первая страница города
вернуться на первую страницу
Искусство России

карта сайта


Нажать

Мир без политики



Астрахань   Владивосток   Воронеж   Екатеринбург   Иваново   Ижевск   Калининград   Кемерово   Комсомольск-на-Амуре   Кострома   Краснодар   Красноярск   Курган   Липецк   Москва   Муром   Нижний Новгород   Нижний Тагил   Новосибирск   Пермь   Самара   Санкт-Петербург   Сургут   Тверь   Тольятти   Томск   Тюмень   Ульяновск   Уфа   Хабаровск   Чебоксары   Челябинск   Ярославль   Рунет   Заграница  



 




тексты >> музыка
Екатеринбург




  Овердоз в ожидании цвета и саунда  

Валерия Словиковская, Елена Венделин

О чем писать в рубрику "цвет и саунд" как не о рок-музыкантах?

О тех, что полегли от овердоза (Джим Моррисон, и Дженис Джоплин, и Брайан Джонс, и Джимми Хендрикс), а начинали с невинных (не вызывающих зависимости) галлюциногенов и психоделии: дмт 1 - содержащих травок - "растительного тв", грибов Амазонии и "Люси в небе с алмазами" - LSD 2.

За что любили Люсю? Дала почувствовать цвет как саунд, слышать цвет, видеть звук, передавать впечатления от одного чувства к другому.

Мне скажут: это тысячу раз было темой тысячи публикаций.
Ваша правда, - отвечу я.

Но, что делать журналисту, когда самый великий "гуггенхаймостроитель" современности Фрэнк Гери возвел в Сиэтле рок-музей "Почувствуй музыку" 3, погнул тонны листового металла, покрасил в яркое, и, подкрепив славу вечно скандальныного, "ненормативного" рока своим авторитетом заинтересовал им арт-прессу с похвальной репутацией?

Что делать? Разумеется, глядеть за моря, выясняя, как там вблизи, что там внутри, есть ли Люси?

С а у н д
"ХРУСТАЛЬНЫЙ ХЕНДРИКС"

Джимми Хендрикс "брал безобразные звуки и делал их прекрасными". Он любил свою гитару у всех на глазах, он ласкал ее, лежа на сцене, перебирая зубами струны. Он швырял ее в сторону, бил об пол. Он поджигал ее, впадая в экстаз, возбуждая неистовство фанов, покидая сцену под рев усилителей...

Хендрикс умер, оставив родному Сиэтлу свою "могилку героя" - для привлечения туристов и меломанов и свой имидж of Wild men and charismatic person - для общего употребления в топ-лексиконе кича.

Прошли годы, и вот, пожалуйста, - картинка для постера! Лето, солнце, 23 июня 2000-го. Перед собравшейся публикой господин в дорогом костюме от Gucci сокрушает хрустальную гитару о бетонный настил. За его спиной вздымается элегантная груда металла. Она стоит 240 миллионов долларов и зовется отныне рок-н-ролльным музеем.

Старейшие аттракционы-"шестидесятники": Космическая Игла, Луна-парк, Монорельс и Баблейтор со Спейсариумом присутствуют тут же, уверяя собравшихся: Сиэтл - отличное место, чтобы мумифицировать рок.

Сиэтл - большая, жирная точка международной музсцены. Не только Джимми, но и Ray Charles, Ernestine Anderson, Quincy Jones начинали здесь.

Рок-фестиваль в Сиэтле (1962) опередил и знаменитый Монтерей (1967), и прославленный Вудсток (1969) 4.

В 60-е тут, на северо-западе, гаражным роком скрежетали, в 70-е - 80-е территории хип-хопа и панка перекрывались. В 90-м из Сиэтла повсюду распространилась слава Квинсрайк. И теперь на любой широте-долготе меломана спроси, он тебе скажет: "Quinsryche? - Металлическая команда. Не концерты у них, но hard'n'heavy-оперы: концепция там, все дела, как у взрослых. Нравятся "трансильванцам - беспокойцам" и образчикам нерушимой нордической психики" или нечто вроде того.

В 91-м грянул взрыв: Nirvana "Nevermind" записали и гранж - гремучая панк-роковая смесь - извергся из подвалов, пивных и все собой заслонил. Мрачный депрессивный саунд, грязные рифы, небрежные аранжировки - Nirvana 5, Soundgarden 6, Pearl Jam 7, Alice In Chains - увековечила местная фирма грамзаписи SubPop. Grange look: обтрепанные джинсы, фланелевые рубашки в клетку обессмертил дизайнер одежды Марк Джекобс. Сиэтл навеки стал родиной гранжа.

А в 94-м раздался выстрел: Курт Кобейн (не в ущерб популярности города) тут застрелился.

Те, кто после всего этого ездил в Сиэтл, отмечали: нигде больше такого соотношения припанкованных-татуированных-пирсингованных молодых людей к неприпанкованным-нетатуированным-ни-разу-непирсингованным молодым людям с явным перевесом в пользу первых не встретишь.

Итак, Сиэтл - оплетенное легендами, баснями, густо татуированное место. Музей там не случайно отгрохали, и мистер в костюме от Gucci не случайно хрустальные гитары крушит.

Но стоит ли туда ехать, чтобы это чудо осматривать? - Вопрос.

У многих на "хендриксов в хрустале" и прочие столь же заразительные и умильные образы (созданные путем трансплантации контркультурных идолов в сферы истеблишмента) - устойчивый иммунитет 8. И на "пурпурный туман" давно уже аллергия.

- Итак, откуда будем лить воду?
- Из Мюнхаузена воду лить не будем!

Из Джимми Хендрикса в Сиэтле purple haze льют рекой. Атмосфера им пропиталась насквозь: c 21-ой тысячи криволинейных фрагментов бликующей и отражающей музейной обшивки текут закатные лучи, наводняя прилегающий парк.

В уютном баре Liquid Lounge ("Жидкое безделье") бармены-ди-джеи наполняют пёрпл хейзом (сэмплированным из отменной водки, клюквенного и красносмородинного мартини) бокалы утомленных посетителей 9.

Purple haze 67-го - в первой десятке ностальгических утех.

И, начав рассказ, в этом месте его хочешь закончить и замереть, да нельзя. - К славе Хендрикса в Сиэтле примешалась звонкая, все нарастающая слава Фрэнка Гери,.

Ц в е т
РАСКОВАННЫЙ ГЕРИ

Из-за нее статью приходится начать снова. С гиперцитаты:

"Призрак бродит по Европе, призрак "геризма".

Это, разумеется, только эпиграф к нижеследующему тексту. В той самой мере, в какой старушка Европа - лишь эпиграф к мировой экспансии Гери, новейших архитектурных аттракционов и современных музеев-гигантов.

В Европе - их только часть: парижский Бобур 10, 3 из 6 музеев Соломона Гуггенхайма среди которых и славный Гери-"гуггенхайм" в Бильбао 11.

А новые "музеи-блокбастеры", хоть и являются в снах старейшим европейским городам (Турину, Палермо и Генуе), один за другим и все чаще возникают в Америке 12 (Нью-Йорке, Л.А., Лас-Вегасе).

Современная архитектура отличается от классической. Та носила государственный мундир, была распорядителем военных парадов, триумфальных маршей, правительственных церемониалов и всенародного движения к храмам и алтарям. А нынешняя - легкомысленна, носит яркое, занята увеселением публики, доставляя ей поводы развлекаться и кайфовать. Музеи современной культуры в числе ее любимых игрушек. В этом легко убедиться, даже не покидая Старого Света.

Что касается Гери - из всех кайфующих архитекторов он - самый раскованный 13 . Он архитектор туристов: ему ведомы их тайные страсти - охота колесить, куролесить, каруселить, фотографировать.

В Сиэтле он дает пощелкать затворами всласть, предлагая публике ряд в меру авантюрных сценариев съемки. Перечисляю.

Сценарий первый, пеший, - поиск фасада. (Slow road*, slow way*, walk*.)

//*Далее везде звездочками помечены теги (keywords) из музыкального классификатора "Скорая Музыкальная Помощь" Йохансона и Хагена (mailto: aivastyle@designet.ru).

Бесконечно бродить близ музея там, где он граничит с развлекательным парком. Там огни. Там взлетают и круглятся американские горки. Там детские визги по выходным. И рай для фотографов: металлическая обшивка музея - гигантское кривое зеркало (кривые ребра держат 3000 кривых панелей из 7 кривых частей каждая), в которое все опрокинулось и до странности исказилось.

Над зеркальной обшивкой трудилась (в который уж раз в истории новейшей архитектуры) компьютерная программа CATIA, чья безупречная репутация сложилась в самолетостроении.

Искать фасад - увлекательно, да тщетно. Главного, как и любых других, фасадов нет. Есть главный вход. И есть несколько дополнительных -по числу распространенных туристских желаний: для групповых визитов, магазина, ресторана...

Второй сценарий - автодорожный. (Fast road*, speed road*, road movie*, highway*.)

Дорога пролегла с противоположной парку стороны. К ней подступают парковки, забегаловки, невысокие здания - визуальная пустыня, которой музей демонстрирует свое превосходство - эффектные и ярко крашенные с этого боку поверхности. Грохочут машины, и он отвечает, крича диссонансами. Туристы-хичхайкеры неутся мимо, не останавливаясь, не прекращая фото-видео съемок.

Сценарий третий - прибытие поезда. (Fast love*, active love*, fast/active koitus*, x-love*.)

В Сиэтле знают: не в пеших и автомобильных прогулках кайф. Монорельс - вот что нужно! Метро наизнанку: не уходит под землю, а выступает на высоту трех этажей.

Две минуты - мелькают деревья, балконы, билборды - и пассажиры, не успев ахнуть и уступить дамам место, въезжают в "пробоину". Золотистое сияние обшивки охватывает поезд, перетекает волнами, вздымается, как в невесомости ... Космические ощущения хочется длить 14.

Но туристу пора осматривать внутренности, местным жителям - выбираться в город на работу, а критику - составить резюме для читающей публики.

Предлагаю гипотезу: в мире набирает мощность музейный конвейер, museum industry: авторитет крупных денежных сумм + статус искусства, сродни голливудской фабрике грез 15.

Мои аргументы? - Миллионы. Миллионы, затраченные на строительство ($240 млн. - в Сиэтле), миллионы туристов в год (25 тыс в день в Центр Помпиду, 1 300 000 за год в Бильбао), миллионы потраченных ими франков, долларов, песет.

И плюс к тому международный размах музейных программ, практика мирового "проката" крупных временных выставок, ставка на звезды. А эти звезды - архитекторы: Кулхаас, Фостер, Пиано, Роджерс, Гери.

Музей "делает" архитектура, а не начинка Та архитектура, что игнорирует гениев места 16, задает единый международный стандарт и творит технологичные спецэффекты от CATIA 17.

На этом статью можно было бы закончить, если бы господин, уронивший хрустальную гитару на бетонный настил, не был Полом Алленом, компаньоном Била Гейтса, а тот в свою очередь таким богатым и знаменитым главой вездесущей компании "Майкрософт". Поэтому, начнем ее в этом месте сначала.

Ц в е т + с а у н д ?
ПОЛЫЙ ПОЛ АЛЛЕН

Тысячи людей сидят у компьютеров, а в каждом "компе" сидит "майкрософт". Казалось бы, вот они те, кем будет прирастать мировая популярность "рок-н-ролльного Майкрософта в Сиэтле". Вот те, кого и вправду разбирает любопытство: что там внутри?

Там компьютеры!- вожделеют они, - те, что откликаются на ваши желанья, как любимая женщина! Они думают: там, в Сиэтле каждому дают маску как у Джонни Мнемоника и разные кнопки, мышки, джойстики к рукам придвигают. И светятся, и поют симулякры, натуральнее всех мамонтовых зубов и стратокастерных обломков. А видеоаппаратура воспроизводит психоделические "глюки". 18

Так что ж там внутри? - спрашиваю я.
И вот, что из Сиэтла мне отвечают.

Там несколько залов. Первый - Небесная церковь, Sky Church. Богов то в рок-н-ролле хоть отбавляй. Хендрикс - Бог, Клэптон - Бог, Дилан - Бог...

Стен не видно, окон нет. Отовсюду музыка. Мелькают лампочки, свисают зонтики, по полу бегут арабески, на гигантском экране сменяются кадры: то геометрические разводы вроде рубашек хиппи, то ядовито-кислотного окраса люди, увлеченные сёрфом и серфингом. А вверху по периметру зала меняющийся слайд-иконостас рок-звезд. И хотя в экстаз никто не впадает, ощущение запредельности создается: ты - внутри звука и цвета!

Словом, хорошее место эта чач. Хотя от всей святой троицы drugs-sex-rock'n'roll в наличии лишь последний. Косячок не предлагают. Раздают наушники на голову: ты иди, а плейер будет считывать координаты и голосами музыкантов выдавать комментарии.

А наушники - не user-friendly, визитеры с ними уже немало помучались. И ты, в конце концов, сдираешь их с головы и отправляешься слушать-смотреть на свободе. Вокруг - масса разного.

В галерее Хендрикса - его инструменты: гармоника и гитары, а также костюмы, фотографии, бивни мамонта и наконечники копий...

В галерее гитар на пяти экранах сразу показывают, как известные музыканты саунд из своих фендер-мустангов и стратокастеров извлекают. Общий план, крупно руки на струнах, поющее лицо. По три-четыре минуты на знаменитость. За полчаса перед вами проходят Steve Ray Voughan, Joe Satriani, Nirvana, Metallica, Rage Against The Machine, Neil Young.

Те, кто привязан к одной единственной группе, обретают рай в специальной комнате, где, угнездившись за клавиатурой PC, можно слушать какие хочешь записи.

Самый популярный отсек - лаборатория саунда: там смоделированы кабинки студий звукозаписи, и с помощью компьютеров можно пробовать себя в качестве певца, гитариста, барабанщика, клавишника. Если вы явились с компанией, можно сыграть и на сцене. (Впрочем, сколотить компанию для культпохода в музей не так легко: билеты в музей недешевы, $20 за вход, заведение - для туристов.)

На втором этаже красуются граффити, и колоритные фигуры рэперов-хип-хоперов c ганста-рэперами вырисовываются 19.

Провести в музее можно уйму времени. В итоге от переизбытка информации устанешь порядочно. Восемьдесят тысяч экспонатов! Чувствуешь себя как в секонд-хэнде, где одежды навалом, и надо во всем этом как-то выискать свое.

Словом, потоки информации музей переполняют, а как в них плыть по собственной воле не ясно.


Нет, в Сиэтле не кибер-ленд, не Люси-ленд 20. Увы.

Там сквозят скука и школьная дидактика. Не совсем понятно, почему создатели музея, пренебрегли самыми, казалось бы, простыми и эффективными способами доставить зрителям удовольствие, а своему детищу растущую популярность.

К примеру, почему не развили в масштабах супермузея опыт Irock. Эта фирма успешно скрещивает рокеров с компьютерами, выпуская геймтреки к видеоиграм на основе жесткой рок-музыки. Сегодня в пике популярности - аркадная игра с Оззи Осборном. Страрикашку давно перестали слушать, и он бы умер для уха навеки, если б не яркий имидж, за который Осборна целиком восстановили в игре 21.

Но в Сиэтле остроумной реанимации предпочитают унылое мумифицирование, книжную ученость и враждебные уху наушники, в которые назойливо твердят: Хендрикс - Бог, Клэптон - Бог, Дилан - Бог, Леннон - святой, "Битлз" популярнее Иисуса Христа, а Элвис - Король. Про то, что Пол Аллен в Сиэтле король умалчивается. И без того известно. Да только король этот полый: в музейной оболочке ничего интересного нет.

Где он, sci-fi-шный пир для глаз?

Где, сменяющие друг друга голосования, непрерывно обновляющиеся чарты, рейтинги, топы - основа любой интерактивности? Почему посетителя не развлекают вопросами о его "пяти любимых пластинках"? Не спрашивают, какой саунд он в это мгновение хочет: optimistic*, aesthetic*, sweet*, hit*, easy*, monotonic* 22. За что его напрочь лишают права голоса, элементарных и привычных удовольствий и такой "чартопорождаемой" иллюзии как "чувство плотно набитого событиями времени"?

Ни меломан, ни нормальный интернет юзер без топов и голосований жить не захочет. За океан не поплывет, и до поры останется у компьютера, ограничившись установкой на экране скриншота с изображением новой модной постройки.

А дальше - как знать. Музеи наступают.

Еще до начала стройки в Сиэтле в дополнение к голливудской Алее Славы возвели "Зал Славы и Музей рок-н-ролла" в Кливленде, штат Огайо. И архитектор Пэй повторил там свои луврские пирамиды. И, конечно, не случайно. Кливленд - отличное место. Казалось бы, промышленная пустошь на востоке Америки: одни заводы под отравленным небом, никакой культуры. Ан нет, выясняется, Трент Резнор (Nine Inch Nails), глава Nothing Records, маэстро техно-готических ужасов, гуру, вождь и глашатай индустриального рока 23 - отсюда 24. И сюда теперь привозят ценные фетиши вроде окровавленных очков с убитого Леннона и заносят известные имена в славные списки. В прошлом году такой чести удостоились Патти Смит, Майкл Джексон, Пол Саймон 25.

Потом рассказанную в Кливленде историю рока продублировали в Сиэтле, завершив хип хопом на верхотуре. А инициативы тем временем множатся: "Зал Славы Хип Хопа" собрались учреждать и в Вермоне, штат Нью-Йорк, и на Манхеттене. По миру ездит выставка мотоциклов, прославляя 60-е, рок и молодежную субкультуру. Гуггенхаймы всех стран объединяются единой компьютерной сетью, и вдобавок к ним строится виртуальй "гуггенхайм" в паутине.

Так что, пожалуй, далеко уезжать не придется, музеи появятся всюду, как кинотеатры, в двух минутах езды на местном монорельсе. В каждом городе поставят две пирамиды a la Palace du Luvre или эксклюзивно искривленную КАТЮ. Историю рока твердить устанут, оснастят музеи пультами для отправки зрителя в феерические виртуальные трипы. Цвет сольется с саундом, и ты почувствуешь музыку, а не загнешься от информ-передоза.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 ДМТ (диметилтриптамин) - перорально активный психоделик. "ДМТ опасен только в том случае, если вы боитесь умереть от удивления". - Теренс Маккена. Истые галлюцинации.

2 "Lucy in the Sky with Diamods"

3 Название музея по-английски: Experience Music Project (EMP)

4 О нем даже сняли фильм "Это случилось на рок-фестивале" с участием Элвиса Пресли Элвис там между вокальными выступлениями занимается всякой чепухой - хичхайкингом пробирается в Сиэтл чинить самолет, с которого нанялся опылять окрестные поля, подбирает ребят, встревает в разборки и ссоры, теряет свою девчонку, возвращает девчонку и т.д. и т. п., словом, дает зрителям повод отвлечься от поющей звезды и проникнуться пьянящей атмосферою праздника. Этот праздник посвятил себя космосу. Во славу небесных светил отстроили Центр Сиэтла, Космическая Игла потянулась в небо и стала эмблемой города.

5 забойный гранж

6 мрачный гранж: апокалипсис

7 тяжелый гранж: баррикады

8 Посмотрите, к примеру, "Священную гору" Алехандро Ходоровского (фильм 73 года, который, кстати сказать, бизнес-ментор Леннона Ален Клейн спродюсировал), и у вас будет такой. - Рассмотрите оружейный заводик на Марсе, где помимо "классики жанра": бомбардировщиков, бомб, концерогенных газов выпускает (специально для молодого поколения) еще и психоделические автоматы, ожерелья-фенечки из гранат, рок-н-ролльное оружие для маршей и тусовок, мистическое оружие для буддистов. Там заправляет всем богиня красоты в брючной паре и окружении трепетных и нежных созданий. И это - упоение и восторг, от которых все прочие попытки эстетизации рок-н-ролльных атрибутов вне молодежной контркультуры, в "хрустальных" сферах промышленного истеблишмента, порождают сомнения по части пластической выразительности, подозрения в этической небезупречности и обречены на провал.

9 И те, что постарше залечивают им "синдром Мопассана" (он же "комплекс Эйфелевой башни"), уютно устроившись в том месте, где здание музея - новый технотронный раздражитель - исчезает из поля зрения.

10 Временно закрытый из-за износа эскалаторов: 25 тысяч посетителей в день - не шутка.

11 А еще два - Deutche Guggenheim в Берлине, Peggy G. Collection в Венеции.

12 Последняя выставочная площадка - для крупных передвижных выставок из собраний Фонда Соломона Гуггенхайма (архитектор Рэм Kулхаас) открылась прошлым летом за морем - в Лас Вегасе с приездом экспозиции The Art Of Motocycle, а последний из музеев серии строится неподалеку от первого (Фрэнк Ллойд Райт, 1943) - в Нью-Йорке. Там, совсем рядом с Уолл Стрит, много раз уже упомянутый Фрэнк Гери к 2005 году вознамерился вздыбить титан на высоту небоскреба в 40 этажей.

В Европе - только часть построек Гери. The Vitra Design Museum in Weil am Rhein в Германии, в Праге - нашумевший "Танцующий дом" или "Джинджер и Фред", в Берлине на Постдамер Плац - DG-банк: медуза главной аудитории утоплена в губине его атриума. А Музей Фридерика Вейсмана - в Миннеаполисе, в Уолт Дисней Концерт Холл Гери возводит в Лос Анджелесе, а там уже имеется построенный им Калифорнийский Музей Авиации.

13 Тот, кто летом 2000 года был погружен в вопросы дизайна экспозиции The Art of Motocycle для "гуггенхайма" в Лас Вегасе, за год до этого приезжал в чопорный Петербург (по случаю вступления Эрмитажа в "Программу музея Гуггенхайма") в сопровождении байкеров и катался вдоль Невы на трескучем чоппере. Тот, кто построил в Праге "Танцующий дом", иначе "Джинджер и Фред", и заявлял в ответ на упреки, что "если бы критики не возмущались так громко, они услышали бы как Джинджер и Фред отбивают чечетку", продолжил свои "танцевальные" эксперименты в Сиэтле в работе над Experience Music Project.

14 Монорельс в Сиэтле давно. Фрэнк Гери взялся модернизировать аттракцион, построив музей в качестве его ослепительного финала. За два года строительства возле единственной станции вздымались каркасы и ребра, сверкала чешуя. В конце концов, она попала внутрь постройки. И теперь трюк не трюк, а смертельный номер.

15 И возможно Фонд Соломона Гуггенхайма и его председатель Том Кренц, Майкрософт и его совладетель Пол Аллен закрепятся в истории так же прочно как "Парамаунт" и Адольф Цукор, Луис Б. Майер и "МГМ", как Уорнер Бразерс, как "Юниверсал" и "XX век Фокс".

16 И поэтому пропитанная духом интернационализма старая фестивальная площадка в Сиэтле подходит для музейного строительства как никакая другая.

17 И в начинке первоклассных современных музеев имена, как правило, звездные - Хендрикс, или Уорхол, или Дали. Однако слава этих звезд старше славы архитекторов примерно на столько, насколько слава Сары Бернар, приглашенной сниматься в кино, была старше славы кинокомпании "Феймос плейерс". Другими словами Хендрикс и Урхол делают внутри современных музейных построек, по сути, то же, что Сара Бернар внутри первых кинолент - удерживают планку новых популярных развлечений на уровне высокого искусства и высшего света. И только поэтому внутри рок-музея в Сиэтле извинительно присутствие обветшавшего боа, индийских колокольчиков и других фенечек Дженис Джоплин, равно как и фрагментов раздолбанных гитар Хендрикса в старомодной стеклянной витрине. Что ж, пусть они пока там побудут.

18 В кино такие попытки состоялись: Гиллиам снял "Страх и ненависть в Лас Вегасе".

19 Толстейший и авторитетнейший Ноториус B.I.G. c восточного побережья и его друг известный псих Пафф Дэдди, пристреливший Тупак Шакура с запада, Снуп Догги Дог и другие.

20 А Гери мог бы последовать примеру архитектора из фильма Гринуэя "8 с половиной женщин" (1998),
который, закончив строительство, взялся извлекать выгоды из игровых автоматов. Они нравятся публике куда больше ученых штудий и замороченных постмодернитских игр.

21 Отличной моделью для музея мог бы стать пока еще не забытый киберпанковский фильм "Нирвана". Там главный герой-программист (в исполнении Кристофера Ламберта) взаимодействует в интерактивном режиме с недоделанной компьютерной игрой с одноименным названием, а главный герой игры (голосом Кобейна?) сообщает ему, что не хочет больше существовать.

22 располагающий к погружению в состояние легкого транса

23 отхватившего у гранжа в начале 90-х солидный кусок сцены

24 Для нынешних меломанов Кливленд = Резнор. А для энциклопедии и летописи Кливленд - рок-н-рольная родина. Место рождения рок-н-ролла именно тут. А если не тут, то больше и нигде. В 1952 радио DJ WJW Алан Фрид был сражен наблюдением: белые подростки покупают "расовые" пластинки и приплясывают. Их заводит звук тенор-сакса и биения фортепиано. Под напором фридовой проницательности директор WJW-радиостанции сдался: дал добро на трансляцию "черного" саунда. И два слова из негритянского слэнга: rocking (трясти, качаться) и rolling ( вертеться, кататься) (мелькавшие на пластинках в недвусмысленных выражениях вроде "roll with me Henry" (поваляйся со мною, Генри) слились в названии "Рок-н-ролльной вечеринки Мун-Дога". Радиовечеринка была популярной. Фрид прославился. Новая музыкальная вера обрела название - rock-n-roll. Кливленд сделался "меккой".

25 На торжественную церемонию по этому случаю надо ехать, однако, в Нью Йорк, а не в Кливленд.


    Валерия Словиковская (Екатеринбург),
    Елена Венделин (Сиэтл)
    Авторы выражают глубокую признательность за помощь в подготовке материала Анджею Йохансону и Хольгерту Хагену (Daily Music System).











Gif.RU  |  Екатеринбург  |  музыка


Copyright © 2000-2012 GiF.Ru
Напишите нам письмо на этот адрес





  Rambler's Top100 Яндекс цитирования