ЭКСПОРТ другая: вне феминистского брэнда, просто художник. Неплохой график – это для тех, кто считает перформанс искусством недоучек, не умеющих держать карандаш в руках. Концептуалист, чьи видеоинсталляции и акции сосредоточены на проблемах языковых границ кино и фотографии. Вот она фотографирует дорогу из окна автомобиля, пытаясь уловить течение времени на фотопленке. Вот бегает по улицам с прикрепленными к груди и спине кинокамерами, снимающими все, что попадает в объектив, чтобы преодолеть диктат операторского глаза. Такую ВАЛИ ЭКСПОРТ очень ценят на славящихся любовью к независимому кино фестивалях в Роттердаме и Берлине.

И это очень тонкое (не "по-женски тонкое", а просто тонкое) искусство. Только за одно это тонкое искусство имя ВАЛИ ЭКСПОРТ большими золотыми буквами никогда не вписали бы ни в какие анналы. Такова общая судьба художниц-феминисток: все те, кто боролся за признание равных с мужчиной прав на креативность, оказались надежно упрятанными в почетное женское гетто феминизма, как порабощенная домохозяйка на кухню. Впрочем, это не означает, что они проиграли войну. Ведь любой член жюри любого грантового конкурса скажет, что в условиях нынешней политкорректности предпочтет плохой проект художницы хорошему проекту художника. И в любом справочнике типа "Сто имен в искусстве XXI века" женщин и мужчин будет пятьдесят на пятьдесят. Это, видимо, и есть главное произведение феминистского искусства.






Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования