СТАРАЯ СКАЗКА НА СОВРЕМЕННЫЙ ЛАД
шутливый водевиль

Яйца курицу не учат ничему,
Эллипсоид лишь понятен человеческому уму.
пословица

Начинается тут сказка
Про такие вот дела:
Словно альпинисты в связке,
В пределах оного села
Как-то жили дед и баба,
У них курица была,
Во трофейной деда каске
Курица у них жила.
Как-то больше для отмазки
Им она яйца несла.
И, не видя в жизни ласки,
Как-то вдруг занемогла.
Ничего она придумать
Уже лучше не могла,
Чтоб людские привлечь думы.
В общем, курица слегла.

Старики засуетились,
Стали бедную жалеть.
И все силы приложили,
Только б ей не умереть.
И ветеринара звали,
Как понятно, не зазря,
Ей таблетки покупали,
Цен на них и не смотря.
И не то что жаль им было
Оставаться уж без яиц,
Просто они полюбили
Жизнь меньших братьев - птиц.

А про яйца говорили,
Что они, мол, ерунда,
Что давно известно в мире,
Что не главное еда.
Яйца что? Они ж не вечны.
Только тлен и суета,
Хоть и вкусные, конечно,
Но спасёт мир красота.
Каши с яйцами не сваришь
И в разведку не пойдёшь...
Так вот только лишь под старость
Смысл жизни и поймёшь.

А что курица? Такие
Откровенья внове ей,
У неё мысли другие:
"Удивлю я вас, людей".
Собрала все она силы
И снесла яйцо тогда.
Золотое оно было,
Словно детские года.
Оно было золотое,
Словно оно было из
Того города, о коем
Спел всем Борис Гребенщиков.

Я ж повторю снова и снова,
Сколь чудесное оно, -
Образ мыслей, пока новых,
Как причина, знать, его!
Золотое было слово
"ово", а не серебро!
В мире всё совсем условно,
Но не нужно только зло.
Я смотрю на свет на целый,
Но знаю: он не такой.
Позову я Вас, Принцесса,
Учите мой урок со мною.

"Ну не птица, а Кулибин! -
Прослезился старый дед, -
Не встречал таких коллизий,
Хоть и жил уж столько лет!"
Речи держа, старик заметил,
Что чудес уж в свете нет,
Стало быть, поймём и эти,
Нужно б заказать обед.
Он с яйцом стремится к бабе
И с порога прям кричит:
"Ты сготовить не могла бы?
У меня уж аппетит!"

Баба явно охладила
Вдохновение его:
Мол, яйцо, конечно, мило,
Но что толку с одного?
Дед кричит: "А если в тесто?
Муки лишь - и все дела!
Ты ж, когда была невеста,
Разны булки мне пекла.
Не болтай мне слов! Вовеки
Уж свободы не видать!.."
Баба - ну скрести сусеки
Да амбары подметать!..

Муки собрано порядком,
Время заправлять яйцом,
Но оно - что за загадка? -
Как наполнено свинцом.
Попросту не хочет биться,
Даже если утюгом!
Баба тихо матерится,
Вытираяся платком...
В общем-то, и не разбила,
Не лишившись чуть руки,
И супруга подключила,
Вспомня все его грехи.

Тот препоручил собаке
Разбивание яйца,
Но и та его работу
Не доводит до конца.
Тут уж кошка ловит мышку:
Той лишь хвостиком махнуть -
И яйцо, прямо как в книжке,
Покатилось в дальний путь.
Катится тропой туманной
И поёт, как Анна Герман:
"Моя круглая планета,
Я люблю тебя за это..."


Ну, читатель, друг мой скрытый,
Как ты там? Голодный? Сытый?
Будешь ли читать ещё
Это? Ну и хорошо.


1 2 3 4 5
Вышел зайчик погулять.
Видит: катится яйцо,
Улыбаясь лишь лицом.
Говорит тогда Косой:
"Ну-ка ты, клубочек, стой!
Иди сюда, я сказал.
Что-то я оголодал...
Принесу тебя домой,
Там изжарю с колбасой".

"Ты, браток, в делах не варишь, -
Отвечает Колобок, -
Между тем как лучший кореш
У меня - тамбовский волк.
Ты ж базара не фильтруешь,
Косяка давя к тому же.
Кто учил тебя культуре?
Иди лучше вымой уши.
Чё ты тут вообще, в натуре?
Мне противно тебя слушать.
Ты вали в нору свою,
А то песенку спою.
Песня помогает строить
И ещё шагать в строю,
Я же с песнею порою
Таких вот застраиваю!

Баю-баюшки-баю,
Я тебя не ай лав ю.
Баю-бай, баю-бай,
До свиданья и гудбай!.."

Так, поя, словно "Дайр Стрэйс",
Покатилось яйцо в лес.

Тянясь к знанью непрестанно,
Наблюдает мир яйцо:
Разные вокруг поляны,
Флора, в общем, налицо.
Вот берёза, то - рябина,
Куст какой-то над рекой:
Дуб, орех или осина,
Тут для всех простор большой.
Грибов, трав собрать в гербарий,
Школьницы стремятся в лес,
Песнь поют из разных арий,
Свету радуясь с небес.

ПЕСЕНКА ДЕВОЧЕК 
   
Во лесу ли,
Во бору ли,
Древесину выбирали
С топорами 
Лесорубы,
А один ходил с верёвкой.
Жребия
Сего служенья
Лучше было б...
Но - родили.
Не просил, как Тот, "да минет".
Амен.
Вышел и вернулся.
И вернулся -
Как сказали,
Как записано в сценарий -
Не один.
Из роли выход -
Поцелуй...
Не правда ль - циник?
Но сыграл
Не без таланта.
Сантименты? Да.
Но - сильно!
И - оставили:
"Ну ладно...
За кулисы...
Вот осина..." 
 

А яйцо себе катится,
И щебечут вокруг птицы.

Вдруг вослед несутся крики:
"Эй, - кричат, - ну, погоди!"
Выбегает волк, как дикий!
И тельняшка на груди.
Видит весь народ лесной:
Волк-то, стало быть, морской.
Говорит волк: "Я хоть волк,
Но и в яйцах вижу толк.
Как клубок ты ни верти,
Будешь у меня в груди!"

"Анатомии не знаешь, -
Отвечает Колобок, -
И посты не соблюдаешь,
Не спасёшься, глупый волк.
Жалко душу мне твою,
Дай-ка песенку спою.

Баю-баюшки-баю,
Скоро будешь ты в раю.
Если ж съешь меня со зла,
Превратишься ты в козла,
И оплачут твою душу
Ангелы, сложив крыла..."

Тут волк вспомнил про козлят,
Что одни дома сейчас.
И, мечтая об рагу,
Ускакал в свою тайгу.

Тра-ла-ла,
Тра-ла-ла,
Вот такие вот дела,
Неожиданно, но всё же
Песня выжить помогла!


А яйцо катится дальше,
Видит разные народы.
И в их жизни место фальши.
Все далёки от природы,

                                        ПОЛ(1/2)Я

Знают только что писать:                Р о д и н а
"Не губи, природа ­ мать!"               О моя
А на деле ведут так,                    С
Словно проклятый ей враг.               С
Смердят дымами атмосферу,               И
На полях - лишь гербициды.              Я
Для них нету больше веры!
И все ржут, как имбецилы.               не сердись 
Один смысл - в водке! - видя.           курсивом
Сколько ж можно, в самом деле?          всё
Не найти конца, как видно!              тут
И поровну ничто не делят.               :
Откуда выходят только наркоманы?        из газет
И что за мысли у вас, тунеядцы?         стихи и
Любой не прочёл хоть одного романа,     проза
А всё бы только смеяться.               мне
А правящие лишь рекламой                пример.
С экранов голубых всё кормят,           Взаправду если:
Вот продукты этой самой:                Я
"Марсы", "Сникерсы" да "Орбит".         люблю
Ищут только тех, кто виноват,           тебя.
Но все уже привычкой избегают дела.     Но странной
Работать, как раньше, не хотят,         страсти -
Когда нужно, в кусты убегают смело.     траур нахлобучив, по
А почему-то хотят ещё и иметь "бабок",  (живому-то!)
"Пейджер" или "сотовый"  телефон.       пространству
А про то уж и не помнят, что пора бы    плакать
Уже вспомнить и про то, что есть Закон. в рифму -
Вместо того чтоб Родину защищать,       не обучен.

Все надеются на чудеса!                (можно 2 раза)


Вот так и катится яйцо,
Презирает подлецов.
Было принялось скучать,
А кругом уж лес опять.
И навстречу тут медведь,
В лапе держит хвойну ветвь.

Рядом с ним идёт свинья,
Копытами семеня.

"Винни,- говорит ему, -
Одного я не пойму,
Смотри, катится яйцо,
Тут пропажа налицо.
В нём, наверное, Сова
Себе дочку родила,
И, родившися едва,
Дочка из дому ушла.
Мы давай её спасём
И в "Савешник" отнесём".

"Вот генетик, понимаешь, -
Отвечает Колобок, -
Ты же слова "секс" не знаешь
И не слышал про лобок.
Но тебя я просвещу,
Тебе песню посвящу.

Баю-баюшки-баю,
Про любовь сейчас спою!
Ты свинья, она свинья,
Между вами - чувство,
От которого, друзья,
То весело, то грустно.
Начинается семья,
Приходит материнство...
Пополам желаю я
Счастья вам и свинства!"

Говорит тогда медведь:
"Ты его не слушай.
Что в жизни можем мы иметь,
Крепче нашей дружбы?"
Взявшись за руки, они
Скоро скрылися в тени...

Катится дальше наш герой
И поёт, как Виктор Цой:
"По улице ходила
Большая Серафима,
Была она бескрыла..."
Читатель ждёт уж рифмы?
Возьми её скорей,
Но после не жалей.

Рифма - помнишь ли об этом? -
Запросто жила с поэтом!
И потом не говори...
Ну, раз нужно, то бери.
Штука старая, но пашет
(и в придачу б - ствол Лепажа!),
Я совсем чуть-чуть ещё
Ей попользуюсь, и всё.

И тут лиса ведёт кота,
У кота же - нету рта!
Не видны его уста,
На их месте - пустота.


пустота, мой скрытый друг,
выглядит примерно так:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И вот лисица видит что?
Конечно, не коня в пальто,
Не сивку и не в бурке,
И даже и не бургер,
Точнее, и не чизбургер
(вот, назовут же, изверги!),
И даже и не чи-и-из,
Всегда пленявший лис,
А...

ТУТ ВСЁ ВОКРУГ КАК БЫ ЗАДРОЖАЛО
В ПРЕДЧУВСТВИИ ПРАВИЛЬНОГО ФИНАЛА


И то.
Где уж только наша не пропадала
всуе охота бросить это жуткое дело
нелитературного, но совершенного беспредела,
кто читает сначала,
тот, должно быть, читает бегло,
но мог в этом смысле парочку мест и заметить, в них
там ещё такой был, отчасти белый ,
отчасти чёрный (позеленевший в эксплорере) колорит.
А всё-таки.
Добрались же досюда.
Досадно, что чуда...
Не буду, не буду.

И говорит, так тихо, чуть дыша,


ЯЙЦО (лисе):
Голубушка! Как хороша!
Ну что за юбка! Что за плавки!
Рассказывать - так впору Кафке!
Какое пёрушко! Какой носок!
А левый!.. Что когда и голосок...
При этаком прикиде-то, лисичка,
Вы ж... Дженис Джоплин настоящая сестричка!
И если...

ЛИСА: Полно! Полно! Вы... мне льстите!

ЯЙЦО: Я? Льстю? Отнюдь!

ЛИСА: Мне, значит, показалось...
Мне показались все эти вот ваши
Слова какие-то неискренние, будто
Вы усмехаясь говорили их.
А жаль. Друзьями стать бы мы могли бы.
Я в этом смысле страшно одинока,
И мне... (всхлипывает)
Хоть, впрочем, мне уж всё равно.
Я свыклась уж совсем с непониманьем
Моей натуры, тонкой и ранимой,
Как... что-нибудь такое... ну... такое.
Как стебелёк на утренней заре!

КОТ: Вы слышали?! Как стебелёк! Умора!
Ха-ха три раза! Вот так стебелёк!
Ещё таких я стебельков не видел.
Ранимо-тонкий!.. Ты ещё скажи,
Что ты - фиалка...

ЛИСА: Хватит! Как не стыдно!
Мне хамство ваше, право, поперёк
Стоит уж в горле. Экий вы... противный!
Я даже назвала бы вас свиньёю,
Когда бы...

КОТ: Что "когда бы"? Продолжай!

ЛИСА: Ах нет, оставьте!

КОТ: Нет, ну что "когда бы"?

ЛИСА: Оставьте! Полно!

КОТ: Нет, ну что, ну что,
Ну что "когда бы"? А? Я жду ответа.
Я требую!

ЛИСА: Поймите, наконец,
Что ваши притязания нелепы,
Абсурдны, пошлы, вовсе не смешные,
И я от них устала преизрядно.
Хотя уж где, конечно, вам понять
Всей гаммы чувств, которая теснится
Во мне, подобно рою насекомых...

КОТ: Блох, что ли?

ЛИСА: ...и никак найти не может
Какого-нибудь выхода себе.
Я ж вся терзаюсь от противоречий,
Они меня на части раз... терзают!
Они меня томят, гнетут и душат
Рукой незримою. И может статься,
Сведут в могилу вскорости уже.
О, право, это будет облегченье!
Я знаю: там, за тонкой крышкой гроба,
Покой я долгожданный обрету.
Хотя бы потому, что уже больше
Таких вота речей довольно скучных
Я там определённо не услышу.
Одно вот это - высшая отрада!
О дайте мне каких-нибудь кислот
Покрепче. Выпью их и отравлюся.
Мужчина вы иль нет?!

ЯЙЦО: Я?

ЛИСА (указывая на кота): Он! Вот этот!
Всю душу он уж вынул из меня,
Жемчужине подобно, что скрывалась
За раковины створкой известковой,
Покуда чья-то грубая рука
Её не выковыряла оттуда
И алчно не присвоила, оставив
Ненужную ракушечку пустую
Валяться на пустынном побережье
Вдали от всевозможных... Всех и вся.
И вот я, одинокая ракушка,
Хожу куда глаза глядят по лесу,
Мне в целом мире нет куда приткнуться,
И некому печаль свою излить.
А вы...

ЯЙЦО: Кто?

ЛИСА: Вы, мой друг, должно быть, рыцарь
В душе своей, большой и благородной.
И светлой, как звезда на небосклоне
Небес. О! Это видно по всему!
Мне кажется, я вас давно искала...

ЯЙЦО: Зачем?

ЛИСА: ...вы мне во сне являлись очень
Нередко. Да! Я узнаю сей облик!
Вот эти плечи, это и другое,
Которое за ним, я узнаю их...
Сомнений нет! Их прочь гоню, гоню я.
О вечная привычка подвергать
Сомненьям всё, что можно им подвергнуть...
Я прогоняю! Прочь, мои сомненья!
Без вас так сразу легче на душе.
Когда бы я...

КОТ (спохватившись): "Когда бы" - что?

ЛИСА: ...сумела,
Хотя б на миг... но нет...

КОТ: "Когда бы" - что?!

ЛИСА: Я недостойна участи иной,
Как видно по всему. В моих ладонях
Почувствовать навеки не дано мне
Хоть капельку заветного тепла,
Которое обычно называют
Тем сладким словом, что шептала в детстве
Мне мама, наклоняясь над подушкой
Во сне и поправляя одеяльце...
Я помню его запах шерстяной.
А может быть, мне кажется, что помню,
Быть может, я всё выдумала после,
Уже потом, когда была большая...
Воспоминанья... Это - как игра,
В которую мы все играли в детстве...
Опять же: в детстве... Как-то... "Третий лишний",
Ну, что-то в этом роде, называлась
Она...

КОТ: А что "когда бы"?

ЛИСА: Кто-нибудь
Задумывал какое-нибудь слово.
Ну там, цветок, растение, названье
Известной киноленты. Остальные
Должны были то слово угадать.
Вопросы задавали... или буквы
Поочерёдно, что ли, называли,
Не помню... Угадавший...

КОТ: Что "когда бы"?

ЛИСА: А мне всегда хотелось, чтобы стал им...

КОТ: А что "когда бы"?

ЛИСА: Он же, как назло,
Всегда, всегда угадывал последним!
Я про себя шептала: "Ну же, ну же,
Скажи..." И даже, кажется, пыталась
Губами подсказать ему, помочь...
А он... Он видел? Видел, но старанья
Всегда, увы, бывали безуспешны.
И хуже: часто кто-нибудь другой
Присваивал моё посланье, слишком
Открытое... Меня считали странным
Ребёнком... Впрочем, так оно и было.
Ведь это... В детстве... Детские сердца
Жестоки... И тогда я...

КОТ: Что "тогда бы"?

ЛИСА: Так оказалось просто, Боже мой!
Как это всё непостижимо просто...
Ну да, конечно, детская наивность,
А может быть, другое слово, честность.
Наивная? Но... Или даже честь...
А помните такое сочетанье
Слов: "кодекс чести", взятое из книжек
И скоро возвращённое обратно?..
Я говорю смешно? Смешно, конечно...
Я увлеклась. Я скоро доскажу.

ЯЙЦО: Нет, что вы! Говорите, говорите!
Совсем мы вовсе даже не смеёмся.
Как над таким смеяться это можно?!
Ну если, разве, нервное, от нервов.
Так значит, говорите, оказалось...

КОТ: А что тогда?

ЯЙЦО: ...всё просто, говорите,
Но, значит, это... детская наивность
Всей простоты того не понимала...
Я как-то выражаюсь от волненья...

КОТ: А что тогда?

ЯЙЦО: Не обижайтесь, если
В моих речах...

КОТ: А что тогда?

ЯЙЦО: ...узрите
Бессмыслицу. Я не...

КОТ: А что тогда?

ЯЙЦО: Тогда я стану клясться, чем хотите,
Хоть даже если пусть самою жизнью,
Что не хотел обидеть вас, поверьте,
Я - весь внимание, я обратился в слух!

КОТ: А что тогда?

ЛИСА: Всё оказалось просто
На удивленье. Стоило лишь только,
Когда своё он слово называл -
Всегда не то! - лишь только согласиться
И повторить им названное слово,
Добавив:"Да..." Да! Да! Всего-то. Глупо...

КОТ: А что...

ЛИСА: И - победителем был он.
Он так краснел! Когда мы целовались
Впервые, покраснел он точно так же.
Был младше на год... Или... Ну, неважно,
Ведь что такое год? И - ниже ростом.
Совсем чуть-чуть. И всё же для мальчишки...
Он страшно мучился... А как он ревновал!..

КОТ: А что тогда?

ЛИСА: Наивные обманы.
Смешные... Это всё сентиментальность.
Любое прилагательное глупым
Окажется теперь...

КОТ: А что тогда?

ЛИСА: А самым странным, или даже страшным,
Теперь - скорее страшным, было то, что
Я верила, что правильное слово -
Его, что он сказал, а не моё.
Не верила, но... как бы... признавала,
Что слово это... Нет, при чём тут слово?
Что... Боже мой! Сказать... Ну да, при чём тут
Слова! Но он ни разу угадать
Не смог. Вы понимаете? Ни разу!
Вот это было страшно. Это было
Как сон, в котором снится, что проснулся,
Потом ещё раз... Я была счастливой,
Пожалуй, в тот момент, когда согласно
За ним я повторяла, повторяла...
Но он ни разу угадать не смог
Моё... Вот так. Вы слышите, ни разу!
Вы это понимаете? Ужасно...
Ни одного словечечка. Кошмар!
Ещё... Я шила кукол. Собирала
Цветные пуговицы. Мне хотелось,
Чтоб вдруг... Но вы, должно быть, утомились,
О благороднейший из всех идальго?

ЯЙЦО: Нет-нет, я не... я вас... внимать готов
Хоть... ну, не знаю... Хоть до самой смерти!

КОТ: А что тогда?

ЛИСА: Тогда?.. Когда? О чём ты?

КОТ: Ну, говорила ты "тогда", "тогда"...

ЛИСА: Когда я говорила?

КОТ: Говорила
Давно.

ЛИСА: О чём?

КОТ: Я, что ли, должен помнить?

ЛИСА: Не помню.

КОТ: Говорила ты: "Тогда-а,
Тогда-а-а, тогда-а-а, тогда-а-а". Ты говорила.

ЛИСА: Не помню...

КОТ: Всё "тогда-а" да всё "тогда-а"
Ты говорила. Всё "тогда-а-а". Не помнишь?

ЛИСА: Не помню!

КОТ: Ну и всё тогда теперь.

ЛИСА: Не должен... Ничего-то ты не должен!
Ни помнить, ни прощать, ни возвращаться
В назначенное время. Ни дарить
Цветы. Они, изволите ли видеть,
Как всё живое, живы, и в подарок
Нельзя преподносить чужую смерть!..

КОТ: Бессмысленную...

ЛИСА: Что?..

КОТ: ...а не чужую,
Бессмысленную смерть дарить нельзя.
Всегда меня цитируют неверно,
И ты...

ЛИСА: Не продолжай. Цитату эту
И я уже не в силах переврать:
"Всех реже и всего неадекватней".
О самолюбие! Я ненавижу в с е х ,
Вот это с л о в о ! Как я ненавижу!
Я б на коленях стала умолять,
Когда б уже сто раз не умоляла...
Не смей! Ты слышишь? "Всех" - я не-на-ви-жу.
Я - это я. А все... Пускай идут...

КОТ: Конечно же. Да здравствует движенье!
Но - кто здесь эти "все"? Неоднозначность.
Причём, заметь, сказал не я, а ты,
Я говорю о слове. Ненавидеть
Слова - пусть не изысканность, но всё же
Есть в этом что-то... Что-то. Но свои
Слова, их ненавидеть - это даже
Не мазохизм...

ЛИСА: Слова, слова, слова!
Мои? Мои уже давно забыты,
Мне в этой пьесе не осталось слов.

КОТ: Красиво. Но... Слегка парадоксально.
Ну что же, не позвать ли драматурга?
Спросить его, чья реплика была.
Навряд ли отзовётся. Занят новой.
И, думаю, твоей.

ЯЙЦО: Моей?

КОТ: И вашей,
Вне всякого сомнения. Но мы
Всё дальше уклоняемся от темы.
Ты говорила о воспоминаньях,
Но, многообещающе сравнив
Их с той игрой, в которую играли
Вы в детстве...

ЛИСА: Мы.

КОТ: Да, все мы...

ЛИСА: МЫ играли!

КОТ: Не спорю. Мы. Хотя... я б уточнил
Две-три детали. Пустячок, конечно...
Но пустяки порою интересны
Хотя бы тем, что часто не желают
Совпасть друг с другом. Всё же заверши
Сначала превосходное сравненье.
Итак, воспоминанья наши схожи
С игрою, где ведущий подыграл...

ЛИСА: Подыгрывал.

КОТ: Ну, скажем...

ЛИСА: Раз за разом
Подыгрывал!

КОТ: Прекрасно. Одному
Из игроков, и...

ЛИСА: До сих пор играет,
И до сих пор подыгрывает, и...

КОТ: Так что же память?

ЛИСА: ...и уже не видит
Конца у этой цепи из...

КОТ: Но память?!

ЛИСА: Из бесконечной лжи, и лжи, и лжи!
А память... Это всё, что остаётся
Подыгрывающим. Она... прекрасна,
Но и страшна - её нельзя отдать,
Исправить, подменить. Её владелец...
Он помнит своё - правильное - слово,
Но говорит всегда совсем другое,
Совсем другие... Память - это плохо!
И вот он плачет, плачет, плачет, плачет...

КОТ: Ну что ж, сравненье, кажется, зашло
Вдругорядь не туда. И даже стало
Себя же отрицать. Я умываю,
Как говорится, лапы. Хочешь есть?
Я б предложил эф сюр ле пла на ужин.
"Мадам! О как идёт вам есть цветное!" -
Как в старину поэты выражались...
А вы не против, наш внезапный друг?

ЯЙЦО: Я? Нет...

КОТ: Вот видишь, и оно не против.
Друг другу мы должны идти навстречу
И, встретившись, взаимные капризы
Стараться удовлетворить. Наш друг
Воспитан преизысканно. Я сразу,
Едва его увидев, догадался,
Что мы имеем дело с джентельменом,
Каких нечасто встретишь в наши дни.

ЛИСА: Да нет, он, видно, просто не расслышал.
А как он пел... (яйцу) Ведь ты споёшь ещё нам?
Ты обещал, ты помнишь?

ЯЙЦО: Н-нет.

ЛИСА: Вот это...
Ну как там было? Помнишь? Тра-ля-ля...
Та-та... Ну как там было? Что-то вроде
О музе? Или как?

КОТ: О муза, муза!
Что ж, яичница рождается не вскоре...
О Серафиме пели вы, наш друг.

ЛИСА: Я вспомнила! Да, я! Как это клёво!
Вот это вот: "Возьми меня скорей,
Но после не жалей..." Как это классно!
И как... Как обо мне.

КОТ: Тебя послушать,
Все песни о тебе. Могу ль просить я
Покорнейше о мелочи одной:
Кто хочет подпевать, пусть подпевает
Тихонечко.

ЛИСА: Кто хочет подпевать, тот
Плевать хотел на разных тут эстетов,
Которым только б жрать и всё б нудеть!
(яйцу) Не пой. Пой, но... давай сбежим отсюда
К чертям свинячим! или хоть напьёмся.
Кот, когда пьяный, выдаёт такое...
Он тоже обязательно споёт.
Споёт, куда он денется. Я ж знаю
Его, как... ну неважно, в общем, знаю.
Иль сказочку возьмётся сочинять,
Ну, левую какую-нибудь. Хохма!
Хочу веселья, слышите! Тупого,
Неинтеллектуального веселья.
Хочу, хочу, хочу, хочу, хочу!
Я вредная? Я вре-е-едная. Я стерва.
Ужасная, хитрющая, дурная.
Но чёткая! И я хочу играть.
Хочу и буду, буду, буду, буду...

ЯЙЦО: Ой нет, мадам! Ну что вы... Ну не надо!
Щекотно!.. Я, конечно же... Пустите!..
Конечно же, я это... ну... спою.


ПРОЩАЛЬНАЯ ПЕСЕНКА КОЛОБКА КОЛОБКА

По улице ходила
Большая Серафима,
Была она бескрыла,
Всех полковников любила,
Мир иной совсем забыла.
Такие в песне грустные слова.

Однажды на рассвете,
Когда ещё в постели
Отцы лежат и дети,
Космонавты спят в ракете,
Шля привет родной планете,
Что кружится внизу, как голова,

Она шла с ресторана
По мокрому асфальту
С каким-то уркаганом,
Он был очень-очень пьяным
И всё шарил по карманам -
На месте ли бумажник, проверял.

И тут подходит некто,
Весь был он в чём-то сером,
И вёл себя корректно.
- Кто вы? - Сима у субъекта
вопрошает, - вы от тех, кто...
- Нет, я... тот, кто всё это сочинял.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ ИБО МОЖЕТ СОДЕРЖАТЬ НЕНОРМАТИВНУЮ ЛЕКСИКУ NOT FOR AIRPLAY


ПРОЩАЛЬНАЯ ПЕСЕНКА КОЛОБКА (окончание)


Тут разозлилась Сима,
Совсем себя не помнит:
- Вы - хуже, чем Мисима!
Самого б вас на осину!
Как такую, блядь, скотину
Ещё выносит бедный материк!

Он, грустно улыбаясь,
Словно артист Ярмольник,
Сказал, слегка смущаясь:
- Я, конечно, извиняюсь
И очень даже каюсь,
Но что ж теперь? Ну, вырвите язык.

 

ТУТ ТИПА ЗАНАВЕС ЗА КОТОРЫМ ПОСЛЕ ДОСТАТОЧНО ДОЛГОЙ ПАУЗЫ
ГОВОРЯТ ЛИСА И КОТ


- Ну и что ты такой...
- Какой?
- Прямо мра-ачный, как ту-уча. Я же вижу. Ну... я же это всё так, несерьёзно. Ну, не на самом деле...
- Руки бы ему оторвать, суке, а не язык! На самом деле.
- А, ты о песне? Из-за песни, да? У, она какая, песня! Такая...
- Никакая. Это и не песня никакая. Искусство кончилось.
- У, какое искусство тоже. Кончилось взяло. Взяло и кончилось. Только ты это уже не раз ведь говорил. И раньше.
- Не я.
- Ты, значит, цитировал.
- Это одно и то же.
- В смысле?
- Говорить - значит цитировать.
- Кто это сказал?
- Когда?
- А помнишь, как ты говорил: "А что когда, нет, а что когда?.." Ну не злись. Ну, как маленький прямо. Ну... обиделся? Ой, маленький обиделся котик... обиделся... Котик, где твой ротик? А, котик? Ой, какой котик злюка... Грустный и грозный, как... Ну подумаешь, кончилось искусство, ну, другое начнётся. Ёщё, может, и лучше будет.
- Не будет.
- Будет, куда денется.
- Не будет, оно - уже. Вот. И вот! И тут... Вот оно, везде! Только я такое искусство...
- Правильно, поругайся. Легче будет. Поругайся. Хочешь, я уши заткну? Чтоб ты не стеснялся. Хотя, когда ж ты стеснялся... Вот, я заткнула! Ты уже ругаешься? Да? Ругаешься? Легче становится? Становится?..
- Боже мой! Как просто! Э-ле-мен-тар-но. "Как это всё непостижимо просто..." Ну да! Конечно! И... Резонёр? Последовательно. Мазохист недоделанный... Стоп! Опять? А и хрен с ним... И чем быстрее, тем проще. Выдавай за свой замысел, урод! Не спится ему...
- Кому?
- Тому, кто всё время спрашивает! Ну и всем остальным тоже. Из-за него... Знаешь, я наконец-то понял... Ну, не понял ещё... Нужно бы не уши затыкать, а самим заткнуться.
- Как это?
- Изо всех сил.
- Ну что ты опять выдумываешь...
- Не я. Опять не я. Он. Он выдумывает. Сейчас вот меня, например...
- Ну так он - тебя, ты - его. Квиты.
- Ах, какая реплика! Браво! Браво, маэстро! Нет, все. Правда, заткнуться. Дать обет молчания. Как дают обет молчания?
- В смысле, вслух ли?.. А знаешь, я подумала... ну... это... как в той игре, ну, что я говорила...
- Ты?
- ...главное - соглашаться. Как я тогда. И - будешь счастливым. Хоть немножко... Ну, то есть, если мы всё это не сами... ну, как ты сказал...
- Как я сказал... однажды:
Тишина, ты лучшее из всего, что пишут.
Греющие уши - ни черта не слышат...
- А некоторых мучает, что летают мыши... Ой, прости, я не хотела. Ну не обижайся. Не обижаешься? Нет? Да? Ну что ж так переживать-то... Ему вообще язык скоро оторвут, допросится. Ну... что ты? Уже обет молчания дал? Да? Дал? Ну перестань... Такой большой мальчик. Ну... Скажи что-нибудь. Что-нибудь умненькое. Скажи?.. Нет? Нет, не хочет котик говорить. У него обет молчания... Только какой же это обет молчания, это, скорее, переход на язык жестов. Правда, слабовыраженных пока. Театр пантомимы по сильной обкурке... Ага! Это ты такой! И такой ещё... Такой... "А что когда? А что когда? Сравненье ваше себя же стало отрицать, как говорится..." Похоже? Похо-оже. Один в один. Ну не обижайся же! Ты куда? Эй, постой, слышишь! Я с тобой хочу! Слышишь! Ну и вали... Только учти, дурачок, что это будет - ему же плюс. Это у него получится самый-пресамый постмодернизм. Фу, слово какое!.. Как "Постинор"... Нет, хуже. Мо-дер-низм... так и слышится и "дерь-мо", и... Ну и катись. "Да здравствует движенье!"
А ведь, действительно... как там... Мне в пьесе вашей не осталось слов...
Или осталось? А сколько? Много? А сколько это - много? Слов всегда мало. Говоришь, говоришь... Нужно кому-нибудь изобрести такой счётчик слов, как шагомер. Наверное, уже изобрели. Но те, которые остались, в остатке, как их-то сосчитать?
Глупости, всё от меня зависит, сколько захочу, столько и будет... А сколько захочу? Пять. Нет, двадцать... Нет, сто! Куда ж мне сто, что я говорить-то буду?..
И сигареты забыл... Купит ещё. Тут много... "Не курите в присутствии детей"... Ну да, они же сразу подбегают стрельнуть... А что, жалко? Жлобы какие-то...
Чёрт, газ кончился. Почему, когда от плитки или паяльника прикуриваешь, вкус такой... ореховый? Может, он всегда такой, только... концентрированный?
Крикнуть ему в окно?
Не ушёл же он, в самом-то деле... Сидит на лавочке, грузится... Сочинили его, видите ли, не так. Он бы лучше сочинил. Так же бы и сочинил... Нет, пусть обламывается. У кого обет молчания, тот и курить не должен...
Почему? Потому что, когда куришь, всегда болтаешь... Ну, даже если молчишь... Или крикнуть?
А может, и не сидит. Пошёл к ларьку за сигаретами. Гордый. Или вообще... Сам виноват. Насочиняет, а потом депресняки. Графомания величия. Искусство кончилось, оно уже везде! Нас сочинили... Крикну.
А только вдруг его нет, что люди подумают? Ну, подумают, что есть. Или - что я просто. Просто... ну, мало ли... С ума сошла. С ним - да запросто сойдёшь... Интересно, как это с ума сходят? Забывают всё, что раньше? Нет, это другое, это потеря памяти. Они же врубаются, что забыли. А с ума - это когда не врубаются уже. Нет, ну врубаются, но как-то не так... Помнят, но не врубаются. А как же они тогда помнят? Значит, и не помнят... Вот бы сойти чуть-чуть, интересно же.
Крикну. Только как бы это... красиво? Ну, чтоб если его там нет, то не подумал бы, что это я ему... То есть, наоборот. Он же есть. А я как бы об этом не знаю. Ну, в общем... Да будет всем известно... Нет, так плохо. Кому это "всем"? Всем... Нечего всем знать. Главное начать. Если нас действительно кто-то и сочиняет, то... То вот его сигареты! А почему это его? Они уже мои, я же их... Сберегла. Могла бы заныкать. Или намочить под краном - со злости. Нет, нужно так... высокопарно.
А вдруг ему сидеть надоело, и он уже сваливает? Вот сейчас вот...
Да будет вам известно, дорогой... кто? Да будет вам известно, дорогой, у вашей Валечки есть другой. Тьфу! Нет, нужно проще.
Тот, кто... что? Всё. Всё? Всё это. Что это? Вот это вот... Так я никогда... Никогда. Тот никогда... Ну не уходи, слышишь... То есть, вали, но подожди чуть-чуть, дай сообразить... Всё второпях! Надо окно открыть заранее... Только незаметно... Я уже, уже, уже! Маленько ещё... Тот, кто... Ах, бедная я ракушечка! Нет, он уже уходит... Свинья. Кабан!
Сейчас, сейчас, сейчас, ну дай же сообразить! Ну...

ТОТ КТО ВСЁ ЭТО СОЧИНЯЛ ТАК И НЕ УГАДАЛ НИ ОДНОГО СЛОВА!


1 - 7 ноября 1998 г.