первая страница города
вернуться на первую страницу
Искусство России

карта сайта


Нажать

Мир без политики



Астрахань   Владивосток   Воронеж   Екатеринбург   Иваново   Ижевск   Калининград   Кемерово   Комсомольск-на-Амуре   Кострома   Краснодар   Красноярск   Курган   Липецк   Москва   Муром   Нижний Новгород   Нижний Тагил   Новосибирск   Пермь   Самара   Санкт-Петербург   Сургут   Тверь   Тольятти   Томск   Тюмень   Ульяновск   Уфа   Хабаровск   Чебоксары   Челябинск   Ярославль   Рунет   Заграница  



 




тексты >> впечатления
Кемерово




  Литература в Кемерово-2000  

Илья Кукулин

Илья КУКУЛИН (Москва)
кандидат филологических наук
критик, обозреватель

Научно-практический симпозиум "Новые тенденции современной культуры" проводится в этом году в Кемерово в двух-с-половинный раз. Первый раз - соответствующий фестиваль весной 1999 г., а полуторным разом, так вышло, стала кемеровская часть фестиваля "Культурные герои XXI века" в ноябре 1999 г.; фестиваль этот можно обзывать гельмановским или кириенковским, но факт в том, что это в самом деле было очень масштабное событие в мире независимого и новаторского искусства. Что касается "научно-практического симпозиума", то это не симпозиум, а скорее фестиваль с познавательно-исследовательским уклоном. На стенах - международная (Чили, Италия, Чехия, США и др.) выставка мэйл-арта. Днем всякие чтения - но часто с уклоном в научную акционность, познавательное шоу - и тематические показы видео-арта (Москва, Питер, Италия, Англия, Новосибирск, Красноярск) с комментариями. Вечером - какое-нибудь могучее видео-музыкальное событие и выступления авангардистских балетных групп. Ночью - дискотеки с лучшими ди-джеями Кемерово и Новокузнецка (крупнейший город Кемеровской области, с населением под миллион, больше самого Кемерово). Причем все это, что очень важно - части одной программы. И это не приводит ни к опошлению научных разговоров, ни к засушиванию дискотек. И то и другое - по-разному увлекательно, иногда бывают замедления темпа, иногда сгущения, но в целом - драйвово.

Отчасти это происходит потому, что в Сибири многие творческие люди - интеллигенты в первом поколении; традиция независимого искусства очень небольшая, а растет оно прямо на глазах. Актуальное сибирское искусство сильно ориентируется на новые виды искусства - видео-арт, компьютерное искусство, авангардная электронная музыка... Ди-джеи - сюда же: например, в Красноярске именно ди-джеи выпускают журнал "Ликбез", аналог московской "Афиши", в котором поэт и видео-артист Игорь Смирнов регулярно публикует рядом с новостями клубной музыки и модных магазинов просветительские статьи про Чарлза Буковски и про С.Ануфриева с П.Пепперштейном.

В Сибири проходят разнообразные фестивали нового искусства: например, в Новосибирске художник и видео-артист Дмитрий Булныгин проводит уникальный, не имеющий мировых аналогов конкурс видео-арт-работ длиной меньше 60 секунд (посмотреть присланные на этот конкурс видеофильмы можно по адресу: www.inart.newmail.ru, а прочитать условия конкурса - www.inart.newmail.ru/esf.html). Уникальность кемеровского фестиваля - в соединении нескольких видов искусств, научных обсуждений и практических круглых столов (нынешний, 2000 г., фестиваль закончился круглым столом о перспективах PR-обеспечения культурных акций в Сибири, - докладчиками были ведущие сотрудники новосибирского PR-агентства "Депо"), и это соединение дает очень живое и нетривиальное поле, в котором знакомятся и общаются люди. По аналогии с этим фестивалем в этом году попробовали провести "междисциплинарный" фестиваль в Новокузнецке (организаторы - Дмитрий Кравчук, Роман Корниенко и другие) - получилось.

Кемерово - город университетский. Хотя университет в нем молодой, но студентов в нем много и он заметно влияет на самоощущение города. В значительной части сила фестиваля в том, что его организаторы (Ольга и Вадим Горяевы, Игорь Давлетшин и другие) - люди университетские и нашли общий язык с руководством университета и некоторыми бизнесменами и государственными менеджерами, что сделало возможным регулярное проведение фестиваля в студенческом клубе (а это значит - выход на студенческую аудиторию). И опять же про университетских людей: археолог Вадим Горяев показал на фестивале видео-арт-работу с собственными стихами, а под утро, среди других ди-джеев, - авторскую ди-джейскую программу "Плохих йогуртов не бывает".

В разных городах центрами некоммерческой и независимой культурной жизни могут стать разные виды искусства. Например, в Иваново (или еще, кажется, в Саратове) центром искусств является литература. В Иваново выставки художников собираются вокруг выступлений поэтов, и художники, общаясь с поэтами, сами начинают писать очень неожиданные тексты (Светлана Кузьмичева или Ольга ФЦ). В Кемерово центром культуры, как уже сказано, становятся представители видео-арта, электронной музыки и компьютерного искусства. Поэтому бОльшая часть выступлений оказалась так или иначе акционной.

(Могут ли ди-джеи быть представителями независимого искусства? Полагаю, что могут; нужно, чтобы под их работу было интересно танцевать, но это изначальное условие, насколько я могу судить, не мешает свободе и даже сложности творчества.).

Но, прежде всего, какая в Кемерово вообще литература? Разнообразная. В Кемерово живет прозаик Сергей Солоух, который в прошлом году на литературном интернет-конкурсе "ТЕНЕТА" занял второе место (в номинации "сборники рассказов") и у сетевого, и у профессионального жюри - единственный случай такого успеха у двух жюри сразу. В Кемерово живет поэт Сергей Самойленко, чья книга "Неполное смыкание век" в 1998 году вошла в шорт-лист Антибукеровской премии (в этом году она наконец-то вышла на бумаге). Из Кемерово родом (и уехал оттуда недавно, года два назад) знаменитый драматург, режиссер и актер Евгений Гришковец, любимец театральных критиков. Основанный им театр "Ложа" продолжает в Кемерово вполне веселую жизнь (например, провели недавно "домашнюю", но очень боевую театрально-киношную акцию "1-й международный кинофестиваль "Процедура"). И, наконец, в Кемерово и Новокузнецке есть совершенно неожиданная и нетривиальная группа авторов, ориентированных на современное западное искусство, на визуальную поэзию, на психоделические и неоэтнические кросскультурные эксперименты. Вдобавок они периодически пишут стихи в соавторстве, чего, как известно, не бывает и быть не может.

    ...свечение мотыльков
    шепот мохнатых змей
    длинные руки лиан
    волосы смазанные женским молоком
    высохшим
    оставшимся
    только
    в памяти
    только
    её
    не-помнящей ничего остального
    кроме боли
    (и) следующего за ней опустошения
    как рыболовная сеть знающая
    каждую рыбу
    кроме нарисованных на песке
    кроме выкрашенных цветами усталости
    кроме тех кто не-рыбы
    и тех кто умнее корректной логики
    убийства ножом
    каждый листок
    падающий с ветки дерева
    познания как
    телеграфные провода
    по которым течет сок
    информационных пространств
        (Игорь Давлетшин, Вячеслав Загурский)

Теперь собственно о литературной части фестиваля. Она состояла из трех частей (если не считать авторских стихов В.Горяева в его видеофильме "Эмбрионология" - по мнению В.Горяева, неотделимых от самого видеофильма - и других подобных "включений"). Две вполне литературных - о них дальше - и одна литературно-акционная. На литературно-акционной выступали Дмитрий Мурзин, Сергей Самойленко, Игорь Давлетшин и автор этих строк (но я выступал импровизированно, в дополнение к основной программе). Кемеровские авторы читали так: компьютер был (как и обычно на всем протяжении фестиваля) соединен с видеопроектором, и на экран проецировались тексты на густо-синем фоне. Собственно же авторы, сидящие в зале, читали в микрофон, соединенный с ди-джейским пультом, и находящийся за пультом человек проводил с читаемым звуком всякие манипуляции. Так поэзия включалась в общий контекст фестиваля с его стремлением к живому, непредзаданному синтезу искусств.

Открыл эту акцию Дмитрий Мурзин - автор довольно известный, в основном через Сеть (www.obec.org.ru). Его можно было бы назвать традиционалистом с постмодернистским оттенком, в его текстах много цитатной игры, иногда откровенно издевательской ("Там королевич мимоходом/ плывет в тоске замоскворецкой,/ там в облаках перед народом/ блуждает выговор еврейский..."). Но это не главное. Главное - иное: мрачновато-ироническое отношение человека к миру собственных чувств и к литературности их выражения. Персонаж Мурзина живет в мире знаков, часто общеизвестных, затертых во много слоев (как старый стенд) и понимает, что больше у него нет почти никаких других слов. Он существует среди этих знаков - они, как игральные или ненужные туристские карты - но говорить стремится о своем.


    Ручки, ножки, огуречик.
    Огуречик не стоит.
    Импотентный человечек
    сам с собою говорит.

    Говорит: Весны не вышло.
    Сдохни, бес, в моем ребре.
    Харе Кришна. Едет крыша.
    Скобка. Звездочка. Тире.


Следующий автор - организатор всего этого компьютерно-подзвякивающего чтения Сергей Самойленко. В его стихах тоже много специфически понятной цитатности, иронии и желчности:


    Не забуду азбуку разлуки,
    гадом буду, знаю назубок:
    дзэн-буддизм под звуки буги-вуги,*
    сад камней, базальтовый песок.
    ________
    * Myзыка БГ. Слова Судзуки.


В некотором смысле можно сказать, что он и Мурзин принадлежат к одному направлению. Но ирония другая, и в целом задачи у Самойленко иные.


    Это персональный тропик Рака,
    пепел и алмаз, орда и брага,
    молодость, в глазах сплошная влага,
    а на языке сплошная соль.
    Это ад, где все одно и то же,
    ад, в котором не сдирают кожу,
    ад, где мы становимся моложе,
    длим любовь, не утоляя боль.


Из цитат у Самойленко начинает прорастать фактура личного и разделенного с другими людьми времени - сложный, разветвленный рельеф памяти и провинциального быта. Да и память переплетена с этим самым провинциальным бытом, она ущербна. Стихи Самойленко - это многослойные кадры комнат, дворов и бедных побережий. Но в этой фактуре открывается возможность метафизики. Мрачной и намеренно провинциальной - в этой многоуровневой фактуре простой жизни и тяжелого слоистого времени - но именно метафизики.

Следующим автором был Игорь Давлетшин, который по неизвестным причинам не читал новых стихов (процитированный выше текст Давлетшина и Загурского - как раз новый). Впрочем, и все выступавшие в этой акции представили "избранное" разных лет. Давлетшин - автор совсем иной, ориентирован на современную англо- и отчасти, кажется, испаноязычную литературу.


    Непрерывно падающий
    снег
    преградил дорогу улиткам
    по ночам переползающим оживленные
    магистрали.
    Умение ходить по земле
    разложенная по
    квадратам
    супер-новая величина
    откровения
    для двигающихся
    непрерывно тел
    и уже занесенная в реестр
    запрещенных к употреблению
    формул доставки груза.


Сначала Давлетшин читал с искажениями звука (хотя и без проецирования текстов), а потом поступил еще более радикально: листы из визуально-поэтического проекта "Атлас самый малый из возможных" (Давлетшин сделал его в 1999 г. совместно с композитором, художником и поэтом Дмитрием Кравчуком) Давлетшин молча показывал через ви-джейский пульт под негромкую электронную музыку, то увеличивая, то уменьшая, то выделяя фрагмент текста, сдвигая "фокус" - все в определенном ритме - таким образом вообще проблематизируя первичность словсеного знака в поэтическом высказывании. Ну, не совсем проблематизируя, но импровизационно, так сказать, на ходу. Отдельные слова вполне можно было прочитать, и в этом ритмическом проецировании-трансформации на основе "Атласа" формировалось своего рода новое произведение.

Два иногородних автора удостоились отдельного выступления: Игорь Лощилов из Новосибирска и Игорь Смирнов из Красноярска.

Новосибирский поэт, прозаик, филолог и театральный актер Игорь Лощилов - удивительное и органичное сочетание: всегда в классическом синем костюме и при галстуке, но это не знак закрытости или зажатости: совершенно свободный человек. Его стихи поражают своей в лучшем смысле этого слова современностью и ритмической изысканностью. Вроде бы это линия, идущая от обэриутов, но еще больше здесь ощущения странности мира и возможности импровизировать, как в джазе. Слова сдвигаются со своих мест, со своих значений.


    ...И слабым песочком кольнула
    коростка у глаза в углу
    и светом наполнился шарик,
    как вдруг перестал быть собой:

    от тонких кубических стекол
    тончайший покров отлепил,
    и вдруг захотелось обратно,
    как слово, слегка продрожав.

    И груша в зрачке отразилась,
    и яблоко, и артишок.
    А где-то дудел в саксофончик
    то Паркер, а то Арчи Шепп.


В Кемерово Лощилова знают и как поэта, и как филолога (а филолог он нетривиальный: диссертацию по Заболоцкому защитил в Финляндии). Просили читать стихи по заказу, ждали и радовались.

(Вместе с друзьями Лощилов участвует в Web-журнале нетрадиционных новосибирских авторов "Драгоманъ Петровъ": www.dragoman.newmail.ru или www.dragoman.narod.ru; там опубликована его проза).

А вот Игоря Смирнова в Кемерово до сих пор как поэта не знали, его отдельное выступление получилось нечаянно - не успел "включиться" в общую программу - но получилось очень не зря. Слушали его, кажется, вполне с удовольствием. Он несколько раз публиковался в Москве, в том числе в журнале "Соло" и (с подписью Егор Смирнов) в радикально-эстетическом коллективном сборнике "Обойный гвоздик в гроб московского романтического концептуализма". До этого Смирнов выступал на кемеровском симпозиуме 2000 г. еще два с небольшим раза (вообще стремление к синтезам искусств, как видно, сбивает точные подсчеты): показывал программу красноярского видео-арта (больше половины этой программы составляли работы самого Смирнова - некоторые очень интересны) и коллекцию английского радикального искусства, которое его авторы называют life-art - гибрид авангардного театра, боди-арта и видео-арта. "С небольшим" - это видеоперформанс Смирнова, включенный в программу лучших работ конкурса на ультракороткую видео-арт-работу - программу этих лучших работ показывал Дмитрий Булныгин.

Собственно стихи Смирнова, которые публиковались раньше, были тонкими псевдонаивными или импрессионистическими работами с неявным, но точным чувством ритма и языка; такая странная атмосфера, будто весеннее опьянение или вечернее забытье, когда заходишь то в один бар, то в другой или просто бродишь по улицам без денег, всматриваясь в лица. Однако на фестивале он читал более брутальные тексты, которые можно очень приблизительно назвать постпанковскими, с обыгрыванием провинциальных комплексов и новомодных штампов левацкого искусства.


    немое зекало и пыль на потолке
    все тело ноет, отлежал бедро
    я вызываю образы Монро
    мой член как меч вибрирует в руке...


Но у Смирнова есть и другие новые тексты, на симпозиуме не читанные:


    бог его знает когда
    я молился о кружке пива
    или читал потрепанную
    газету с нечеткими фотографиями
    но теперь идет новый век
    и ночами я все думаю
    об алкоголизме своего покойного деда
    где он теперь?
    на какой планете
    бьет бутылки и бросает пить?
    <...>
    беспечное яблочное эхо
    ушная раковина унитаза
    медленно покрывается брызгами мочи
    на хуя было пить пиво?
    и трахаться в бане,
    сметая тазы и запаренные трусики
    мы лишаемся головной боли
    приплясывая на одной из могил
    культового кинематографа
    вытирая пыль с постаревшего лица


Это и не совсем постпанк - скорее, может быть, какая-то перекличка с битниками, но на новом уровне.

Еще Смирнов читал свою новую прозу - короткие абсурдистские тексты, где кулинарный рецепт вназапно переходит в скандальные драматические сцены. После опубликования новой вещи Владимира Сорокина "Пир", составленной, как пишет газета "Ex Libris НГ", из жутких кулинарных рецептов, было бы интересно сопоставить его стратегии со стратегиями Смирнова - не в чью-то пользу, естественно, а как разные возможности современной прозы.










Gif.RU  |  Кемерово  |  впечатления


Copyright © 2000-2012 GiF.Ru
Напишите нам письмо на этот адрес





  Rambler's Top100 Яндекс цитирования