Обзоры и репортажи

ДНЕВНИК БИЕННАЛЕ: вавилонское открытие, сырая нефть, шлюхи Беньямина


Итак, все на удивление срослось. Биеннале открылось. Современное искусство в бетонных интерьерах выглядит великолепно. Прав был Иосиф Маркович – надо оптимистичнее быть.

Все основные проекты оказались убедительны и превосходно реализованы. Конечно, в день открытия из-за гудящей толпы и недостатка времени совершенно невозможно было посмотреть "Американское видеоискусство в начале третьего тысячелетия" – кураторский проект Ханса Ульриха Обриста, Даниэля Бирнбаума и Гуннара Кварана на четвертом этаже строящегося ЦУМа, но и на первый взгляд было видно, что проект хорош осмысленной и свободной презентацией видео, работой с воздухом в голой бетонной коробке и, разумеется, дискурсивной частью.

Об открытии в башне. В метро "Международная" со встречного эскалатора "Синие носы" сообщили, что в башню не пробиться, но что с них взять, мы решили, что они просто в образе. Потом нам стали встречаться отчаявшиеся попасть на открытие и повернувшие назад. Таких был, наверное, целый автобус. Узкий проход на биеннале создал очередь. Девичий голос повторял в мегафон мантру с извинениями о доставленных неудобствах. Мысль о вавилонском столпотворении, учитывая смешение языков в окрестностях башни, была более чем уместна. Сергей Хачатуров фотографировал принудительную интимность гламурной толпы. Но потом как-то все оказались внутри.

Открытие 2 Московской биеннале современного искусства. Очередь в Башню "Федерация". Фото Сергея Хачатурова

Открытие 2 Московской биеннале современного искусства. Очередь в Башню "Федерация".
Фото Сергея Хачатурова

На трех этажах (19, 20. 21) разместились кураторские проекты Иосифа Бакштейна ("Только примечания? Искусство в эпоху социального дарвинизма"), Розы Мартинес и Фулии Эрдемчи ("После всего"), Яры Бубновой ("История в настоящем времени") и Никола Буррио ("Фонд Ноль, или Ледяная вода эгоистических подсчетов"). Кураторские проекты спокойно и гладко переходят один в другой, что, скорее, плюс для целого. Превосходное пространство. Критика капиталистической экономики в самом ее, так сказать, эмбриональном сердце органично взаимодействует с инсталляциями и видео из Латинской Америки и работами художников Восточной Европы. Постколониальный пафос сплавляется в экзистенциальной тревогой, неизбывное одиночество и неизбываемые трудности личной коммуникации – с новыми формами этой трудной коммуникации. Из окон, точнее, прозрачных стен открывается ночная Москва. Получается картина современного сознания, которое суть сплошное строительство башни с вкраплениями тревожного волшебства и трудной дорогой к нему.



В недостроенной пока ещё башне "Федерация" разместился Основной проект 2 Московской биеннале современного искусства

Основные проекты заслуживают подробного разговора, а пока вернемся к вчерашним специальным проектам. Их было много, в частности, серьезный и масштабный проект "Нефтяной патриотизм" в Музее современного искусства на Петровке. Это критическое и пристальное исследование нефти как фактора глобальной экономики, источника мифологий разных сообществ, социальной несправедливости и геополитических войн и наконец, как метафоры новой русской утопии и коррумпированной российской власти. Об этой выставке не хочется говорить вскользь, поэтому только про небольшую работу Жени Фикса оттуда. Он выставил семь писем от крупнейших нефтяных корпораций. Это ответы на его просьбу помочь ему приобрести 5 галлонов сырой нефти для создания произведения искусства – семь отказов, мотивированных тем, что компания не занимается сырой нефтью. То есть нефтяные корпорации уже ничем не отличаются от модных европейских и американских брендов, для которых шьет третий мир вещи. Это диагноз?



Специальный проект биеннале "Left Pop / Возвращаясь домой" в Музее современного искусства на Петровке (кураторы Диана Болдон, Джрджина Джексон, Никола Лиз) останавливает со входа горячей миксом левизны и медиа, портретом Вальтера Беньямина и переливающимися эффектными фотографиями девушек – "невест по почте", как называет их пояснительный текст. Это серия Алины и Джеффа Блюмис, где реконструируется "Московский дневник" Беньямина, одна из излюбленных мишеней современного философского комментирования.

 

"Московский дневник" Алины и Джеффа Блюмис считывается как опыт секса с русскими девушками, точнее с девушками постсоветской Москвы, которые символизируют безнадежную беньяминовскую любовь, и встречи с ними проходят в тех же местах, где молодой философ встречался с Асей Лацис. Серия отдает девиацией сытого интеллектуала и концептуализирует секс-туризм, можно и так посмотреть. Важно и то, что рядом с именами художников в скобочках написано Беларусь, Молдова, США, т.е. генетически это голос неполиткорректного третьего мира. Он напомнил пятилетней давности видео Пола Холлендера Buy, by, Beauty ("Прощай, красотка, прощай" или "Купи, купи красотку") о проституции в постсоветской Риге, показанное сначала по шведскому телевидению, а потом на чердаке у Бакштейна. Этот фильм выстраивает две системы рецепции – критическую (в Швеции он вызвал скандал) и нейтральную (в Москве). Проект Холлендера изначально был направлен против сексуальной эксплуатации, и вызвал протест у шведов потому, что художник в финале занимается именно тем, что обличает. Его позицию западные зрители справедливо сочли циничной и лживой при всей его декларируемой левизне. Полагаю, излишне говорить, что в Москве такая реакция вызвала недоумение: наши художники нашли этическую проблематику надуманной, критику лицемерной, а произведение скучным. Эта разница в системах рецепции левого мессаджа и проблематичность его интерпретации хорошо иллюстрирует противоречивость и внутреннюю коррумпированность, с которыми либеральный интеллектуал приходит на левое поле. В значительной степени эти замечания касаются и проекта Left Pop. Левое – это зона реальных проблем, острых вопросов и травмирующей актуальности, зона интеллектуального истеблишмента и современного философствования. Работа в этой зоне почти автоматически дает бонусы – гранты, участие в биеннале, реакцию в медиа и т.д. В проекте нет критики неолиберального языка и мифологий капитализма, но есть попытка освежить левую мифологию. Кураторы остаются в поле симулятивной стратегии, симулятивной левой критики и левого искусства (которого вообще-то не существует). Left Pop – это выставка о том, как хорошо продается левое. Ну да, неплохо.

 

Остается непреодолимый зазор между намерением, идеей – и отменяющим их результатом. В ситуации подобного разрыва оказывается довольно много проектов, тематизирующих разного рода марксизмы и протестные дискурсы. Вопрос таланта и вкуса – вовремя заметить ложь. Лучше всего, чтобы сохранить цельность, заняться формальными поисками и не приносить в жертву ни убеждения, ни искусство (как это сделал, например, Анатолий Осмоловский).

В формальном отношении на Петровке выставлено очень качественное искусство, визуально свежее и технически безупречное. Смотреть, конечно.



полный адрес материала : http://www.gif.ru/reviews/bi2-dnevnik-02/


  Rambler's Top100 Яндекс цитирования