Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 18.11.2018

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Обзоры и репортажи


Обозреватель:

Никита Алексеев
Айдан Галерея – 15 лет деятельности
Айдан Галерея – 15 лет деятельности


Пятнадцать лет спустя

Пятнадцать лет спустя

6.08.2007

GiF.Ru


Выставка "XV" в Галерее Айдан и в Зале Белого на Винзаводе очень хороша. Не только потому как на ней немало достойных работ, но и по причине того, что она позволяет вспомнить жизнь пятнадцать лет назад и сравнить ее с нынешними временами.

Казалось бы, пятнадцать лет – не так много. Но мысленно возвращаешься, и удивительно, насколько не похоже то, что было на то, что есть.



СССР только-только развалился, про Путина никто не слыхивал, Жириновского всерьез считали большой силой, депутат Марычев красовался в Думе в пухлом лифчике, а партия "Тропическая Россия" предлагала в качестве панацеи от всех бед кардинальное изменение климата. На этом фоне запоздалые политические инициативы Олега Кулика не выглядели слишком экстравагантно.

Население питалось ярко-розовой колбасой из гуманитарной помощи, пило спирт "Рояль" и вкладывало кровные во всевозможные "мавродики"; если в течение недели не грохали свежеиспеченного банкира, а братки не устраивали стрелку с автоматной пальбой в людном месте, это казалось нарушением установленного порядка вещей.

Что теперь? Для нынешнего положения общественных вещей более всего удобно выражение Салтыкова-Щедрина, из "Истории города Глупова": "О власти ныне предержащих умолчим". Что говорить, все очевидно.

А что тогда представлял собой отечественный художественный рынок? Галереи уже имелись, но большинство их хозяев туманно представляло, что такое галерея. Культурный центр, музей, мелочная лавка, коммунальная кухня, где выпивают и закусывают друзья и знакомые?

Айдан СалаховаВ 1992 Айдан Салахова уже была, можно сказать, ветераном нашего галерейного бизнеса. В 89-м она вместе с соучениками по Суриковскому институту Евгением Миттой и Александром Якутом открыла рядом с Пушкинской площадью "Первую Галерею", бывшую, если не изменяет память, чем-то вроде филиала кооперативного ресторана. Это была на самом деле первая у нас частная галерея современного искусства – впрочем, кажется, Марат Гельман оформил юридические документы на свою галерею чуть-чуть раньше. И, открывая в 1992 свою галерею, Айдан одна из первых ясно понимала, что галерея, будучи коммерческим предприятием, должна иметь четкую идеологию и разработанный бизнес-план, позволяющий прочно занять максимально широкую, глубокую и способную меняться нишу.

У нее это с блеском получилось, так что для празднования имеются несомненные основания. И модель юбилейной выставки она со Стасом Шурипой придумала блестящую, подтверждающую аксиому, что все гениальное просто. Не мудрствуя лукаво, они решили показать по две работы каждого участника – одну 92-го года или близкой датировки, одну совсем свежую. В самой галерее – художников, постоянно работающих с Айдан, в Зале Белого – тех, кто так или иначе пересекался с ней в начале 90-х.

Этот изящнейший кураторский ход не только позволяет констатировать, что спирт "Рояль" уже никто не пьет, но и посмотреть, что произошло с каждым художником за пятнадцать лет. Результаты – преинтересные.

Далее я позволю себе высказать несколько слов про каждого художника по отдельности. Отдаю себе отчет в том, что у кого-то могу вызвать возмущение, и предупреждаю: все сказанное это абсолютно субъективные мнения, а если упомянул не всех, так потому, что про некоторых не знаю, что сказать. Но считаю, что искусство это дело очень важное, а потому надо говорить, что думаешь.

И, разумеется, это не про все творчество представленных художников (обычно оно шире), а про показанное на этой выставке.

Итак, сперва – художники галереи Айдан.

Рауф Мамедов. "Острая любовь", 1987, большая фотография красотки с вампирскими зубами, по тем временам штука новаторская и ясно предвосхищающая дальнейшие серии Мамедова. "Ужин в Эммаусе", 2007: могу сказать: привелось увидеть еще одно видео.

Рауф Мамедов

Ростан Тавасиев, "Школьные рисунки", 1992. Тавасиев родился в 76-м, так что все честно. Но стоит ли показывать то, что сделал до того, как более или менее стал художником? "Пантеры", 2007, – фирменно тавасиевская вещь, осознанно инфантильная.

Оксана Мась – никакой натюрморт с налетом сезаннизма, наверно, сделанный к семестровому просмотру в художественном училище или институте. Тут претензия та же, как к Тавасиеву: а не рано трудиться над своим catalogue raisonne? Что касается "Клапана для "Ягуара" (кожа и серебряная фурнитура) – вещь в меру стильная, хорошо будет выглядеть в кабинете недоолигарха, которому Дэмиен Херст пока не по зубам.

Филипп Донцов, "Конец апреля", 1990, – невнятная лирическая абстракция, художнику было восемнадцать. "Семейный порядок", 2007, – черно-белые изящные видео, что-то хореографическое, на маленьких экранах, взятых в хорошенькие рамки. Тоже очень стильно и интерьерно.

Филипп Донцов

Константин Латышев, "Русская рулетка", 1992, "Русское пафосное", 2007. Этот бывший член группы "Чемпионы мира" – очень хороший художник, верный себе и при этом чутко отражающий дух времени. На первой картине – обобщенный участник одной из ОПГ начала 90-х, забавляющийся револьвером. На второй – Достоевский и Толстой в тельняшках сидят под березами в условиях суверенной демократии, бренчат на балалайках один про всечеловечество и всеотзывчивость, другой про вред балета.

Никола Овчинников, "Ударная установка", 1992. Настоящая ударная установка, но барабаны служат лайтбоксами, в них светятся виды России. Весьма эффектно и невероятно технологично для той далекой эпохи. "Черный квадрат" из серии "Перемещенные ценности", 2007. Шедевр Малевича, сам по себе чуть-чуть перекошенный, воспроизведен в ракурсе и повешен наискось в углу под потолком – как на знаменитой выставке "1.0". Интересно, как бы к этому отнесся Казимир Северьянович, а так штука – классная.

Никола Овчинников

Гор Чахал, "Без названия", 1992. Отличная каллиграфическая живопись, я не знал, что Чахал – такой хороший живописец. "Архитектоника благодати", 2007, превосходная вещь, указывающая, что средствами современного искусства можно глубоко думать на религиозные темы.

Мария Погоржельская, "Все будет хорошо", 1992. Очень странные маленькие картины насчет деревенской жизни, непонятно, не то честные этюды, сделанные во время учебы в Суриковском, не то что-то ироническое в замысловатой степени. В любом случае, от них веет жутью в духе платоновского "Чевенгура". И никак не похоже на то, что Погоржельская делает в последние годы – а я к ее живописи, радостной без тупой веселости, неравнодушен. Таков "Аквапарк" этого года.

Александр Савко, "Флэш Арт", 1992. Стандартное изделие поры мастерских в Фурманом переулке и на Чистых прудах. "Родник" 2007 года, апроприация картины Пластова, где из ведра вместо воды льются потоки монет, лучше. Но я не поклонник анекдотического искусства. Да и живопись у Пластова, хоть я его великим художником не считаю, качественнее.

Сергей Шаблавин, выпускник МИФИ и специалист по оптике, в 70-е познакомился с Булатовым и Васильевым и под их влиянием начал писать картины, в которых исследовал всевозможные зрительные искажения. В этой области он, несомненно, разбирается куда профессиональнее, чем Васильев и Булатов, а вот живопись у Шаблавина – дилетантская, скрупулезно старательная и не меняющаяся на протяжение тридцати с лишним лет. В этом, собственно, ее странное очарование. Таковы же "Сосны" 2007, но на пейзаж нанесена надпись "Сосны JPG". Лучше от этого картина не делается, зачем он это сделал – непонятно, и звучит как ненужное этому отличному художнику желание соответствовать духу цифровой современности.

Это – "конюшня" Айдан. Теперь про жеребцов и кобыл, которые иногда оказывались на ее выгоне.

Авдей Тер-Оганьян, один из самых серьезных наших художников: в искусство он верит как старообрядец-кержак, ради веры идущий на смерть. 1992 – от руки изготовленная апроприация знаменитого натюрморта Пикассо. 2007 – компьютерная обработка другого натюрморта того же художника, снабженная надписью "Говна пирога". Но, в отличие от исходника, у Авдея на картине есть золото, и это – знак времени. Очень красивая штука, можно вешать в столовой.

С группой АЕС у меня сложно. О вкусах не спорят, но я считаю, что их продукция – это гнусность. В похвалу им или нет, не знаю, очень последовательная. "Детская библия" 92-го – это старательное живописное воспроизведение мерзейшей иллюстрации к Библии, какие начали издавать после перестройки и продолжают до сих пор. В эстетическом смысле обсуждать такие картинки бессмысленно, однако их авторы, возможно, верили в то, что они рисовали. У АЕС этот слой иллюзии убран, и картинка – окончательно кошмарная. То же могу сказать про фотографию из проекта "Last Riot". Это – противно этике и эстетике.

Бывший "мухомор" Сергей Мироненко давно занимается искусством эпизодически, больше времени тратя на успешный труд в области дизайна и смежного бизнеса. Но между его "Пиздецом" (дорожным знаком выезда из населенного пункта с таким названием) и сделанной из драгоценного муранского стекла удивительно тупой и не красивой микросхемы большой дистанции нет. Только материал и время изменились, а так – тот же панкерский жест: "нате вам, жрите".

Про Игоря Макаревича что сказать можно? Мастер, ровня другим мастерам, а главное самому себе, и на происходящее вокруг забил давным-давно.

Игорь Макаревич Игорь Макаревич

Что касается Олега Кулика, его фотографии ранних деяний повешены с тем же успехом, что натюрморт Оксаны Мась. Глядеть неинтересно. А вот "Глаз" этого года – хорош. Я давно считаю, что если Кулик и является неплохим художником, то исключительно на анималистическом горизонте. И сфотографированный умирающий глаз не то собаки, не то волка я бы Олегу посоветовал публиковать как можно чаще. В нем нет пустого света конъюнктурного "верю!", зато светится естественное отчаяние.

Олег Кулик

И очень органично рядом с умирающим зверем глядятся Виноградов и Дубосарский. Их маленькие портреты Льва Толстого и Леонардо да Винчи 92-го – вполне указывают, куда эти художники пойдут дальше. А сидящий в покойном кресле мрачный павиан – знак того, куда пришли. Нельзя гнать годами обезьянничающую живопись, козленочком станешь.

Виноградов и Дубосарский

Виноградов и Дубосарский

Дале – Сергей Волков, вот уж грустный Кинг-Конг нашего искусства, у него все про любовь. Слева – сварная оконная решетка в цветочек, справа – одна из последних "школьных досок". Проведи рукавом, изображение исчезнет, зато костюм потом придется отдавать в химчистку. Урок очень простой, но столь же верный, а Волков – несомненно, художник, находящийся недалеко от романтической гениальности.

На черной доске Волкова обнимаются меловые тени кого-то, вот-вот улетающих в бесконечность. Рядом красуются желто-розовые поролоновые фигуры Шеховцева, сладостно целуются, и счастья им! А автору могу посоветовать найти финансирование для отливки его изделий в бронзе: на недолговечный поролон сил не наберешься, и ars longa, vita brevis est, как все знают.

С Костей Звездочетовым я знаком столько, что уже перестал различать, что у него плохо, что хорошо. Соответственно, разницы между "Дхармендрой" 92-го и только что изготовленной перерисовкой советской карикатуры (я с ним и с Сашей Савко работаю в одной съемной мастерской, так что на это произведение насмотрелся до выставки) я не обнаруживаю. Разве – первая сочнее, вторая – иссохшая. Это я отношу к тому, что копирование дурацких картинок для Константина это своего рода православный подвиг.

Ольга Чернышева для меня совершенно не симпатичный художник. Это олицетворение скучного, сделанного по лекалам среднеевропейского современного искусства. То – что-то социальное и антиглобалистское, то – холодный формализм. Но, загадочным образом, это хорошее, ответственное искусство, что в виде провисшего холстика 92-го, что теперешней графики из серии "Пауза".

А Георгий Пузенков – персонаж, наконец нашедший себя. Его "Green Girl" 92-го это продукт недоумения. То ли заниматься живописью в духе "левого МОСХа", не то мыслительно перебраться вперед и дальше. Результат – нелепого вида гибрид чего-то, смахивающего на немецких "Новых диких" и американского поп-арта. Зато новый "Original / Copy Elvis" хорош в смысле рассудительности. Это настолько криогенный образец постмодернизма, что мимо не пройдешь, как когда устал есть устриц, и хочется столовской котлетки из мороженного хека.

Георгий Пузенков

Евгений Митта, как Сергей Мироненко, искусством занимается редко, но, похоже, точно.

Его старая "Boys Toys" меня ничем не заинтересовала, если только небывалой для того времени качественностью, а вот новенькая "Опять ты описалась" обрадовала. Видно, что художнику безразлично, что о нем думают, главное – хорошо делать то, что хочется. Будь я коллекционером, повесил бы в гостиной.

Рядом – Гия Абрамишвили, бывший "Чемпион мира", ныне – правильный деловой человек. Зачем ему надо было показывать свои хрестоматийные "Олимпийские кольца" (отличная, надо сказать, картинка) рядом с совершенно необязательной фоткой "Нос"?

Ему виднее, наверно, скучно все время ходить с лэптопом.

Гия Абрамишвили

Посмотрев на карточку с двумя лощеными красавицами, у одной нос уточкой, у другой как у Буратино, я увидел два холста Виктора Алимпиева. И обрадовался, что этот художник, видео которого я считаю отечественными образцами среднего, но в мировом смысле культурно вменяемого искусства, еще и очень качественный живописец. И не изменяющий себе: между его "Пирл Харбором" 92-го и новым розово-перламутровым монохромом с облачным узором виден правильный мост.

Но образец нерушимости времени это Наталья Стручкова. К сожалению, я плохо знаю ее творчество; тем более это интересно.

"Диффузный свет" 92-го – без лишнего шика сделанная архитектурная тушевая отмывка. "Диффузный свет" 07-го – то же самое, только еще скучнее. Интересно посмотреть бы, что делала Наталья Стручкова в промежутке между Мавроди и победой в конкурсе на зимнюю Олимпиаду. Если всегда одно, это убедительно.

В этой выставке я тоже участвую, но про себя говорить не с руки. Скажу только, что я, как многие, изменился не сильно. И добавлю: плохие будильники делают китайцы, большинство из них, приделанных к моему "Конец времени – начало искусства", перестали тикать раньше, чем я предполагал. А я не Херст и не Мысь, не считаю, что в произведениях искусства надо использовать хронографы с двойным репетиром и вечным календарем.

Никита Алексеев

Из увиденного хорошо бы сделать вывод, и я рискну это сделать. Показанное на этих выставках, разумеется, не исчерпывает наше современное искусство. Там нет нескольких ключевых художников, без которых его сейчас представить трудно. И вообще, это все же результат решения конкретного человека, Айдан Салаховой, с ее предпочтениями и идиосинкразиями.

Тем не менее, это вполне лабораторный срез происходящего, и он дает возможность поставить диагноз. По-моему, он такой.

Пятнадцать лет назад искусство находилось в фазе психической агрессивной болтанки. Сейчас все как-то успокоилось. Сейчас уже можно на продукцию смотреть и с точки зрения дилера, знающего, что почем, и в оптике искусствоведа, у которого есть возможность сравнивать локально-синхронные явления со стереоскопическим горизонтом того, что было и есть в разных местностях культуры.

То есть все хорошо и столь же плохо. Плохо потому, что изготавливаемое сейчас своим конформизмом очень напоминает советское искусство времен застоя – при всех поверхностных различиях. А хорошо потому, что радикалы и маргиналы оказались там, где им по культурной семантике и положено быть – за обочиной, на черте цивилизации. По хайвею в сторону светлого будущего организованно катят ответственные, иногда даже очень хорошие специалисты своего дела, ничем по сути не отличающиеся от коллег из других концов света.

Куда они прикатят в этом ралли на выживание еще через пятнадцать лет – другой вопрос.

Сергей Братков







Другие обзоры


Фоторепортаж с церемонии вручения премии Кандинского

Фоторепортаж с церемонии вручения премии Кандинского
10 декабря

9 декабря в ЦДХ были объявлены лауреаты премии Кандинского. GiF.Ru публикует фоторепортаж с церемонии вручения премии // Валерий Леденёв // далее...


"Новые скучные" со стороны и изнутри

"Новые скучные" со стороны и изнутри
9 ноября

Термин "новые скучные" был предложен арт-критиком Валентином Дьяконовым в одной из своих статей для обозначения художников, "избравших путь максимальной адаптации к мировым настроениям", для которых "похожесть на западные образцы возведена в принцип". Речь шла об участниках III Московской биеннале молодого искусства, и выходило так, что список "новых скучных" покрывал значительную часть молодых активно работающих авторов. О сути этого феномена, его генезисе и бэкграунде побеседовали Валентин Дьяконов и художник Арсений Жиляев // далее...


Архстояние 2010. Девять ключей лабиринта

Архстояние 2010. Девять ключей лабиринта
25 июля

Фоторепортаж с V фестиваля ландшафтных объектов "Архстояние. Девять ключей лабиринта". 24 июля 2010, деревня Никола-Ленивец. Куратор Олег Кулик // Валерий Леденёв // далее...


Апология интимного

Апология интимного
7 июля

В рамках II Московской международной биеннале молодого искусства "Стой! Кто идет?" открылись три исследовательских проекта на разных площадках Москвы // Валерий Леденёв // далее...


Молодые художники в ММСИ

Молодые художники в ММСИ
3 июля

В Московском музее современного искусства в Ермолаевском открылись три выставки в рамках II Московской международной биеннале молодого искусства "Стой! Кто идет?": русско-польский проект "__Переход__Transit__Транзит__", кураторский проект Нели Коржовой "Чудеса безделья" и двухчастная экспозиция "Свобода / Liberty" и "Воля / Freedom" // Валерий Леденёв // далее...


Свобода на квартирных баррикадах

Свобода на квартирных баррикадах
18 января

Молодой художник Денис Мустафин открыл у себя дома выставку "Свободы!". Простую московскую квартиру заполнили работы, либо по различным причинам запрещенные к показу, либо самими художниками оцененные как "опасные", могущие не пройти потенциальную цензуру. // Валерий Леденёв // далее...

Архив обзоров:










    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru






Н.М.. Кризисное голливудское кино на Берлинале
GiF.Ru, 11 марта

Анна Толстова. Кадровая революция
Коммерсантъ, N188/П (4488), 11.10.2010 , 13 октября

Валентин Дьяконов . Кровавый дед
Коммерсант / Власть, N38 (892), 27.09.2010, 10 октября

Анна Толстова. Кровавый Герман
Коммерсант / Weekend, N38 (184), 01.10.2010 , 10 октября

Анна Толстова. Экстремист на пенсии
Коммерсантъ, N188 (4488), 09.10.2010 , 10 октября

Диана Мачулина. Открытое письмо в Министерство культуры РФ
27 сентября







Виктор Мизиано: "Левые должны выдвинуть лозунг национализации культуры..."
Виктор Мизиано: "Самая главная проблема протестной культуры, что она не имеет внятную и доступно сформулированную – причем не только для других, для оппонентов, но и для себя, концепцию культуры и ее места в обществе. На сегодняшний день она пассивно принимает как данность навязываемое властью отождествление искусства с культурной индустрией, с рынком." // Илья БУДРАЙТСКИС , Вперёд // 05.08.2007 // далее...










Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования