Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 22.08.2018

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Арт-процесс


Арт-процесс :: Биеннале

Московская биеннале: новая актуальность и деприватизация надежды
29 сентября 2004

28 января 2005 года открывается Первая Московская биеннале современного искусства. Избрав в качестве темы мероприятия лозунг "Диалектика надежды", шесть европейских кураторов попытаются внести свою лепту в святое дело возрождения надежды "как коллективного социального чувства", утрата которого, равно как и "утрата Великой мечты о социальных переменах", по образному выражению организаторов, "привела к приватизации надежды, определившей многие процессы в искусстве 90-х годов". // полностью...









Итожить наработки

Андрей Ковалев
Русский журнал

14.03.2005

Подозреваю, что эпические обозрения, посвященные биеннале, порядком поднадоели читателю; однако фантомные боли продолжаются. Несмотря на то что празднику искусств посвящено уже два обзора, третий придется начать с того же места. Все, что можно сказать положительного о международном форуме, обобщила Ирина Кулик в рассудительном журнале "Коммерсантъ-Власть" (от 07.03., "По сортирам и выставочным залам"). Четыре достижения в изложении Кулик:
  1. "Биеннале улучшила международный имидж России как раз в тот момент, когда мировая общественность обеспокоена тем, что она свернула с пути демократии.

  2. Современное искусство в России все больше и больше ассоциируется не с подпольем и диссидентством, а с респектабельностью и большими деньгами.

  3. В международный контекст успешно встраивается именно современное искусство, а не, скажем, обласканные московской властью господа Шилов, Глазунов, Андрияка и Зураб Церетели. Признать это куда выгоднее, чем игнорировать.

  4. Московская биеннале сломала барьер, существовавший между современным искусством и широкой публикой".
По первому пункту добавить нечего. Всем понравилось, даже заезжему отцу-основателю мирового концептуализма Йозефу Кошуту, который дипломатично заявил в интервью Сергею Хачатурову и Федору Ромеру: "Проведение биеннале – беспрецедентный шаг, включающий Россию в интернациональный арт-дискурс. Сегодня можно сказать определенно: Россия – это полноправный игрок на международном поле" ("Время новостей" от 05.03.). Дело хорошее, но нет уверенности, что имидж и международный дискурс хоть кого-то интересуют. Примем во внимание: за все приходится платить. "Мы впадаем в дурную бесконечность догоняющего развития. Только теперь догоняем не лидера, а пытаемся занять подобающее нам скромное место среди развивающихся стран" (Марина Колдобская, "От центра к краю и наоборот", "Новое время" от 13.02.). Ярослава Бубнова невероятно откровенна: "Стамбул был оптимальной моделью, которую можно было адаптировать к Москве" ("Биеннале в Москве непременно повторится", беседу вела Елена Титаренко, "Культура" от 17.02.). Впрочем, ничего удивительного в новой геополитике нет: "Нынешняя вялая и робкая российская власть очень боится рискнуть. Зато готова дорого заплатить за то, чтобы "быть как люди" (Марина Колдобская).

С другой стороны, в нынешней ситуации очень важно, что министру-консерватору Александру Соколову , предпочитающему выступать перед православными предпринимателями, существует серьезный противовес: "Михаил Швыдкой, давно известный как либерал, за последнее время приобрел и репутацию поборника самых что ни на есть прогрессивных идей. В немалой степени и благодаря биеннале, оргкомитет которой он возглавил" (Ирина Кулик). Ноблес оближ – ведь федеральный агент открыто признается: "Я это искусство не люблю. Я вообще консервативен в своих вкусах" ("Проповедь хулигана", беседовала Людмила Милевская, "МК-Воскресенье" от 06.03.).

Меня госконтроль над современным искусством вовсе не страшит; более того, я вполне разделяю точку зрения молодого уральского художника Владимира Селезнева, который говорит: "Кто платит, тот и заказывает музыку. Не знаю, может быть, политтехнологи посоветовали Путину взять опыт США, где во времена поп-арта художники этого направления финансировались государством и даже ЦРУ" ("Художников, как и публику, нужно воспитывать", "Эксперт-Урал" от 28.02.). То есть для окончательного расцвета искусств нам осталось только ФСБ уговорить. И все будет хорошо.

По второму пункту все тоже выглядит жизнеутверждающе, особенно радуют денежные разборки. Дело даже не в личном вкусе некоторых критиков, которые полагают, что за те же деньги все можно было бы сделать жирно и богато (см. Ольга Кабанова, "Вахта сдана", "Ведомости" от 02.03.). Наиболее серьезными и обстоятельными критиками оказываются как раз те, кому это положено по штату, – художественный директор Государственного центра современного искусства Леонид Бажанов и главред "Художественного журнала" Виктор Мизиано.

История такая. Сначала Мизиано и Иосиф Бакштейн освободили Бажанова от забот по российскому павильону в Венеции. Потом Бакштейн со скандалом выставил Мизиано из кураторской команды. Теперь Мизиано появился на информационном поле с важным заявлением: "Фактически "официальная" биеннале "съела" бюджет 2004 и 2005 годов, – вряд ли государство в ближайшее время даст на современное искусство еще хоть копейку. Однако по оценкам тех, кто в современном искусстве более или менее разбирается, все экспозиции, явленные в Москве, вряд ли на столько "потянули" (Татьяна Кравченко, "Миллион в дачном сортире", "Политический журнал" от 28.02.). Наверное, все так и есть, я в подобных делах не разбираюсь. Однако меня веселит, что наш паладин мировых стандартов теперь настаивает: "Если нужно показывать мировое искусство в нашем контексте, то нельзя выбирать те работы, что были на "Диалектике надежды". В Мадриде, Ганновере, Париже – о'кей. Но не у нас" (Жанна Васильева, "Первый блин", "Итоги" от 28.02.).

Дальше – еще правильнее: "Впервые государство и большие деньги пришли на территорию большого искусства. И все ошибки наших младореформаторов 90-х годов были тут же повторены. Прежде всего западоцентризм, причем в гротескных формах. Это какая-то инфантильная провинциальная очарованность западными звездами". Могу предположить, что именно этот новый фундаментализм Мизиано и привел к тому, что его вытеснили из кураторской команды, – бедного Бакштейна с его дурацкими письмами в инстанции, кажется, просто подставили. Но в главном с коллегой Мизиано я согласен: от кураторов хотелось бы большей ответственности, а также всяческих интеллектуальных забав – "конференции, дебатов, семинаров, которые обыкновенно сопровождают большие проекты". Плюс хороших этикеток и прочих милых мелочей.

Что касается больших денег, меня как вульгарного марксиста новая ситуация до крайности умиляет. Совриск становится настоящим делом, где все по-взрослому. Подобно голливудской продукции, качество выставки оценивается в миллионах у.е. "Синие носы", прославившиеся проектом "Видео на коленке", вернувшись в свои прохладные места, поясняют местному корреспонденту: "Медиапроекты "Синих носов" в Новосибирске представить невозможно, поскольку они высокозатратны, требуют серьезного технического оснащения" (Ирина Ульянина, "Московской биеннале показали "Синие носы", Titoff.ru, 11.02.). Все как-то сместилось: доблестный некрореалист с большим стажем Евгений Юфит глуповато оправдывается перед Михаилом Сидлиным за свое пристрастие к малобюджетному кино ("Дешево и страшно", "Независимая газета" от 01.03.). И, как честный коммерсант, предается безудержному автопиару: "Дело в том, что фильмы, которые я создаю, необычны по форме и содержанию, они сложны для восприятия и рассчитаны на зрителя, имеющего определенный эстетический опыт". Готовьте бумажники. "Произведения некрореалистов рассчитаны на подготовленную аудиторию тонких ценителей постмодернизма, синефилов, знатоков трэш-муви, Мурнау, Кокто & Бунюэля... Если уж запечатлен закат Солнца, то как будто в последние секунды перед Апокалипсисом. Зрители увязают в безжизненной, совершенно инфернальной среде, в которой по-декадентски красиво загнивает и умирает все и вся" ("АРТикуляция # 34 с Дмитрием Барабановым", Artinfo.ru).

Да что там "Синие носы" и некрореалисты – зараза проникает в патентованные храмы Высокого. И вполне положительный критик без всякого стеснения сообщает о выставке самого Шагала: "Стоит выставка около полутора миллионов долларов (помимо государства деньги вкладывали Внешторгбанк, "Бритиш Американ Тобакко Россия", несколько фондов и галерей) " (Сергей Хачатуров, "Шагалим в ногу!", "Время новостей" от 28.02.).

Деньги деньгами, а я вместе с Фаиной Балаховской радуюсь, что "после потрясшей художественную Москву биеннале современное искусство вернулось на свое малобюджетное место. Как нас ни пугали, что центр творческой жизни переместится в российскую столицу и не всякий гражданин подобное выдержит, мир в очередной раз не перевернулся" ("Квартальный отчет", "Время новостей" от 02.03.). Но, самое главное, – биеннале показало, что у современного искусства появилась своя аудитория. Вдумчивый Боец Пупкин требует организовать в Музее Ленина нечто вроде "Тейт Модерн", "ибо нигде с момента посещения Тейт Модерн меня так не плющило! Экстраваганза, бэйби!" ("Тейт" на выезде", Kak от 23.02.). Если столь бравых бойцов начинает плющить и колбасить, победа будет за нами, наше дело правое. Можно отправляться на пенсию.






Материалы по теме:




Ссылки:












    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования