первая страница города
вернуться на первую страницу
Искусство России

карта сайта


Нажать

Мир без политики



Астрахань   Владивосток   Воронеж   Екатеринбург   Иваново   Ижевск   Калининград   Кемерово   Комсомольск-на-Амуре   Кострома   Краснодар   Красноярск   Курган   Липецк   Москва   Муром   Нижний Новгород   Нижний Тагил   Новосибирск   Пермь   Самара   Санкт-Петербург   Сургут   Тверь   Тольятти   Томск   Тюмень   Ульяновск   Уфа   Хабаровск   Чебоксары   Челябинск   Ярославль   Рунет   Заграница  



 




тексты >> краеведение
Калининград




  КЕНИГЛИНИСБЕРГ  

Дмитрий Александрович Пригов

Калининград вряд ли заставит кого-либо разочароваться в его ожиданиях, поскольку сами эти ожидания весьма условно-неопределенны - от ожидания полнейших Хиросимоподобных развалин до некоего мифического кантовского Кёнигсберга. Впрочем, немецкая прочерченность природы и даже самого воздуха сразу же бросается в глаза уже на дороге от аэропорта к городу, установленной последними солдатами фюрера. Так называют прекрасные старые деревья, регулярно засаженные вдоль неширокого шоссе, в которые также регулярно врезаются местные автомобилисты.

Ну, это ладно.

Не будем распространяться о самой могиле Канта, но заметим, что машины в городе на западно-европейский манер притормаживают перед пешеходной зеброй. Когда одна из них с шелестом мелькнула, не обратив на нас никакого внимания, мой спутник, сопроводивший ее косым взглядом, заметил: Московский номер. Что еще? Ах да, в зоопарке до сих пор обитает носорог, в свое время лично, как утверждают, заглянул в глаза посетившего его Гитлера.

Ну, и это ладно.

Однако же даже быстрый осмотр окружающего контекста весьма полезен для понимания атмосферы города. Наиболее интересным показалось мне именно наиболее западно-ориентированные виды художественных занятий. А конкретнее - участники концерта музыкантов и саун-перформеров, работавших с компьютером и другими техническими звуковоспроизводящими источниками. Новостью даже для самих калининградцев оказался перформанс Даниила Аксенова и Максима Сергеева "Мембраноидс", извлекавших звуки из низкочастотных генераторов. Две юные головы (19 и 22 года), в полутьме склонившись над странными приспособлениями, странными магическими жестами рук (на которых в гипс укреплены звукоснимающие микрофоны) производят странное завораживающее звучание. Маленькая настольная лампочка полуозаряет таинственное действие. На заднике, придавая этому некий наукообразный оттенок, воспроизводятся статичные черно-белые долговоспроизводимые слайды: съемки каких-то советских серьезных научных ученых в старомодных лабораториях 50-60-х годов. Вообще-то подобное медитативное действо может длиться бесконечно долго, и авторы, видимо сами западая на всем этом, теряют ощущение времени и длительности.

В этот же вечер на той же сцене подобное же неординарное производил другой неординарный состав - лидер, саунд-поэт Дмитрий Булатов, живая скрипка (в живом звучании) Анна Лезина и компьютер - Андрей Воронцов.

Думается, услышать описанные перформансы было бы интересно в Москве, в которой, несмотря на естественное и прямое следование последним трендам, подобного пока все-таки нет.

А вот перформанс просто становится мейн-стримом российской художественной жизни. Вот и тут двое приятно и стеснительно улыбающихся молодых людей (А.Дмитриев и А.Щербаков) при помощи равнодушного к происходящему реального каменщика были замуровываемы в нише какой-то арки какого-то нефункционирующего старого добротного немецкого предприятия. Авторы перформанса светились, как отроки в пещи. Напротив их еще не замурованных лиц, лиц героев 21 века, отсылаемых как наша весточка в вечность, на противоположной стороне арки виднелась подобная же ниша, но замурованная, видимо, еще в девятнадцатом веке, погребя в себе бывших будущих тогдашних героев. Юноши, именовавшие себя Одрумпэдис, записывали что-то в дневник, адекватно и неагрессивно реагировали на явление заподозрившего что-то неладное милиционера (впрочем, подавленного авторитетом всероссийского проекта и наличием столичных экспертов, быстро ретировавшегося). Затем они великодушно отпустили всех на другие культурные мероприятия и даже помахали нам ручками, с трудом высунув локотки за пределы кирпичной кладки, поднявшейся уже до уровня их плечей. Что с ними сталось дальше - нам неведомо. Наверное, что и со всеми замурованными таким же способом героями. Правда, потом на разных тусовках мы встречаем людей, похожих на этих обоих-двух.

Выставка, на которую мы попали после полузамурованных персонажей была, напротив, посвящена развеществлению оригиналов всякого рода копировальными приемами и стратегиями. Ее название - Копи Лефт. В работах Уманского, например, использована ксероксная стилистика объявлений по розыску в окнах информации милицейских участков. У Уманского наиболее желаемыми к розыску лицами оказались Бакштейн, Мизиано и Ерофеев.

В другом углу зала над реальными свечками, прикрепленными к щиту, мерцали виртуальные язычки пламени, проецировавшиеся ровно над ними из видео-проектора. Художник Владимир Щербаков.

На стороне, среди достаточно вялых и мало-удивительных литераторов (как, впрочем, их же собратия во многих других местах), под их чтение фотохудожник Юрий Павлов представил на больших полотнищах черно-белые лица людей, поливаемых водой и захлебывающихся в ней. Интересно сравнить это со столь распространенным на Западе холодными огромными цветными портретами людей, глядящих прямо на нас (т.е. в объектив).

И последнее запечатлевшееся в памяти событие - визит в прежний Тильзит, ныне Советск, но опять-таки в театр Тильзит. Вынырнув из вечерней тьмы и дождя на освященный пятачок перед порталом презентативного театрального здания, заставлявшего подозревать вокруг вполне солидный город. Но тьма была непролазна. Во взвешенном бесконтекстном состоянии войдя в зал, мы увидели весьма амбициозную стенографию с бассейном, куда в диком экстазе прыгали актеры в роскошных белых костюмах и без, проведя в воде почти половину сценического времени. Собственно, в обстановке бедствующей культуры, невыплат, всего два раза в году включаемой теплой водой. (проводя в своем бассейне в нулевой температуре почти запрещенное человеческому организму время), чем, кроме чистого энтузиазма, любви к искусству, доверия режиссеру и амбициозности художественной натуры можно объяснить этот немыслимый модернизм в маленьком городке безденежных артистов, не имеющих возможности не только вывести свой бассейн напоказ в другие места, но самих себя, дабы явить это хоть какому иному зрителю, кроме собственного, который практически, исчерпывается в городке после второго представления.

Так что же? Слава энтузиастам! А что других-то славить, им и так хорошо.

Дмитрий Александрович ПРИГОВ

(текст подготовлен для фестиваля "Культурные герои 21 века"
по результатам поездки в Калининград)










Gif.RU  |  Калининград  |  краеведение


Copyright © 2000-2012 GiF.Ru
Напишите нам письмо на этот адрес





  Rambler's Top100 Яндекс цитирования