Обзоры и репортажи

ДНЕВНИК БИЕННАЛЕ: искусство молодых-2. Память за пределами черепа, или Вынос мозга


Специальный проект биеннале "Материя & Память" на "Винзаводе" молод по возрасту участников – студентов старших курсов арт-школ и академий – и вполне зрел по уровню работ. Самые удачные из этих работ можно считать обещаниями блистательной арт-карьеры, а ожидания, связанные с незамутненным зависимостью от арт-системы взглядом, можно переводить в ожидания выполнения обещаний.

Орехова Анна. "Колготки". Инсталляция, 2006

Орехова Анна. "Колготки". Инсталляция, 2006

"Материя & Память" – кураторский проект Станислава Шурипы и арт-менеджера Рене Падт, доставившей в Москву зарубежную часть экспозиции. В выставке участвуют более двадцати молодых художников из России, Швеции, Германии, США, Великобритании. Самая яркая часть сделана художниками из Москвы, заметно присутствие арт-школ Франкфурта и Гётеборга.

Мари Лагерквист (Mari Lagerquist). "Качели". Видео, 2006

Мари Лагерквист (Mari Lagerquist). "Качели". Видео, 2006

Название "Материя & Память" иронически обыгрывает книгу Анри Бергсона, повлиявшую на становление модернистского сознания в начале прошлого века. Куратор строит проект на основательном концептуальном фундаменте. Даже не всегда считываемый очевидным образом концепт важен для общего рисунка выставки и ее цельного восприятия. Важен он и для взаимодействия арт-школ с их разными типами творчества, интенциями и пониманием основ (например, что такое работа). Подобные различия не всегда могут быть рационализированы и преодолены в ситуации, когда западные кураторы, эффективные в развитой институциональной среде, в зоне действия локальных московских сил перестают быть продуктивными. Итогом международного взаимодействия может оказаться сокрушительный компромисс, как это случилось с основным проектом.

Игорь Битман. "Монументы"

Игорь Битман. "Монументы"
(фото – winzavod.livejournal.com)
Марго Трушина. Спецэффекты

Марго Трушина
(фото – winzavod.livejournal.com)


Станиславу Шурипе понадобилось бесспорное интеллектуальное основание и авторитет Бергсона (актуализированный к тому же Делезом), чтобы объединить разные художественные школы и встроить в общий экспозиционный контекст даже трудночитаемый в Москве безъязыкий аутизм немецкого и шведского модернизма, равно как и лишенную индивидуальности интенцию отталкивания от фигуры авторитарного художника. (Эта интенция формирует молодое социальное искусство.)

Трушина Марго. Из серии "Планета Мегаполис". Объект. Фото, пластик, 2006

Трушина Марго. Из серии "Планета Мегаполис". Объект. Фото, пластик, 2006

Кураторские проекции идей французского классика, преломленные через философскую оптику Делеза (без него никак), заключаются в выявлении сознания и памяти в предметной субстанции искусства, в его материальности. Основанием для этого служит обнаруженное Бергсоном отсутствие сущностного различия между материей и памятью, растворенность памяти в материи. Так, для видео бергсоновская память очевидно внешняя; в инсталляции сама предметность и унаследованная история материалов становится вместилищем памяти (скажем, доски для инсталляции берутся из разобранных ящиков, в которых гастарбайтеры перевозят фрукты). В интерактивных и коммуникационных проектах сама публика становится памятью и сознанием художника, направляющего эти социальные манипуляции.

 

Собственно о работах. Инсталляция Арсения Жиляева "Общее место" – многозначный и хорошо решенный проект. В нем пустотная и несколько меланхолическая предметность как бы вырастает сама собой из прямых линий-досочек. Стулья, стол, некий условный интерьер. Его условность апеллирует скорее к отсутствующей коммуникации, чем к уединенной экзистенциальности, а пластически – к лаконичной графике 60-х. Отчетливо артикулировано настроение – довольно сложное: элегическое и без пафоса утопическое. Название инсталляции "общее место" открывает социальные смыслы общих мест как чего-то исчезающего. Общие места как зоны открытой спонтанной публичности проблематизированы – доступ туда регламентируется и контролируется разнообразными барьерами в виде охранников, фейс-контроля, металлоискателей, видеокамер и т.п. Публичность уничтожается неолиберализмом. Инсталляция тематизирует общее место как место общения (это также аллюзия на концептуалиста Дэна Грэхема, известного, в частности, проектами коммуникативных пространств). Можно также читать общие места как культурные навыки, остающиеся у человека в ускорившейся истории, когда специальные знания подвергаются стремительной инфляции, обесцениваются. Остаются умения считать, обменяться парой фраз с клиентом или жителем в незнакомой стране, пустотные общие места.

Арсений Жиляев. "Общее место"

Арсений Жиляев. "Общее место"
(фото – winzavod.livejournal.com)

Дружественная к зрителю работа "Газон" Максима Русакова решена в формате интерактивной инсталляции, это игра с естественной для городского жителя тоской по природе и зеленой траве. Появление зрителя включает лампу, освещающую стену с пророщенной травой, и вентилятор, как бы приглашая полежать на траве, почувствовать свежий ветер и солнечное тепло.

Максим Русаков. "Газон"

Максим Русаков. "Газон"
(фото – winzavod.livejournal.com)

Маша Краснова-Шабаева и Наташа Земцова построили сложную конструкцию из проводов и светильников (инсталляция "Молоко"). Эта работа отсылает ко всему ризоматическому многообразию современной цивилизации – Интернету, газовым, электрическим и телефонным сетям, распределенным службам, от которых мы зависим так же, как младенец от материнского молока. Инсталляция хорошо вписывается в пространство Винзавода с его проблемами становления (отсутствием проводки, например). Вместе с тем эта работа самодостаточна и вне экспозиционного контекста.

"Молоко". Авторы: Наташа Земцова & Маша Краснова-Шабаева

Наташа Земцова & Маша Краснова-Шабаева. "Молоко"
(фото – winzavod.livejournal.com)

Из работ зарубежных участников выделим видео Горана Хассанпура "Московское фиеннале", где полуголый рыхлый персонаж (альтер эго художника) рассказывает о том, как он станет спортивным, приедет в Москву, будет нравиться красивым русским девушкам и т. д. – легкий, адекватный, ироничный видеопроект. Художник с восхитительным юмором деконструирует все свойства утопии – ее имманентность сознанию, вдохновляющую силу и принципиальную невозможность воплотиться без потери всех этих качеств.

Вот что думает куратор Стас Шурипа о молодом искусстве: "Ценность молодого искусства в том, что оно может сказать нечто новое и незамечаемое об арт-мире и системе в целом. Позиция молодого художника – отчасти внешняя. Он еще не прошел инициацию в арт-мир и ничего не знает про отношения с рынком, кураторами, галереями. Над ним нет галериста, который говорит – делай так. Он еще находится на островке безопасности, в арт-школе. Поэтому любой эксперимент приветствуется. В принципе любой эксперимент – это имманентная критика системы. Вопрос лишь в том, насколько осознает это сам студент. В случае Анны Ореховой, Максима Русакова, Арсения Жиляева такое осознание присутствует".

Стас Шурипа, куратор выставки "Материя & Память"

Стас Шурипа, куратор выставки "Материя & Память"
(фото – winzavod.livejournal.com)


Экспозиция "Материя и память" закрыта, но осталось ещё много всего интересного

Экспозиция "Материя и память" закрыта, но осталось ещё много всего интересного
(фото – winzavod.livejournal.com)




полный адрес материала : http://www.gif.ru/reviews/bi2-dnevnik-07/


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования