первая страница города
вернуться на первую страницу
Искусство России

карта сайта


Нажать

Мир без политики



Астрахань   Владивосток   Воронеж   Екатеринбург   Иваново   Ижевск   Калининград   Кемерово   Комсомольск-на-Амуре   Кострома   Краснодар   Красноярск   Курган   Липецк   Москва   Муром   Нижний Новгород   Нижний Тагил   Новосибирск   Пермь   Самара   Санкт-Петербург   Сургут   Тверь   Тольятти   Томск   Тюмень   Ульяновск   Уфа   Хабаровск   Чебоксары   Челябинск   Ярославль   Рунет   Заграница  



 




издания >> журналы
Рунет





Speaking In Tongues / Лавка Языков

Максим Немцов


  Speaking In Tongues / Лавка Языков  

Журнал небуквального перевода

"Лавка Языков" - это собрание переводов актуальных текстов. Место, где можно прочитать на русском языке Брюса Стерлинга, Харуки Мураками, Маргерит Юрсенар, Аллена Гинзберга, Лори Андерсон...

Это одно из старейших литературных изданий города Рунета. Или же это "криптоиздательство"?

Интервью главного редактора
"Лавки Языков"
Максима Немцова

"Здесь тихо.

Вернее - не так. "Я надеюсь, что здесь пока тихо." И можно поговорить.

- Идея Лавки языков возникла у Вас в результате желания бросить кому-то вызов или?..

- Скажем так: идея криптоиздательства "Speaking In Tongues" существовала задолго до своей реализации в сети. Примерно с тех пор, как я понял, что время идет, а книг, которые хотелось бы прочесть на русском языке, почему-то больше не становится. Бросать вызов же я мог только самому себе, решив как-то раз, что написанное на одном языке всегда можно воссоздать и на другом, а стыдливые отговорки иных посредственных переводчиков: "непереводимая игра слов", - не что иное, как продукт их душевной лени и наследие пресловутой "школы перевода". Долгое время образование "Speaking In Tongues" материально выражалось в одной творческой единице и пишущей машинке "Любава" . Потом, примерно в одно время, произошли две вещи: появилась возможность осуществить этот проект в сети благодаря поддержке и желанию хозяина сервера "Oriental Web" Евгения Никитенко и возникло жанровое определение проекта - "Лавка Языков".

Первоначально-то идея была сделать себе просто домашнюю страницу - но примерно через двадцать минут я понял, что это тоже скучно. С тех пор, с июля 1996 года, эта метафора - букинистического магазина или книжного развала - неуклонно реализуется. "Speaking In Tongues" - не библиотека и не издание. Это скорее экспериментальное пространство, на фоне которого авторы, переводчики и читатели имеют возможность видеть, какие тенденции сейчас имеют место в художественном переводе. Это не витрина, как большинство сетевых и бумажных изданий, а, скорее, полигон. На мой взгляд, этим веб-паблишинг и должен отличаться от книгоиздательства. И я не считаю эту свою работу благотворительностью по отношению к переводчикам-"любителям" или службой на благо общества. Это не инкубатор для молодых дарований, а платформа, на которой все равны перед читателем, простите за пафос.

Для меня как для редактора не играет роли, переводился уже какой-то текст на русский язык или нет. Я считаю, что при условии владения родным языком и наличии качественной пары ушей, основного инструмента переводчика, каждый имеет право на свое видение и на свою версию любого иноязычного текста. Поэтому мне всегда очень нравится публиковать множественные версии какого-то одного произведения. Любой текст, как выясняется, - неисчерпаем, и каждое поколение по-прежнему для себя переводит "Гамлета" заново.

- В чем состоит концепция "Лавки" ?

- У "Лавки" нет концепции, поскольку я ее не определял, а за меня сделать этого никто не может. Но если Вы просите, описатъ ее можно так: какая концепция может бытъ у волъного собрания текстов? Только умножение энтропии, посколъку художественно оформленная мысль, сконцентрированная в какой-то одной точке системы координат мышления, инициирует эрозию этой системы координат, ибо имеет тенденцию к расширению объема данной точки (не спрашивайте, почему: закон такой, а как к примеру можете обратиться к самому себе).

- А Ваши собственные литературные пристрастия - насколько они влияют на содержание "Лавки"?

- "Speaking In Tongues" стал довольно значительной частью моей жизни, плохо это или хорошо. Один из принципов существования "Лавки" - подходят все тексты, кроме скучных и плохо написанных. Но публикуя ту или иную работу, я практически никогда не иду поперек своих вкусов, осознавая, что если текст не отвечает каким-то моим представлениям о литературе, это вовсе не значит, что "книга не найдет своего читателя". Я стараюсь быть терпимее в применении каких-то своих личных критериев.

Мифологизировать работу редактора тоже не входит в мои задачи, но часто освоение текста происходит на некоем интуитивном уровне - то есть, я не смогу никогда Вам объяснить, почему та или иная фраза режет мне слух. Хотя речь, конечно, о другом. Ну, например, поэтические тексты со значением, скорее растворенным между знаком и значимым, нежели напрямую называемым ими, я сейчас люблю больше, чем, скажем, два года назад, а тексты, где слишком много грамматики, не могу читать вообще. Энергетика строки мне всегда нравилась, как, собственно, и честность поэта, в первую очередь, - перед самим собой.

Бывает и так, что в некоторых случаях я не могу согласиться с трактовкой того или иного текста переводчиком. Если позволяет время и есть обоюдное желание довести текст до оптимального состояния, мы с таким автором работаем. Общение автора и редактора - достаточно интимный процесс, поэтому, кстати, у меня вызывают некоторую брезгливость публичные обсуждения и разборы сырых произведений на некоторых наших литературных сайтах. Больше того - взаимодействие текста и читателя или автора и читателя - тоже вещь необщественная и неосязаемая. Свою задачу как публикатора я здесь скорее вижу в том, чтобы породить процесс активного чтения. В конечном итоге, именно читатель будет определять, что хорошо, и что плохо, и... тут все просто - если не нравится, то больше не открывайте это файл никогда, и все. Или, поскольку специфика этого пространства такова, что читатель часто является и автором-переводчиком тоже, - предложите свою версию.

- "Небуквальный перевод", заявленный на титульной странице, - понятие достаточно расплывчатое...

- Как и все, что угодно. У владивостокского поэта Юрия Кабанкова в книге Камни преткновенные есть такие строки: "Я Богу - лишь станок копировальный..." Ведь не имеет значения конкретный род деятельности - переводите Вы разговорную прозу или академическую поэзию, пишете историко-сентиментальные романы или аскетичные хайку. То есть, если Вы овладели искусством управления пальцами, то, что вы лепите ими, можно называть как угодно. Точка приложения Ваших усилий значения уже не имеет. Так что, на мой взгляд, - определение достаточно точное.

- "Лавка Языков" вот уже пятый год растет и развивается. За счет чего происходит этот рост, откуда берутся новые работы?

- Видимо, такое количество организованного хаоса, сконцентрированного в одном месте, не может не привлекать к себе людей, слышащих музыку этого хаоса. Много работ мне присылают сами авторы и переводчики, и, что удивительно мне самому, - поток их с годами не иссякает. Кто-то отыскивает свои старые работы, погребенные в ящиках столов и на антресолях. Кто-то только начинает пробовать себя в переводе. Вероятно, некоторым людям, считавшим художественный перевод занятием если не зряшным, то достаточно непрактичным, становится видно, что их работы прочтут и оценят. Мне кажется, это важно, ведь в нашей стране переводчики - как и, например, архитекторы - всегда нужны лишь потенциально. Сейчас в проекте участвует около 300 человек, рассеянных по всему миру.

- Кроме собственно переводов, в "Лавке Языков" есть раздел, где публикуются работы современных русскоязычных авторов. Что стало причиной отклонения от выбранного направления журнала? Да и отклонение ли это?

- Я бы не осмелился все-таки назвать "Speaking In Tongues" журналом - для этого здесь слишком мало исполнительской и идеологической дисциплины: каких-то определенных графиков выпуска номеров, проведения генеральной линии и прочего. К тому же, я не считаю это "отклонением от курса" - хотя бы просто потому, что как такового курса не существует. Ведь фраза "журнал небуквального перевода" на титульном листе - не курс, а вынужденное пояснение.

Есть просто процесс биологического функционирования мыслящих организмов, которым свойственно выделять секреции слов - как слюну, пот, кровь, слезы, сперму... Это естественный процесс... Что касается оригинальных произведений - да, я несколько более избирателен при их чтении, и раздел этот, видимо, неспроста стал называться "Голоса": для меня наличие у автора своего, уникального голоса важнее, наверное, каких-то родовых или племенных признаков текста. Помимо новой литературы Владивостока, есть имена, которые мне просто очень близки, и я горжусь тем, что эти авторы предпочитают публиковаться в "Лавке Языков". Кроме этого, мне очень интересно показывать читателю многогранную деятельность переводчика в реальном времени, не дожидаясь публикации его или ее посмертных архивов, где десятки лет пылились за невостребованностью талантливо написанные романы или гениальные стихи.

- Какие еще существуют разделы в "Speaking In Tongues", кроме "Голосов"?

- Основные разделы, как видно по титульной странице, представляют скорее прозу ("Строки"), преимущественно поэзию ("Рифмы"), несколько драматургию ("Сцены"), немного невербальных искусств ("Образы"), слегка описательно-теоретические работы ("Штудии"). Есть еще разделы "Антиквариат" (где, в основном, представлена коллекция переводов песенной поэзии), "Архивы" и "Связки".

К тому же существует раздел "Guided by Voices" - на мой взгляд, очень хорошая площадка для тех, кому одного языка мало. Чтобы не пускаться в долгие рассуждения о разности теоретических и практических подходов к художественному переводу в России и, скажем, в тех же США, скажу только, что частные мотивы людей, считающих нужным переводить на английский (к примеру) стихи Иосифа Бродского, Роберта Рождественского, А.С.Пушкина или Линор Горалик, могут быть совершенно разными, но объединяет их одно: любовь к своему ремеслу и преданность выбранным авторам. Уже тем, что они считают нужным этим заниматься, они совершают своего рода творческий подвиг.

- "Лавка Языков" - проект заведомо некоммерческий. Что же позволяет ей держаться на плаву?

Да, можно сказать, что "Speaking In Tongues" - образовательно-некоммерческий сайт. Мы не публикуем рекламу, хотя были и есть попытки использовать марку "Лавки Языков" в рекламных и коммерческих целях. Они провалились вследствие нежелания организатора проекта зарабатывать на нем деньги. Проект этот - совершеннно безуспешный, поскольку денег заработать на нем никогда и не получится. И - фантастический успешный, поскольку подобралась хорошая компания, которая постоянно пополняется.

Единственные "спонсоры" "Speaking In Tongues" - это сами авторы и переводчики, без которых все это было бы невозможно. И небольшая группа людей, которым почему-то это интересно: издатель Евгений Никитенко, уфимский художник Игорь Мадьянов ("Mad Yang Designs"), создавший нынешнее оформление сайта, люди, помогающие мне советами по техническому осуществлению проекта, - Сергей Лицуков (Владивосток), Алексей Шеремет (Пермь) и Настик Грызунова (Москва), люди, которые делятся мнениями о прочитанном, спорят друг с другом, предлагают варианты оформления, пишут статьи, романы, рассказы и стихи, переводят книги, в конце концов...

Да и "держаться на плаву" не представляется мне точным термином: смею надеяться, мы отнюдь не тонем.

- Авторизованы ли в "Лавке Языков" переводные материалы - ведь известно, что на российском издательском рынке более половины всех переводов - пиратские, т.е. права на них не приобретены у правообладателей.

- Вообще, свое отношение к авторскому праву я сформулировал давно и примерно так: Право писать принадлежит писателям, право переводить что угодно написанное этими писателями принадлежит переводчикам, а право читать все что угодно написанное и переведенное принадлежит всем без исключения.

Я, к счастью, не понимаю и, надеюсь, никогда не пойму, что такое "пиратский перевод". Пиратским может быть издание работы для получения наживы. Если цели преобразования художественного замысла в коммерческий продукт не преследуются, имеет смысл применять другие категории - искусства, литературы, образования и т.д. Ни один литературный агент в мире не сможет запретить мне переводить на любой язык ту работу, какую, к чертовой матери, мне захочется перевести. Как никакой закон не сможет регулировать сюжет моего рассказа или систему рифмовки моего стихотворения.

Поскольку я больше стараюсь заниматься именно литературой, попытки свалить эти вопросы в одну кучу вызывают у меня легкое раздражение. Я уже сталкивался в некоторых публичных обсуждениях вопросов авторского права с гневными диатрибами "правильных" и "цивилизованных" издателей в адрес "прекраснодушных дикарей, ратующих за свободу информации и утверждающих, что они занимаются чистым искусством", а на самом деле "льют мельницу на воду оголтелых пиратов и сами едва ли не хуже их", и знаком со всеми аргументами. Мне жаль, что некоторые достойные люди тратят на это столько времени. Я такой роскоши позволить себе не могу.

Оберегая собственный коммерческий интерес, эти люди естественным образом не желают... ладно, не дают себе труда понять, что между литературой и книгоиздательством проходит существенной толщины граница, а в этой стране, в практически неразвитом культурном поле, подлинная литература и "книжный рынок" - просто диаметрально противоположные полюса.

Сеть де-факто саморегулируется на основе копилефта. Это честно, я считаю. В сети нечестно только препятствовать доступу к информации (паролями, подписками), а если копилефт соблюдается (то есть, сохраняются целостность и авторство текста и - при републикации - указывается первоисточник), то все остальное - правильно.

- Существуют ли в "Лавке Языков" какие-то объективные или универсальные ориентиры для читателя?

- Никаких рейтингов я сам не веду и за перемещениями сайта в таблицах популярности не слежу. На титульном листе стоят бляшки поисковых систем, но реальной статистики они не отражают - для меня это, скорее, показатель всеобщей относительности.

Есть показатель несколько реальнее - количество подписчиков списка рассылки "The Speaking In Tongues News". Я могу быть уверен только в том, что около 300 человек узнают о том, что нового появляется в "Лавке" в среднем раз в две недели, из них 150 человек могут что-то прочесть, а 5 мне что-нибудь напишут в ответ. 10 человек через два-три дня пришлют что-нибудь для публикации.

Кроме этого, поскольку добывать алмазы из шахт - все же задача вдумчивого читателя, я стараюсь прилюдно никогда не определять своего отношения к публикуемым текстам. Как показывают эксперименты с массовым восприятием (прошлогодний турнир анонимных переводчиков Харуки Мураками, к примеру), даже читатели с приблизительно одинаковыми демографическими данными (возраст, происхождение, образование, вид деятельности) ценят в тексте совершенно разные свойства.

Поэтому даже приблизительно предсказывать, что именно понравится в каждом следующем выпуске, я не возьмусь. Иными словами, я надеюсь, что каждый находит в "Лавке Языков" что-то для себя - и очень верю, что никто не уходит обиженным."

* * *

Текст составлен по воспоминаниям о разговорах с Сергеем Анисимовым, Евгением Горным, Артемом Липатовым, Елизаветой Михайличенко и Владимиром Пузием на протяжении 1998-2000 гг.










Gif.RU  |  Рунет  |  журналы


Copyright © 2000-2012 GiF.Ru
Напишите нам письмо на этот адрес





  Rambler's Top100 Яндекс цитирования