Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 19.09.2020

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Выставки

Марат Гельман привёз в Санкт-Петербург "Оттепель"
24 января 2007

Историю развития одной из первых московских галерей современного искусства на примере работ ее художников, в разное время выставлявшихся в этом арт-пространстве, демонстрирует Русский музей. 25 в Мраморном дворце петербургского музея открывается выставка "Оттепель, или In the middle of the road", приуроченная к 15-летию галереи Марата Гельмана. // полностью...









"Гельманоиды" в Мраморном дворце

Юрий Арпишкин
Московские новости

27.01.2007

В Русском музее широко отмечается пятнадцатилетие московской галереи Марата Гельмана. Несколько лет назад этот пламенный борец за место современного изобразительного искусства в современном мире передал в музейные фонды часть своей представительной коллекции.

Тогда как-то смущенно прозвучало обещание сделать в Мраморном дворце, где ГРМ уже традиционно показывает новейшие образцы искусства, постоянную экспозицию из даров Гельмана, теперь этот проект вроде бы приближается к осуществлению. Выставка, открывшаяся вчера в Петербурге, носит название "Оттепель". Воля ваша, но звучит оно как-то обреченно. Исторические ассоциации провоцируют думать, что речь здесь идет об очередном провалившемся социально-политическом начинании. Подобно тому, как с середины шестидесятых годов у нас этим словом называют несостоявшееся улучшение нравов, эпоху обманутых ожиданий и нереализованных возможностей. Насчет эпохи – пока сказать трудно. Но спасибо и на том, что сама галерея Гельмана видится теперь, в момент подведения предварительных (промежуточных) итогов институцией вполне состоявшейся и сравнительно реализованной.

Во всяком случае любому интересующемуся, что такое есть современное искусство, можно назвать фамилию Гельман, и он сразу многое поймет. Так сказать, имя стало словом. Это совсем не мало. Сам галерист описывает сложившуюся ситуацию полемически: "С 1995 года начался период, когда галерея для внешней среды вообще представляла все современное искусство вместе взятое. Например, газета "Завтра" до сих пор всех современных художников называет "гельманоидами".

В то же время, если отрешиться от всяческой мифологии, придется признать, что галерея Марата Гельмана – это две довольно тесные комнаты в полуподвальном помещении, расположенном в тихом центре Москвы. Примерно раз в месяц (иногда чаще, иногда реже) там открываются небольшие выставки. На вернисажи собирается весьма скромная по численности и устойчивая по составу аудитория. Посетители обмениваются приветствиями, впечатлениями, выпивают легкие (как правило) спиртные напитки и мирно расходятся. Внешне все выглядит не просто безобидно, а даже благостно. Конечно, среди художников, выставляющихся в галерее, попадаются настоящие радикалы. Но как "русское тиранство – дилетантство", так и радикализм отечественный может показаться опасным разве что каким-нибудь забубенным "Идущим вместе" или дремучим членам Союза православных граждан, регулярно составляющим против Гельмана и его галереи судебные иски по статьям, трактующим о "разжигании" или "оскорблении". Нет, по совести говоря, все происходящее в современном искусстве отличается прежде всего трудно преодолимым герметизмом. И вот при этом Гельман – громкая общественная фигура, а деятельность его галереи – предмет пусть и не столь громкой, но отчетливо различимой и нескончаемой дискуссии.

Главный, насколько может судить сторонний наблюдатель, талант Гельмана лежит в области формирования аудитории практически из "ничего". В России как не было, так толком и нет добровольного потребителя тех ценностей, которые предлагает современное искусство. Во всяком случае, вычленить это сообщество из народной массы возможным не представляется. И вместе с тем людей, готовых обсуждать деятельность Марата Гельмана, множество.

Конечно, по-настоящему широко Гельман прославился некоторыми акциями политического толка. И трудно спорить с тем, что это вполне заслуженная слава. Можно нисколько не боясь оказаться плохим пророком, утверждать, что в каких-нибудь учебниках рано или поздно найдется место для описания таких перформансов Марата Гельмана, как избирательные кампании Александра Лебедя или партии "Родина". А разве забудут потомки акцию "Вас здесь не стояло", направленную против памятника Петру I, изготовленного Зурабом Церетели. Не забудут. Перечисленные примеры наверняка будут приводить в тех случаях, когда захотят показать, как не надо действовать или как достичь результатов, противоположных желаемым. Подробно оценивать это все с точки зрения личного результата политтехнолога и стратега предоставим специалистам. Но кажется, что для галерейной работы Марата Гельмана вся эта околополитическая суета оказалась даже плодотворной. По-видимому, именно в ней оттачивалась та беспринципная дерзновенность, которая в политике является источником существования, а в искусстве – источником движения. Движение, вообще говоря, необязательная категория для художественного творчества. Но уж если, подобно Марату Гельману, делать на него основную ставку, пусть это будет яркое и вызывающее движение. В этом смысле с нашим героем никто сравниться не может. Ну какие картины сейчас станут задерживать на таможне – только те, что вышли из заботливых рук Гельмана. А кто кроме бдительных таможенников, стоящих на страже государственных интересов, сегодня оценит искусство по-настоящему? Ну некому больше! Поэтому к ним Гельман и обращается. Так и должен поступать истинный дилер и пропагандист прекрасного – искать тех, кто его услышит и поймет. И не так важно, насколько правильно.

За прошедшие пятнадцать лет в галерее выставлялись, кажется, все сколько-нибудь значительные деятели contemporary art. И в большинстве случаев это обстоятельство единственное, что их объединяет. Комар и Меламид, Гриша Брускин и Александр Косолапов, Арсен Савадов, Василий Цаголов, Ольга и Александр Флоренские, Олег Кулик, группа АЕС, Александр Виноградов и Владимир Дубосарский вообще-то художники очень разные. Но собранные в гельмановском пространстве, они приобретают ряд общих свойств. И не только как участники одной игры, но как исполнители одной миссии. Ради нее художники даже порой обнаруживают готовность отказаться от своей фирменной ригористической иронии.

Отступает их ирония, как ни странно, и еще в одном случае. Когда они говорят о своем галеристе. В каталоге, изданном к нынешней выставке, где собраны очень ценные сведения о художественной жизни конца 80-х – начала 90-х годов (составитель Евгения Кикодзе), содержатся и некоторые пронзительные признания. Например: "Самое важное качество Марата, которое я все же хочу отметить: Марат любит художников. Это неоценимое для куратора и галериста чувство, которое так сложно в себе сохранять! <...> любить художников очень трудно. Себялюбие, гордыня, недисциплинированность и страшный эгоизм, которыми они исполнены, – увидеть за всем этим нечто большее, то, что и называется "художник", очень трудно". Вряд ли многим галеристам удалось услышать о себе такое даже в юбилейных речах.






Материалы по теме:

03.02.2007 Из грязи



Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service






Предлагаем следующие виды смесей для зимних работ: Блокбонд зима – 521, Экстрабонд зима – 531 и др.


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования