Стихотворения Тетради №11
"Ожило! (октябрь 0001 - январь 0002)"

   
 



1.Верхний дождь

Капли снимает
Последние твердые капли
Скользкий дымок
Собирает с травы
И с узкой иголки
Подхватывает росинки
И направляет вверх
Обратный дождь

Дождь спешащий,
Направленный к облаку
От всех растений поднимаемый
Вертикальной рекой
Лицом, потекшим, струящимся
Косматого деда
Прозрачного духа
Болот,
зеленоватой и мутной завесы вода
Вода, отданная небу землей.



2.Стена

Красиво так, тихо
Шуршат не тревожно, поддавшись, мохнатые лапки шмеля
На старом, повявшем, белом и кружеве желтом
Цветке, и повторяя
Кивает их тень на стене
Пыльной, город впитавшей, стене
Серой щекой



3.Н.

Мне теперь, Наташа,
Каждая одежда мала
После твоей бани
После взрыхлившего кожу
Березового прута

Я с тобой, Наташа
Прошлых женщин, все былое
Позабыл, не вспомнил
Твоя баня, лето наше
Громы, золотые срезы молний

Меня нашла моя могила
Когда ты розовой горой
И кучей земляной застыла
Я ощутил этот покой
Недвижимой земли моей
Полей России ощущенье

Все встрепенулось
Обезумев, птицы
Увидев белые, разбросанных кусков, тела
Ослепнув, в нас воткнули оводы
Проткнувшая стрела
Связавшая одним раненьем
Мою грудь и твою грудь
В тебе тонуть
В тебе тонуть, Наташа
В твоей печи смолой янтарной
На лавках в бане
И чай, заваренный смородинной смолой
В стакане.



4.Сидящая фигура

Я сижу здесь
Бронза или крепкого дерева литой
Я сижу весь
Ствол обхвативший мясом локтем и спиной

Словно бурятские будды
Словно степные утесы вниз
Словно живые холмы зубров и туров
Неподвижным стволом сплелись

Ночи и дни
Я их ощущаю, как волны
Как разрушающий удар
Как рассекающий отточенный железный ствол
Пронзающий и собирающий тела

Вертел соленый, огненный луч
Нанизывающий справа и слева
Я сижу здесь резиновой кучей
Трясиной болотом и жидким железом

Меня сваливает в заснеженные канавы
Заставляет
На лицо примораживает лед
Но не сдвигает
Монумент и ржавые ступени
Ко мне никто не соберет



5.Поездка

Я не заметил
Под тумана поземкой
Под ползущими холодками
Как земля изменилась
Через бардовые рыхлые
Особые травы и
Поднялась округлыми кустами

От тумана до тумана проезжаю
И спешу за туманом опять



6.Миниатюра

Такое ощущение, что все в доме
Сделано, соткано, собрано под тебя
Все кровати с отдельных заводов
С отдельных германских полей букеты
Привезены и разостланы для тебя
Компактной женщины
И женщины с миниатюры

Мне нравятся твои страсти
Все, чем ты окружаешь себя
И небольшие округлые чувства
Браслеты и кольца из слез
Прозрачная соленая цепочка
Чуть ниже ямочки локтя



7.Верхи

Небо рябое
Голубым мелким зерном
Высокое, но спадающее
Определенной минутой небо
Поднимающее кучеряшки
Завитки с реки вверх
Облаком завивающееся
На мраморный и гранитный уступ



8.Роща

Рваной и черной стрелой
Рекой штыковой пронизав
Всю убогую эту страну
Всех унылых развалин природы беду
Летнюю и такую же белую

Туманные срезав верхи
Мхи и спокойные корни
Снизу стволы опалив
Берез, постройневших в весне
Обезводив засушливым вихрем

И почувствовать, снова узнать
Новую непохожую вялость
В сиреневых, одиноких стволах
В сарае из веток
Сиреневых, светлых вечерних



9.На Последних Лучах

Видел я, зачарованно видел
Как мухи и другие маленькие
Словно точки, кружащие твари
Стрекозы
В солнце кружили
В предпоследних лучах
В стволах и просветах между кустами
В фиолетовый дым расплывались
Привлекая и распуская
Сотнями маленьких радуг
этот солнечный луч
Сквозь свои мутноватые
и трепетные крылышки



10.Дуга

Уже коснулась осень лета
Соснового бора и рощи берез
Через поле и травы порез

Распрозрачнились стрекозы
Прозрачные стоят стволы
И позволяют наблюдать
Как древесина напитывается
Будущей грозой через будущий росчерк
Как хвоя вбирает свой цвет
Из радуг
И белым рисует дугу.



11.Все Лица

По второму кругу все лица земные смотрю
Незнакомые лица видел и знаю о них наперед
И ожидаю чего от этих так выпавших черт

Меняются города за окном словно календарь
Проталкиваются
Ускользают здания в тени садов
Потом вытекая рекой и мостом
Всех видел я лица и все-все узнал.



12.Дом

Дом отпустил
Этим полем и лугом дальним
Дом отпустил
Открыли кирпичные стены
Большое окно
Для яблонь и яблонь
Для вишенных ягод
Каждое утро брать их губами

Я ягоды брал через форточку
Встав на колени в цветочные горшки
С вишенных прутков
Алые бардовые глазки.



13.Клювы

Уложили утки клювы
На зернистой рябь пруда
И спокойные уснули
Не качаясь не плывя

Круглых лилий толстый лист
Без движения застыл
Не зашевелится тростник
Как окаменелый выстрел вверх
Протыкает пикой небо
Лунный свет спускает стеблем

Под водой розовый месяц
Словно мрамор тяжелеет
Основаньем и опорой
для гигантского моста

Утонувшие мосты
В рясе зеленой
Трухой припорошив хвосты



14.Буря

Всю некрепкость и нежность вечного парка
Представила вчерашняя буря
Собрав мох столетний со статуй
Стволы повалив каштанов чугунных

Открыла кусты для солнца лучей
через верхние кроны
Аллеи пустив лишаем пустоты
Она пошатнула особые законы
Она отношения пошатнула
Свернула главные колоны
Перемешав узор ограды чугуны

А вы думали, что нечто будет всегда
без изменений?
Что дела будут ваши плодоносить
и вновь цвести?
И продолжаться через поколения
не исчезая под пыли?

Все закончится
Когда закроются глаза
Все исчезнет, закопаясь
Засосяся внутрь себя.



15.Роща

В рощу голов
В народ, в головы
Наступаю, как в грязи соленого озера
Как в его весенний разлив
Подземные люди из угольной шахты
Из нор, где их деды коптили руду
Срезали черные блестящие слои

В тоннель вползаю шестипалым
А выползаю семипалым
Пальца резиновый ствол
Я от метро откусив
Проникаю в могильный простор

И сразу в две стороны
Меня увозят поезда
В два голоса стонут
Резиновые трубы стальной трубы
Обкатанного рта

В людей наступаю как в травы
Как в душные жаркие травы
клевера трав
В земельные пульсиры и бульвары.



16.Куст

Кусты и кусты тянут свои
Зеленые вязкие лишайные бархатом лапы
И зацепляют поезда
И под колеса вкатывают бревна
В ритме колес вплетают в дробь свои удары
Кусты и кусты…



17.Сигналы

Ты уже не проводишь сигналы
Не принимаешь и не отдаешь огни
Они продолжают доставлять тебе сигналы
С белых вершин для нижних долин они

Но ты уже не желаешь
участвовать в цепях Будды
Сигналы бьются об тебя, перекипают
Сигналы налетают на тебя
Как насекомые клубы
На пахнущую землю пригибают

Это ложь, что Будда добрый
Будда добрый для крестьян
Для искусства Будда хлесткий
Злой, гранитный, истукан

Ты согласился, тебя заманили в дело
Подбирать за ртом слова
Добрый Будда дедком белым
Укатал тебя тогда

И не выпустит обратно
Идут и идут слова с вершин
Чтобы ты перекладывал их аккуратно
Красным бантом в листы шил

Грудь томится тибетскою песней.



18.Крылья

В голубом, чистом соком голубом
В небе чистом подо льдом
Птица черная косы
Крылья как труба дымит

Словно копоть жидкой сажи
Птица эта кажется
Она словно небо мажет
Посыпает порошком
Угольною кашицей

Путь ведет по облаку
По просвету солнца туч
Черный камень колотый
В металлический обруч

Я смотрю на вас и знаю
Все о вас на жизнь вперед
Что случится завтра с вами
В вашем будущем что ждет.



19.Осени

Вот задули и холодные ветры
Сгоняя на запад покорные солнца
Как встрепенулись столетние веки
Осенние деды проснулись
Хребты задышали горные

Сосны и кедры щепою пуская
Звеня, осыпая игл металл
Осенние ветры очнулись от сна
И повернули к вам лица косматые
Как задрожали их спины из скал

Теперь задышало другое дыхание
Холод струится между стволов
Морозец скрепляет стебли на травах
Листья скрепляет хрустальным серпом



20.Звуки

Тяжелыми пустотами
складываю свои дни
Горами объемными
предметами в пыли

Прикасаюсь сам к объему
Только к объему
без предмета
и формы
Объему от плоскости здесь
по плоскости ниже

Тяжелые покровы пуховых одеял
В которых грудью ты ложился
В снегах который увязал

Каждый час хрустит полено
В топке северной стены
Каждый час по крыше мелким
Скрипом бука пропищит

Звук идет из сада в окна
Дождь неровный, суетной
Занимаю я пустоты
День выкладываю свой



21.Особое Место

Особое место в саду
Между вишневых шаров
Его я приметил
По насекомым кружащим там
Нервные осы
Стрекозам застывшим в полете
Его я приметил по необычно глубоким
Ползущим теням
И незацветшею клумбой
Оно мне себя подсказало

Я вечером лег там
По чувству, неведомым скрутом
Согнул себя там
Чтоб ощутить
И ощутил все болезни

Мне в пальцы впускало и через рот выпускало
Место болезни
Как я развалился, растреснулся трупом
Как руки мои почернели и отвалились от тела
Двумя языками
И голова пучеглазая откатилась в канаву

И как на заре все слепилось это обратно
В особом порядке
Без сердца порядке
Без звука и отзвуков сердца я ожил
Без главных ударов теперь буду биться

И жить навсегда в этом месте
В ползущих змеистых тенях.



22.Эта Надпись

Опять послушаю как люди говорят
Как уголовники сплевывают зло
Сиреневой губой и пьяно смотрят в пол
И посмотрю сам в эту надпись
И очень долго через надпись на стекле

Опять столбы натянут свои нити
Опять гавно размажут по полям
Дороги, чавкающие старики
Не доверяющие смеху и слезам
И эта надпись
Выщербленная надпись на стекле

Здесь собираюсь сделаться
Размеренным спокойным лицом вниз
Уродливым понятным лицом вверх
Без памяти, без истории, как все

И долго долго надпись
Видеть эту на стекле.



23.Что Увозим

Глубокая прощальная сытость
Полнит, спекаясь, перрон
Грудью единой объемлет
Подталкивает вагоны

Слезы там вялы и крики тягучи
Так парафиновый ползает червь голубой
Между неспешно дымящихся куч
Резиновой рыхлой обводит дугой

Говорю вам: не забуду вас
Не забуду, - слышно лезет грязный ком
В дождик редкий
В маслянистый и опухший рельс
В болотный втягиваясь сток



24.Колени

Я думал это девичьи колени и женские икры
Белеют в ограде живыми дымками виясь
Казалось, что это и свадебный вальс
Звенит и берет легкую ноту
Дымками в кольцо позолотку снося
Казались любовные шорохи
Тенью скользят по самому краю

Там, где березы мы ровняли
Землей, тишиной присыпая



25.Вокруг Людей

Не проваливался в толпу
А спускался в каждое лицо отдельно
Каждым человеком выходил живым
В узкий теплый влажный ход
Чувственный лаз находя
И из каждой встреченной судьбы
Искру наматывал на факел прибавлял

Не собирал пустоту
А теперь собираю пустоты

Не людей, а пространство вокруг людей
Где нет мне ни тепла и ни заботы
И нет искру пускающей стрелы.



26.Балерина

Дешевая официантка балерин
Расшатывая бедра и плеща
Раскатывая в рукавах шары грудин
Смеясь и оголяя десен якоря

Розовый дворик и верхний карниз
Это грязный женский низ
Вниз зовущий скользкий склон
Уносящий ледяной
И смеющийся внизу
Сечет бритвой по лицу



27.Малины

Мне малинные ветки
в решетку стучали
Мне ломали решетку
зеленые листья клена
Кузнечным звуча металлом
Потом ослабели, посерела природа
И тихо, скромно зашептала
Такие заговоры, такое вороженье

Заговорила седины
в моих чернозвучных висках
Так отзываются зимы
На голос человека
Скрипением листа
На кленах и на малине
Потери малины



28.Поток

Открылось мне, что существует некий поток
Труб и шлангов витых проводов
Он где-то рядом и он зарыт
Недалеко от всякого из мест
В которых я бываю

Он тут как мех животного трещит
И звоном стрекозы он призывает

Я нервом чувствую его
И нервом уж давно вплетен в него
И существую таким треском
И выпадаю из людей
Вливаясь в куст, в плетеный лес
В углы седые затемнений



29.Ожидание

Ждут листья порыва ветра
Чтобы воздухом паримым
Полететь на километры
На другие сесть равнины

Солнца ждут тугие ветви
Чтобы листья прилепить
На лучи, на игл верхи
Наколоть и отпустить

Все, кто ждут здесь, попрощались
Загрустили, замолчали
Загадали скорых встреч
Зная память как беречь

Ждут, спокойные, момента
Утка ждет и речка ждет
Знает каждый лист и ветка:
Память сердцу позволяет
Все уходит и все тленье узнает
Только память не уходит



30.Простор

Я специально выбираю
Все чуть больше, где простор есть
Чтобы ветром надувался
Воли воздух на затор

Кто все люди? Дышла с клювом
Дыры, в них сидят крючки
Принакрытые под тюлем
Мутноватые зрачки

Словно рыбы внизу льда
Их зрачки блеснут и меркнут
Утопая навсегда, навсегда
В темный угол налипая
И самих себя щемя

На просторе глаза другие
Они отдаются воле долины
Вытягиваются и дрожат тугой
На излете тетивой

Я выбираю всегда широкие места
Оглядываюсь, примечаю удобный момент
Чтобы выпустить свои глаза
Разломить их душный плен
Разорвать плетеный кокон
Веером и воздух вдохом

И так они бывают грустны
Перед тем, как вспыхнуть буйством



31.Город

Город так светится вдалеке
Словно обратный куст
Находя опоры в темноте
Спицы спешат к нему
Светлые линии струн ведут
Умело отталкивая островки
Узлы и сцепления чувств

Словно свое, земное, солнце
Город лучей распускает плавь
Не избавиться от чувства
Что ни ты здесь и ни я
За себя решать не можем
И никто сказать не может
Что сейчас следует делать
Как нам дальше проживать

Памятники в кладбище
Маленькие кремли
Светятся окраин цепи
Как другие, не-такие земли



32.Юродивый

До каких ты глубин
Мог нырнуть, человек
Чтобы там задохнуться
Чтобы всплыть пузырем без души
на поверхность
До каких немыслимых низов
Путешествуя, ты опускался
Чтобы так бессильно всплывать

Расскажи, -я просил тишину, -
О своем предпоследнем мгновенье
Как увидел ты красоты сон
И как умер в самом вдохновении
Как ты умер, а потом задохнулся
Задохнулся восторгом,
и еще продолжал наблюдать красоту,
понимая, что сам уже мертвый
Что душа опустилась уже
А все тело всплывает, пузырь
наверх, под скалы и небо на море

Я собирал твое тело по песку
По скале крупинки
Я просил у него рассказа
Или: как-нибудь передай мне
свои наблюденья
И я их получил
Не словами.



33.Снег

Сам люблю толстоту снега
Проваливать, углубить до земли
До замерзшей травы старого лета
Не поднимать ее, а еще проваливать

Люблю схватить пурги рукой
И там удерживать ее, не отпуская
Как кокетство, трепет и дрожание
Испытывать, весь трепет узнавая

Сам люблю тропу утаптывать
Пробивать бороздку в толстоте
Я зимний житель, любовник зимний
В застывшей тайне, в особой тишине

Рано утром снег сам меня ждет
Ждет и жаром в морозе шипит
Так и он человека, мужчину узнает
Изучает меня, принимая в толщины

Он только вечером меня отпускает
Из объятий, поцелуй карнавальной маски
Я улыбаюсь и сохраняю это чувство
Смешавшее и нежность и опасность



34.Прощание

Прощаясь с другом, переполняюсь грустью
Тоской неличной, не по нему печаль томит
А плавит дни печаль большая, пустошь
Людей деленных мира каменный гранит

Все для тебя, как благодарен я тебе
За нашей дружбы дни, за те миры
В которые вступали вместе мы

Все мои и твои дальние планы
Мечты и загады на годы вперед
Тех птиц, мы отпускали которых
Сполз мне под ноги плоский сухой силуэт

Нечто, что больше наших желаний
Что-то висящее и тянущее вниз
Наши последние вопросы и прощания
И отпускание прикормленных птиц

На руке кольцом и змейкой
Вьется жизни каждый миг
Оставляя слезы жилку
Ускользает через пальцы
На рукав и на плечо
И на облако летит

Я приглядывался к ней, в глазки
Молодые две искры
Молодой рубины страсти
И убийства две иглы



35.Жена

Три раза я вспомнил о тебе
Когда увидел Кировские трубы
Как толстый дым они вели
Мохнатые и ржавые две струи
Они воспоминания отогрели

Жену свою тем более буду любить
Чем больше вокруг связей и зовов

Когда подтаивая снег
На свет выкладывает мусор
Разнообразие предметов
Разбухших вялых и текучих

Словно слепое снова узнало зрение
Что не было любви внутри темноты
Упускал и не упускал я случаи
И видел бесконечно знака луч
Но не окликал затворы и замки

Потом приоткрыл щель и увидел
Что жену свою тем более буду любить



36.Между Домов

Мы говорили, он мне выпускал в лицо
Сигаретного рта дым
И сам не значил ничего
Для меня он, а я ему, не значили так мы

Потом он говорил, а я наплевывал
На его слова, на рот и на лицо
Он утирал подбородок в рукав
И индевела на морозе
Резная пена на шерстяных ворсах

Никто никогда ни с кем не увидится
Все встречаются раз и сразу расходятся
Дело закончив
И город в тень укрывает место той встречи
Пятно замывает для будущих встреч



37.Жена

Знаешь, друг, какой бывает женщина женой
В твою судьбу способная вложить свою
И оставаться не собой даже, а тобой
Особой нежной и прозрачною стеной
Обходя, оберегая

Только один и проживаешь словно
Как копейки из грязи луж
Не было и не будет человека более доброго
И не случится встреч значительнее уж

Как проголодавшись, в нетерпении
Ползет стеной кирпичной лист осины
Так будешь коченеть однажды ты
Бояться света, глаз уродом нелюбимым

Но держаться за эту невидимую стену
Ненавидеть ее и удерживать пальцами
и всем телом



38.Разлука

Разлучились, и мне кажется радостью
И мне видится облаком наступающий день
Мой шаг протяжным брегом расступается
Где сноп огня река рассеивает темень

Разлука узнается в этом беге не спеша
Воспоминания кружащими дымами
Лампадой чахнет и приподнятость былая
Веселия не палымя, а чад, не палымя

Долгими теперь будут ночей вечера
Заунывною тоскою и метелями
Лежать, разбросанные одеяла в простынях
Не греющие, а только белые и белые

А потом оборвется и такая скрипка, ожидаю
Размеренность и грустноватый покой
Была необходима, необходима и срочно нужна
И перестала быть теперь такой

И все вокруг увидится опять
Обычным нехолодным видом нетеплым
Как протянулась ночь по свету дня
Ожиданием речной болотистой дремоты

Вода прозрачна, в ней осенние деревья
Застыли в пенке черных веток угольки
Плывут и тонут, и всплывают, снова веря
в то, что не утрачены
И что еще случатся молодости дни

Вдоль этой тихой природы
И живет и открывается грусть,
которую ты просил
Мертвец, то женщина, утопленница
Вот показалась впереди
И приглашает со стволом сухим соединиться.



39.***

Поют вечорами и по утру
Руки корявые у грузчиков в порту