первая страница города
вернуться на первую страницу
Искусство России

карта сайта


Нажать

Мир без политики



список всех, кто есть на GIF.RU




люди
места
события
тексты
критика
феномены

краеведение
манифесты
исследования
издания
сайты











Астрахань   Владивосток   Воронеж   Екатеринбург   Иваново   Ижевск   Калининград   Кемерово   Комсомольск-на-Амуре   Кострома   Краснодар   Красноярск   Курган   Липецк   Москва   Муром   Нижний Новгород   Нижний Тагил   Новосибирск   Пермь   Самара   Санкт-Петербург   Сургут   Тверь   Тольятти   Томск   Тюмень   Ульяновск   Уфа   Хабаровск   Чебоксары   Челябинск   Ярославль   Рунет   Заграница  



 




тексты >> феномены
Санкт-Петербург




  Враг народа  

Сергей де РОКАМБОЛЬ

Город, которого не было

Санкт-Петербург - несуществующий город, построенный Петром Великим, город-палимпсест и враг народа. Сейчас он расположен в Ленинградской области, в Партизанском Крае. Этот город не отражается в зеркале, его видно только обернувшись. Через город проходят тропы духов и караванные пути.

Внимание как персональный формат

Центростремительное внимание подобно слепому пятну. Оно плотно заполнено массмедийными образованиями, суггестиями, идеологиями. Самые противоположные идеологии по сути своей не противоречат друг-другу - идеологические противоречия есть конкурентная борьба коммерческих структур за внимание, которое является фундаментальной базой цивилизации неумолимых потребителей.

Всякая без исключения идеология - суррогат духовности, как цивилизация - суррогат культуры: культуре нужны герои, цивилизации - качественно сконструированные парадигмы и глоссы, сводимые к простым аксиомам и синтаксисам. Обществу нужны добропорядочные граждане и оформленные коммуникации. Сценарные, телефонные, компьютерные и другие сети. А между тем - глубина внимания людей сделалась тоньше люминофорного слоя экрана телевизора и монитора. Недостаток качества внимания суггестируемых масс компенсируется количеством и стрессами.

Реальной энергетической основой сугесстивных иерархий и идеологических соглашений является человеческое внимание.

Оно же являет возможность персонального побега и свободы.

Откуда побег и куда - ниоткуда и никуда. Из звезды на кладбище.

Криминальный и возвышенный эгоизм беглеца в свободную неэкономическую зону, в Партизанский Край - и Царствие вам Небесное, тем кто остался.

А партизаны не торопятся.

Путешествие без цели необходимо предполагает персональную ответственность как блюстителя, так и нарушителя закона. Соответственно, путь художника артикулируется как хищный танец грабителя караванных путей.

Танцуем страстно, вдумчиво и внимательно, ничего не ожидая и не на что не надеясь. Переферийное внимание, зрение и слух перенасыщены событиями, явлениями и бесцельными восприятиями.

Партизанский Край. Граница.

Партизанский Край начинается за границей, где определенное множеством сценарных факторов "индивидуальное самосознание" художника переходит в персональный беспредел.

Бесполезно искать границу Партизанского Края за пределами персонального внимания - ее там нет. Не найти границу Края и в борьбе за независимость - этот вид борьбы предполагает внешнего противника. Только в борьбе за свободу, в борьбе с центростремительным "самим собой" художник выходит на границы Партизанского Края. Но нет готовых рецептов для переходящих границу.

Некоторые, набрав максимальную скорость, падают на лицо свое, чтобы воспарить или разбиться. Другие пьют от безысходности или запускают в межклеточные мембраны тела органические молекулы специфического устройства. Иные долго сидят, глядя в стену и наблюдая дыхание. Наиболее талантливые сидят лежа на диване.

За границей появляется возможность профанического творчества, искусства видеть мир новым. Этот формат внимания и есть вход в Партизанский Край.

Лабиринт. Путешествие без цели.

Для длительных и протяженных странствий профессионального дилетанта, грабителя снов, могил и караванов, органично приспособлен лабиринт, выстроенный из камней по традиционной схеме, первый и последний акт картографического искусства партизан.

Карте этой более десяти циклов и появилась она в момент, когда мир разделился на части: четыре сюжета, орнамент, алфавит и лабиринт.

Пользуясь этой картой, вполне возможно поместить традиционный лабиринт в круг диаметром 35 футов. Этого достаточно для странствий и путешествий в районы караванных путей и в области, где проходят тропы духов.

Мнимая субстанция, время, перестает определять длительность движения по тропинкам лабиринта - и партизан обретает свою одуваноподобную суть, многокрылое тело. Размах и качество крыльев определяется центром тяжести тела, центром тяжести головы, совокупной глубиной и объемом центростремительного и центробежного внимания. Старые партизаны называют это явление Днем рождения Золотой Бабочки, новомодные - актуализацией персонального Алефа партизана - беспредельщика.

    Примечания

    Песня Песней из Партизанского Края.
    (витгенштейн-стилизация)

    Игра персональна и трансперсональна.
    Текст персонален и трансперсонален.
    Любой текст может быть рассмотрен и опознан как игра.
    Любая игра может быть рассмотрена и опознана как текст.
    Игра невозможна вне ритуала.
    Текст невозможен вне артикуляций.
    Текст неопознаваем как текст вне ритуала.
    Игра неопознаваема как игра вне артикуляций.
    Ритуал модулирует фон для проявления игры из пустоты.
    Артикуляция модулирует возможность проявления текста из небытия.
    Текст трансперсонален и персонален, персонален и трансперсонален.
    Игра трансперсональна и персональна, персональна и трансперсональна.
    осень 1999

    Глоссы. Леонид Утесов.


"...Глосс - это совместная система восприятия и языка. Мы должны быть обучены складывать мир из собранных вместе наборов изолированных восприятий таким способом, чтобы создать общность. Мир является соглашением групп людей. Система глоссинга кажется похожей на нечто вроде хождения в рамках той или иной идеологии. Мы должны учиться ходить, но раз мы учимся, мы подвергаемся синтаксису языка и режиму восприятия, который в нем содержится.

Что касается искусства, то оно обучает новой системе глоссинга. Художник обычно просто переделывает старые глоссы, которые подходят для его членства. Членство состоит в том, чтобы быть экспертом по тем смысловым намекам, которые содержатся в культуре. Невозможно выйти из одной партии, не вступив в другую. Можно только переделывать глоссы. Такова печальная участь борца за независимость.

Замечание Виттгенштейна, что есть много различных языковых игр - наука, политика, поэзия, религия, метафизика, каждая со своим собственным синтаксисом и правилами - могло бы позволить ему понимать магию как альтернативную систему восприятия и значения..." (намеренно очень искаженная цитата из текстов начинающего партизана Кима.)

Песни Леонида Утесова являются родом магического искусства - песни о ситуациях и отношениях, которых никогда не было, тщательно сделанные в синтаксисе сконструированной идеологии в хорошо законспирированных пространствах. По эффективности диверсионной экспансии, Утесов был равен нескольким дивизиям - Сталин высоко ценил певца своей виртуальной реальности.

Но партизаном Утесова в Партизанском Крае никто не считает. Скорее экзотом.

    Текст Сергея Рокамболя абсолютно герметичен для большей части читателей этой книги. Возможно, только человек 10 прочтут этот текст как остро актуальный. Тем не менее. Я считаю необходимым представить эту мощную и сущностную традицию эрратического искусства в данном издании.

Редактор-составитель
Андрей Хлобыстин












Gif.RU  |  Санкт-Петербург  |  феномены


Copyright © 2000-2012 GiF.Ru
Напишите нам письмо на этот адрес





  Rambler's Top100 Яндекс цитирования