AUTOBIOGRAPHIA

кто жил тот знает эти таски
трeхлетний шахматный король
спустя треть века после сказки
влюбясь подсел на алкоголь
когда на горле столь любимом
засос а ля укус змеи
не вспомнишь деда пилигрима
бенгальский огнь и флeр хвои
а пишешь ноты закорючки
поeшь чуть движешь кадыком
как славно доходить до ручки
ведь apocalypse чай вдвоeм
а на перстах еe сияют
каменья золота рыжьe
а что монаршьи руки знают
кайло казeнное ружьe
горсть океанского песочку
смирноффский штоф ночной фонарь
одну пророческую строчку
одну возлюбленную тварь
на крае города морского
барашки туч бездождевых
как откровение святого
как сны оставшихся в живых


(февраль 1999)





BIOGRAPHIA

младенца старых два курили
обманной этою весной
на бонд-стрит иль на пикадилли
о нет на тающей тверской
трeхлетний шахмат королишко
и пятилетний треф король
досталось первому с излишком
жрала и карточного моль
их в новый год салонной "лейкой"
запечатлел фотопоэт
любивший живопись ван дейка
корона сабля арбалет
а нынче умерших канцоны
и песенки живых пока
поeт трефовый без короны
желает кофе молока
но пьeт отвар из бергамота
чему ж так искренне он рад
свидетель авианалeта
и соучастник трeх растрат
он смотрит в кучку какашонок
просунув перст в полуалмаз
когда настенный кукушонок
проверещит двенадцать раз
в тумане искры газосварки
в подъезде пенье маляров
на новый год одни подарки
шальная грусть вердикт: здоров
он вниз уходит по тверскому
где проходил и я вчера
несeт знакомому портному
сатин для юного бобра


(февраль 1999)





* * *

летаю по спальне а время к весне
то вира то "штопором" майна
трюмо граммофон альбатрос на стене
под койкой бутыль "баллантайна"
в колониях жарко от блеска мечей
а в спальне сквозняк словно фатум
листает на тумбочке список вещей
какие куплю став богатым
слоны боевые елозят в грязи
взревут и уносятся в бездну
к полудню зевнув подыму жалюзи
усну в шуме будня исчезну
не то чтобы тошен мне грохот сапог
фаланги по контурной карте
но всe это следствие или пролог
одной левитации в марте


(октябрь 2000)





* * *

оревуар
буонапарте
внештатный ангел дед мороз
в костюме авиастюарта
бокал воды тебе принeс
под белой аки айсберг тучей
поeт канцону вертухай
ступают яки горной кручей
в долину гейзеров свой рай
осанна
шепчется осока
и пескари клюют на хлеб
а помнишь не было урока
над вереском звенела лэп
оревуар
буонапарте
на побережье никого
лишь ветер терции и кварты
донeс и снова статус кво
последний парусник регаты
осенний нищенский курорт
напомнит вдруг латынь цитаты
своей инверсией конкорд
оревуар
буонапарте
Господь конечно воскресит
но перепутает все карты
аустерлиц тулон тильзит
над чeрным фетром как нагайка
свистит вальсируя радар
летучих рыб вспорхнула стайка
оревуар оревуар


(ноябрь 2000)




СОНЕТ

В тени аэростата, парка, паба...
Как вспомню, что я даже не второй, -
Мне наши встречи кажутся игрой...
Так иногда рабочий бьeт прораба,
Но поутру является в карьер.
И мнeтся, глядя в кирзовые ноги -
Не важно чьи - доходчивый пример
Раскаянья, смятения, тревоги...
Вот так и я шепчу тебе "прости"
Спустя всего минуту после ссоры.
Ты возвращаешь мне мои укоры
Пожухлый лист сминаючи в горсти...
...Так Иордан, что переходят воры,
Опаснее Колумбова пути...


(17 декабря 2000)




ЭЛЕГИЯ

когда почти святые чуваки
и ваш проворовавшийся любимый
глядят с гранита
вздувши желваки
или фатальной юностью томимы
тогда надгробная ль почeтная ль доска
молчит как северокорейский телек
но что то шепчет
это не тоска
покуда где то жив великий челек
помчались на скейтбордах на кавказ
вниз по тверской знакомые знакомых
о тэ кравцова думаю о вас
и мне претит участвовать в погромах
в кого ни ткни кому ни подмигни
всe ваши кавалеры компаньоны
мерцают мегаполиса огни
в лукошке увядают шампиньоны
в дневной непритязательной тусне
иль в шуме гроз обещанного лета
в ночного ль клуба резвом табуне
идя ль неспешно в сумраке рассвета
и вслушиваясь в сонные курлы
в далeкий гул поливочной машины
кругом ни прокаженных ни урлы
я чувствую дыханье Мнемозины
прозрачный мир стоит в моих очах
меня уже не тянет в гагры сочи
где ловкий бесноватый весельчак
вас до бессмертья пeрышком щекочет


(декабрь 2000)




* * *

малолетний клиент полуклиники полутюрьмы
наторевший в угонах авто и спортивных авиа
словно в телекинезе на дальние смотрит холмы
лаборант запускает в трансляцию чика кориа

расторопный шатен в океане житейских непрух
мир увидел тебя в результате дефекта кондома
воцаряется вечер и Святый покоится Дух
на развалинах гетто и статуях близ ипподрома

незадачливый вьюнош одна из особых примет
потаeнно влюблeн в тэ кравцову крестовую даму
он играет в клиническом джазе валторна кларнет
пациент изучаемый часто не ведают сраму

в казино полубоги пьют алый мартини со льдом
и казeнный тротил освежает музеи трущобы
аллилуйя тебе терапия посильным трудом
аллилуйя салюту медальке из приторной сдобы

в голове что ни ночь еретический голос певца
реомюр фаренгейт бонапарте брюмер термидора
дама треф в виде птицы ловящейся лишь на живца
ватиканский старик и готический крейсер аврора

о студент пэтэу накануне гражданской войны
разбитной имярек обещал тебе место в конторе
в равноденствия день из окна виден контур страны
побережье футбол геликоптеры сейнеры в море

необъемлемый дар эти сполохи гала ревю
симфонический бред охра аквамарин терракота
на рождественке шмон на весенней тверской дежавю
испитой баритон выпадение из самолeта


(весна 1998)




* * *

Картишки, сеансы любительских магий...
И серфингоманам нет - в полдень - числа.
И ветер июня волнует нацфлаги,
Фонтаны, платаны, валькирий крыла.

Мы едем в "Победе", угробленной, старой, -
Лифтeр, композитор и запивший клерк.
На сопках Маньчжурии вальс портсигара
Звучит синим полднем музыкою сфер.

О, музыка!.. Ты - квинтэссенция праха.
Ты в силах навеять хмельну ездоку,
Что чeрный рабочий в подземном Айдахо
Порожнюю гильзу приладил к станку.

Гармония!.. Все мы твои абстиненты.
Когда-то давно я был пьян тобой в дым
(Тогда был накрыт я медузой плаценты).
С тех пор себе снюсь воплотившимся в гимн...

Проплыла деревня в плюще и герани.
Вон в море манeвры спасательных служб.
И словно пчела в телефонной мембране -
Жужжанье далeкое лагерных "Дружб".

И штрих горизонта качается плавно -
Как в вальсе сомнамбул - в стекле ветровом.
Великая Грусть!.. Ты витаешь неявно
В воскресном эфире, слегка штормовом.

Дадим же обет над пустыней пролива!..
На крыше авто - полуштоф и лафит.
И если в пробеге мы рухнем с обрыва -
Пусть Небо мою черепаху призрит...

...Напраслиной был тот патрон в автомате.
Мы стали лишь жертвой валютных торгов:
Лифтeр, композитор пред службой в стройбате,
И клерк, напевающий список богов.


(1998)




* * *

Кого "Пинк Флойд" приколотил к полатям -
Того с них не подымет Крысолов,
Тому навряд ли быть прекрасным зятем,
Как, впрочем, и матeрым уголов-
ником... С судьбой пойдя на мировую,
Прогуливаюсь долом иль холмом.
Такого бросить на передовую -
Подозреваю: оказался б чмом.
Но вспоминаю собственное имя
Как камикадзе - титулы божка.
...Дрожат в кизячно-вересковом дыме
Острога очертанья, бережка.
А в небе над полями яровыми -
Скайсерфингист в оргазме от прыжка...
Се наступило Будущее снова!...
И, фосфорясь, резвятся до зари
В аллеях кладбищ, как кометы, совы.
...Вон на отшибе - в полдень - apple-tree
Слегка волнуясь, ждeт свого Ньютона... -
Передохни, пиитствующий клерк,
На взгорке, в тишине Армагеддона.
В обожествлeнный дождиком четверг...


(22 мая 2001)