первая страница города
вернуться на первую страницу
Искусство России

карта сайта


Нажать

Мир без политики



список всех, кто есть на GIF.RU




люди
места
события
тексты
критика
феномены

краеведение
манифесты
исследования
издания
сайты











Астрахань   Владивосток   Воронеж   Екатеринбург   Иваново   Ижевск   Калининград   Кемерово   Комсомольск-на-Амуре   Кострома   Краснодар   Красноярск   Курган   Липецк   Москва   Муром   Нижний Новгород   Нижний Тагил   Новосибирск   Пермь   Самара   Санкт-Петербург   Сургут   Тверь   Тольятти   Томск   Тюмень   Ульяновск   Уфа   Хабаровск   Чебоксары   Челябинск   Ярославль   Рунет   Заграница  



 




тексты >> феномены
Санкт-Петербург




  Петербургские чудаки и оригиналы  

Андрей Хлобыстин

В номинации "чудаки и оригиналы" Петербург кому угодно даст фору. Сумасшедшие, юродивые, колдуны, денди и разного рода проказники резвятся здесь, как в заповеднике для селекций, убедительно агитируя вливаться в их ряды. Исторически - это крупнейший мировой центр неповиновения, анархизма и эгоизма. По сути, Петербург и есть грандиозный памятник своенравному, хорошо организованному безумству.

Основание города сопровождалось рытьем каналов вместо улиц, дома можно было строить только по нескольких образцам, православных людей гнали в музей смотреть на заспиртованных монстров. Русский дух в Петербурге продолжает вести борьбу во имя спиритуальных абстракций, против того, что он полагает чересчур материальным, внешним и холодным. Нет необходимости тысячный раз повторять, что создание новой столицы России было гуманитарной катастрофой, что Петербург был тысячи раз проклят, что город представляет собой огромную пропагандистскую декорацию, внутри которой все являются актерами. Жестокий климат, наводнения, бомбометание, революции (в том числе и сексуальная 1920-х), войны, террор, зачистки, Блокада (людоедство) поддерживали высокий градус коллективной ненормальности петербуржцев, снискавшей понимание и симпатию остального населения страны. Еще в 1889г. в СП б вышла книга А.Пыляева "Замечательные чудаки и оригиналы", посвященная этой склонности к странностям, имевшей бурное развитие в следующем столетии. Чего только стоит троекратная перемена имени города за один век. Меняя названия города и улиц, люди явно полагали, что меняют сущность своей жизни. Интересная легкость.

Искусственный характер города с самого его основания породил традицию "страшных историй" и мистический настрой, поддерживаемый самими Императорами. Часть населения города - реальные призраки людей даже никогда не существовавших. Все знают дома Пиковой дамы, Раскольникова и других литературных героев. Сотрудники Публичной библиотеки, Эрмитажа и пригородных дворцов охотно расскажут вам вполне достоверные истории о своих придворных приведениях. Внешняя строгость фасадов имперской столицы скрывала надрывную повседневность и чертовщину, зафиксированную почти всеми классиками русской литературы. Чинные городские ландтшавты помнят самые зверские сцены. Так на Дворцовой площади происходили "быкодрания", когда по сигналу императрицы, расположившейся на балконе Зимнего дворца, многотысячная толпа бросалась в специально установленные фонтаны с вином и мгновенно раздирала зажаренные бычьи туши.

Отсчет времени существования спонтанного творчества (которое не стоит назвать акционизмом) в городской среде Петербурга можно начать с первой четверти XIX века, эпохи денди и расцвета разного рода домашнего творчества, типа "живых картин", розыгрышей, игр и т.п. В середине века блистала группа светской молодежи (братья Жемчужниковы, А.Толстой) - создателей фальшивого литературного монстра - Козьмы Пруткова. Жертвой их выходок на улицах города мог стать даже министр финансов.

Высокая игровая рефлексия по поводу Петербурга как среды общения/обитания началась в эпоху декаданса и символизма. Люди чувствовали необходимость вести себя особенно, соотнося свою судьбу и пластику с общим "сюжетом" города (Гиппиус, Белый, Блок, Ахматова и др.). Оригинальность и странность были стилем жизни. Футуризм и революция также рассматривали город, как большую сцену, где жители являются спектаклем для самих себя. В начале 20-х по Невскому шествовали голые члены общества "Прочь стыд".

Совершенно изысканным и веселым и, как оказалось, опасным волшебством занимался круг Даниила Хармса (Паррет, Введенский, Глебова и др.). Отрывочные сведения о них дают представление о "тотальной", напряженной, сказочно-абсурдной жизни, просто вызывающей зависть.

Как следующий яркий этап можно обозначить так называемое "хождение по Броду" 60 - 70-х годов. "Бродом" (как бы Бродвеем) назывался участок Невского от Литейного проспекта до улицы Восстания, где стиляги устраивали шествия в нарядах шокировавших советских обывателей. Осколки "Брода" до сих пор иногда встречается в городе.1950-е - начало 80-х годов - время, когда люди работали "в стол". За десятилетия многие художники привыкли складывать свои работы за шкаф и под диван. Сила стереотипов бессеребреничества и сокровенности творчества ощутима до сих пор. Разговоры о деньгах не приняты в художественной среде - "ты же не торговец, а творец". В условиях всемирного торжества представлений об искусстве как о рынке, любому паразту извне или местному чиновнику эта позиция естественно видится чем-то сродни чекнутости или же хитрой уловкой.

Старшее поколение предлагает целый каталог несгибаемых, пускай иногда и совсем "отехавших" бойцов с безумием. Молодежь 80-х вдохновлялось такими фигурами, как прославленный поэт Олег Григорьев, художник Борис Кошелохов, пенсионер-активист Олег Сумароков и др., демонстрировавшими высокие образцы подвижничества. Например, Кошелохов - "дикий" живописец-абстракционист, ради достижения необходимого для написания картины состояния, мог специально не есть неделю. Сумароков, протестантский проповедник, исполнявший с кафедры рок-н-роллы, был "папой" гигантского капремонтного комплекса "НЧ/ВЧ", населенного панками, молодыми художниками, музыкантами и кинематографистами.

Молодежь 1980-х - 1990-х годов также считала своим долгом использовать интенсивное общение в контексте города, как шанс не потерять чувства радости жизни. Здесь выделяется фигура Владика Мамышева - Монро - вольного худождника-авантюриста не имеющего ни дома, ни определенного рода занятий. Этот плут, "затейливый Симплициссимус", кочует из дома в дом и из образа в образ. То он копирует своих друзей, то предстает как русский богатырь, то женщина-Гитлер, то Наполеон, то румяный дедушка-профессор, с которым в транспорте кокетничают старушки. О многих новаторах ленинградской художественной сцены 80-х, таких как Валерий Черкасов, Кирилл Хазанович, Военный Министр и др. помнят немногие. Так, Черкасов - художник и музыкант создал тысячи микро-произведений. Весь пол его жилища был покрыт различными предметами, и он передвигался среди них на привязанных к ногам табуретках. Кончал жизнь он тоже своеобразно: падал глазами на скальпели, поставленные со специальным расчетом.

В 90-е годы выставки в некоммерческих галереях (приличных коммерческих - нет) стали предлогами и толчками к неким действиям а’1а хеппининг, когда общение, провокация, и творчество уже не различимы. Главное произведение создается всеми присутствующими тут же на месте. Когда во время вечеринки в Галерее-103, в самый неподходящий момент, ворвался отряд ОМОНа, все закончилось тем, что милиционеры вместе с фриками пели перед публикой "под фанеру", подражая звездам эстрады.

Со времени визита Маринетти в Петербурге чудаки по-особому встречали заезжих знаменитостей. На лекции Лиотара в первых рядах сидели мужчины, одетые в модные женские платья; визит Даррида закончился скандалом с пьяными университетскими философами; солист группы "Петшоп бойз" просто упал со стула, отведав гостинца гостеприимного хозяина.

Одним из последних "отклонений от нормы", обративших на себя внимание, стала "новая серьезность". Бывшие рейверы и хакеры стали художниками-отшельниками, перестали посещать клубы, а визиты поклонниц воспринимают как наглое вторжение в свой творческий мир. На многих бывших авангардистов снизошла благодать божья, и они стали священнослужителями и иконописцами. Летом 95 г. выпускники Новой Академии Изящных Искусств - группа "Речники" - устраивали поэтические чтения. Молодежь собиралась белыми ночами в садах, в неоклассических павильонах и при свечах читала любовную лирику.

То, что появляется в каталогах и официальных изданиях по современной петербургской культуре продолжает питаться из скрытых от внешнего взгляда источников. Это художественные события и люди, не имеющие имени на профессиональном языке искусства. Хотя среди них есть и признанные художники, в их деятельности можно различать искусство и моменты творчества, когда они не заботятся о репрезентации и фиксации. Некоторые из них - настоящие носители духа петербургского аристократизма и дендизма, идущие путем чести. По сравнению с тем, что повседневно делает даже какой-нибудь юродивый, попросту решая свои жизненные проблемы, натужные выходки представителей так называемого "радикального акционизма", косящих под идиотов, выглядят жалкой имитацией настоящей жизни, т.е. тем, что называют сейчас "актуальным искусством".










Gif.RU  |  Санкт-Петербург  |  феномены


Copyright © 2000-2012 GiF.Ru
Напишите нам письмо на этот адрес





  Rambler's Top100 Яндекс цитирования