Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 17.11.2018

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Биеннале

Московская биеннале: новая актуальность и деприватизация надежды
29 сентября 2004

28 января 2005 года открывается Первая Московская биеннале современного искусства. Избрав в качестве темы мероприятия лозунг "Диалектика надежды", шесть европейских кураторов попытаются внести свою лепту в святое дело возрождения надежды "как коллективного социального чувства", утрата которого, равно как и "утрата Великой мечты о социальных переменах", по образному выражению организаторов, "привела к приватизации надежды, определившей многие процессы в искусстве 90-х годов". // полностью...









Современное против прекрасного

Елена Широян
Русский курьер (Москва)

02.02.2005

Семь больших музеев, десятки выставочных залов и галерей, тридцать спецпроектов плюс к основной программе – в один день с Венецианским карнавалом средь наших осин начался фестиваль визуальных искусств, грозящий сделать Москву соперницей Венеции.

О 1-й Московской биеннале (наконец-то и в русском языке утвердится итальянское название масштабной выставки, проходящей раз в два года) организаторы десяток лет мечтали, потом два года рассуждали на симпозиумах и встречах с прессой, попутно ссорясь между собой, а вплотную готовились, похоже, не больше трех месяцев.

Не далее как в декабре сотрудники Исторического музея, в постсоветское время приросшего Музеем Ленина, где и должен был развернуться основной проект форума – "Диалектика надежды", вышли на пикет, требуя разрешить вопрос с передачей здания от мэрии к "федералам". Степень готовности к фестивалю так долго была загадкой, а его контент – тайной за семью печатями, что многие уж и не верили словам экс-министра культуры Михаила Швыдкого: мол, биеннале состоится при любой погоде.

Нынешний руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии свои планы и госстратегию озвучил полтора года назад в центре Венеции, когда там в 50-й раз открывался всемирный форум, без аналога которого, оказывается, нам не прожить. Потому приглашали знаменитостей со всего света, прямо по списку, наудачу -кто отзовется, и отстегнули сначала миллион долларов. Теперь называют сумму в 53 миллиона бюджетных российских рублей, а люди осведомленные говорят про 4, 3 миллиона евро. Слова Швыдкого: "Мы откроем биеннале при любой готовности экспозиции" – не удалось оспорить ни метели, ни митингующим у Музея Ленина против монетизации льгот. Отступать некуда – слишком много надежд возложено на биеннале. Нужно товар лицом показать, а еще важнее – дать ускорение для рывка в пространство мирового арт-рынка нашим творцам, прежде выходившим к Европе, Азии и Америке поодиночке или небольшими группами, под началом особо ушлых галеристов. Теперь нам говорят, что интерес к русскому искусству вновь велик, и не менее велики ожидания дивидендов разного свойства.

Праздник взял старт и молниеносно заполонил собой половину столицы, распространясь и на ее окрестности – берег Клязьмы и Коломну. Главный штаб феста -"большой красивый красный дом, похожий на дворец", еще пахнет штукатуркой и клеем, зияет некрашеными стенами. Более десятка лет это яблоко раздора мозолило глаза, находясь без дела, и притягивало любителей агитировать за возврат в "светлое прошлое". Зато теперь здание бывшей Московской городской думы отдано на растерзание племени младому, незнакомому, из всех градов и весей, претендуя минимум на роль Арсенала в столице Адриатики. Здесь соединились таланты со всего света, даром что экспозиция сшита на живую нитку и похожа на детский сад, откуда ушли строгие воспитатели. Рисунки – прямо по голой стене, фото и видео вперемежку с посудой и игрушками, которые слегка теряются на просторах солидного строения, а неприбранный строительный мусор легко перепутать с деталями новомодных инсталляций. Одна из таких – "Спутник" – опоясала коридор у зала, где на экране, как встарь, "Живой Ленин" Ромма. Символ прежней страны и приметы радикального ее обновления (ведь биеннале, как и современное искусство вообще, – не торжество красоты, а полигон для экспериментов, двигающих творческий процесс) как нельзя лучше пришлись друг другу: и тот, и другие ныне в роли маргиналов. Неудивительно, что бравые ребята под началом крутых кураторов доигрались до того, что из всех углов мигают лампочки в странных объектах "Это не бомба" модного эпатажника – лауреата премии "Черный квадрат", а стержневым объектом оказался помещенный на фоне картинок про Мавзолей фанерный "скворечник", имитирующий сортир а-ля антик.

Роль венецианского Giardino Publico – городского сада, где в национальных павильонах разворачиваются выставки самой старой и известной биеннале современного искусства, в Первопрестольной играют 7 музеев, ЦДХ и три дюжины галерей и арт-центров. В Третьяковке сгрудились "Сообщники" – когдатошние герои нонконформистской Москвы, ныне сложенные в архивы истории. Уже снискавшая звание лучшего проекта биеннале инсталляция Валерия Кошлякова "Облако" на Крымском валу элегантно оттеняет "Коллективное и интерактивное творчество в группах 1960-2000 годов". Их же былые подвиги, сегодня выглядящие невинной забавой, а прежде открытые лишь посвященным, – в проекте "Квартирные выставки", которые разбросаны в РГГУ и по мастерским, вплоть до кабаковской студии, где мусор в фирменном стиле повис на "Веревках". А хозяин-автор так и не приехал... Зато проект "Диалектика надежды" достиг даже станции "Воробьевы горы" – выставки в метро входят в моду.

В нестройных, но плотных рядах Первой московской – и ГЦСИ, устроивший ретроспективу непризнанного при жизни гения Михаила Рогинского, и Московский музей современного искусства, где воссоединились наши здравствующие этуали (Кулик, Дубосарский/Виноградов, Мамышев-Монро), и Пушкинский музей: туда прислал свой фильм The Greeting ("Приветствие") популярный видеоартист американец Билл Виола. Именинником глядит Музей архитектуры: старинная усадьба на Воздвиженке под завязку набита выставками разного рода, от молодежного видео до экспозиций, специально для Москвы подготовленных звездами Запада. Пожилой парижанин с русско-еврейскими корнями Кристиан Болтански из полотнищ с гигантскими фрагментами безымянных фото и потертых секонд-хендных пальто создал поэтически-ностальгическую инсталляцию "Призраки Одессы". Надежда contemporary art, живущая в США израильтянка Михаль Ровнер наблюдает человеческие толпы, которые то разбегаются в броуновском движении, то сливаются воедино и маршируют строем, с высоты птичьего полета.

Оправдал свое новое название Мультимедийный комплекс актуальных искусств – прежний Дом фотографии на Остоженке. Его директор

Ольга Свиблова блестяще сыграла роль куратора технологически сложного и дорогостоящего проекта "Вторжение". Переплетены разные искусства, от классической графики до интерактивной инсталляции, переносящей нас на корабль посреди океана. Залп звездных имен: Гриша Брускин, Ольга Чернышева, Александр Пономарев, Андрей Бартенев...

Великое старое искусство – тоже хит. Особая любовь – к маньеристам. Но не без лукавства. Вся соль в показе великого Роберта Мэпплторпа, принадлежавшего XX веку и знаменитого отнюдь не академическими штудиями. Человек, причисленный к пяти лучшим фотографам мира, прославился не только как замечательный мастер композиции, света и тому подобных тонкостей ремесла, на ваших глазах перерастающих в волшебство, но и как икона гей-культуры. Enfant terrible 70-x отлично делал портреты для журналов, но куда больше любил снимать торсы – мужские и женские, чернокожих натурщиков и садомазохистов. Мускулы на откровенных гомоэротических фото столь же напряжены и четко обрисованы, как у старых мастеров, и маньеристы с их утонченной порочностью, идущей от вечного культа красоты, – самое то, что нужно для рифмы, решил Аркадий Ипполитов, хранитель итальянской гравюры Эрмитажа, 50 гравюр голландских маньеристов XVI-XVII веков "скрещены" с 70 работами культового фотографа.

Полгода назад выставка "Роберт Мэпплторп и классическая традиция: искусство фотографии и гравюры маньеризма" снискала громадный успех в Берлине и Санкт-Петербурге. В Музей Гуггенхайма стояли очереди, был побит рекорд посещаемости. Однако немецкая, а вслед за ней и российская пресса подметила, что от порнографии не осталось следа. Впрочем, этот художник умел и увядающий цветок снять так, что зритель краснеет от ассоциаций, – а обнаженное тело кажется лишенным пресловутой сексуальности, зато выглядит метафорой ожидания смерти. Особенно явно эти мотивы зазвучали в последние годы жизни автора. Не скрывавший своей нетрадиционной ориентации, он умер в 1989 году от СПИДа. Слава пришла в 30 лет, старуха с косой – в сорок два. "Облегченный" Мэпплторп с пониженным градусом гомосексуальных аллюзий и эротических откровений притягивает и без этих пряностей: подчеркнутая контрастами света нагота кажется и хищной, и доверчивой, и целомудренно-беззащитной. Она, в бликах и тенях, родинках и прочих "топографических" знаках, воздействует, как укол, изгоняющий из плена культурных стереотипов, как нападение жестокой реальности на ранимый, хрупкий мир Красоты...

Горы мышц и многословие голландцев рядом с минималистом Мэпплторпом кажутся утомительно чрезмерными, хотя ракурсы и впрямь похожи. Но разве сходства более, чем с тем же Микеланджело? Невозможное в тесноте МДФ разделение экспозиции на тематические блоки отвлекает внимание от главного, быть может, у мастера. Ощущая дыхание смерти себе в затылок, он "писал" автопортреты и изображения друзей – Синди Шерман или Энди Уорхола, своего учителя, чья голова в пучке света, словно в нимбе. В завершение пути – так называемый зал смерти, где мы видим снятый незадолго до конца автопортрет. Мужчина, сжимающий трость с набалдашником в виде черепа и глядящий нам прямо в глаза, страдает от боли. Он так не похож на дерзкого мачо, запечатленного восемью годами раньше. В ранних автопортретах Мэпплторп играет с образами: самоуверенный юноша в модной кожаной куртке сменяется кукольным девичьим личиком, при помаде и накрашенных глазках, и лишь нагая грудь позволяет догадаться – травести... Еще сильнее воздействие парных снимков, названных "Картины. Автопортрет": одинаковы ракурс и движение руки, выводящей слово pictures, но костюм то панка, то клерка... Раздвоение трагически сходит на нет в последнем портрете: крупным планом даны лишь глаза – испытующие, полные ужаса и отчаяния, может быть, заглянувшие в неведомую нам бездну...

В Эрмитаже этим фото завершалась выставка, и перед ним многие стояли в оцепенении. Здесь за "всевидящим оком" следует иной портрет, за Мэпплторпом – другая экспозиция, но в память картинка врезается. Как и сам проект, будто бы непрофильный – ретроспективный – в рамках феста актуального искусства, но ставящий ему высокую планку. С тем чтобы в экспериментах и приколах биеннале, где "отвязный" дух приветствуется и культивируется беззаботно-легкое отношение к жизни, – не забыть человека, в разные века остающегося мерилом всех вещей.






Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования