Московская биеннале: новая актуальность и деприватизация надежды

Отрывок из интервью директора ГМИИ им. Пушкина Ирины Антоновой "Российской газете"


Российская газета: В дни, когда в Москве проходит I Международная биеннале современного искусства, нельзя не спросить о вашем отношении к ней?

Ирина Антонова: Когда-то я была комиссаром нашего раздела венецианской биеннале. Так что я представляю структуру такого рода международных выставок. Конечно, очень хорошо знакомить людей с тем, что делается в современном искусстве. Но то, что показано у нас, слишком односторонне. Были клонированы биеннале в Венеции и в Сан-Паулу. А нынешнее российское искусство гораздо более разнообразно.

РГ: Произошел перекос?

Антонова: Да, в свое время в Манеже проходили огромные выставки соцреализма. И показывали только это искусство, хотя в то время работали и совсем другие художники. Сейчас произошла сегрегация наоборот. Современные художники, работающие в более традиционных формах, сохраняющих образ реального мира, отсечены от биеннале. Получилась очередная однобокость.

РГ: Вам биеннале не очень нравится?

Антонова: Мне не нравится то, что выставлено. В Музее Ленина я не увидела ни одной значительной вещи. Я понимаю, что это надо показывать. Но правильная оценка всегда возникает в сравнении. Когда меня спрашивают, почему я не люблю Шилова, я отвечаю: "Повесьте рядом с ним портреты Серова, и я вам тут же докажу, что это плохо, начиная с пластики и кончая содержанием". Искусство требует сравнения. А биеннале оказалась односторонней.

РГ: Ваш музей тоже участвует в биеннале, выставив видеоинсталляцию Билла Виолы?

Антонова: Там диалог Виолы со старым искусством, с картиной художника XVI века Якопо Понтормо "Встреча Девы Марии с Елизаветой". Кстати, уже в те времена католический собор запретил использовать этот сюжет, но Понтормо как маньерист преодолел запрет. По сути, он делал то же, что Билл Виола в конце ХХ века. Оба находятся в одной и той же стадии декаданса. И тот, и другой крупные художники. Они не хулиганствуют, не оскорбляют нас.

РГ: По поводу только что прошедшей выставки Пикассо вас не обвиняли в хулиганстве?

Антонова: Действительно, когда публика приходила на выставку, у многих волосы шевелились. Веласкес, Кранах, Мане – и вдруг это кажущееся глумление и кощунство. На самом деле, это не надругательство. Это диалог Пикассо с классикой. Он обостряет многие вещи, предугадывая постмодернизм. А рядом его же вещи, исполненные классической красоты, такие, как "Танец с бандерильями". Он знает, где красота и где безобразие, показывая оба полюса. Когда я смотрю на произведения, выставленные в Музее Ленина, я не уверена, знают художники про оба полюса или нет.



полный адрес материала : http://www.gif.ru/themes/culture/bi-2005/antonova/


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования