ШЕКСПИР В ПРОВИНЦИИ

 



БОЛЬШЕ НЕЧЕГО

"…матушка возьмет ведро,
…принесет воды"
                Н. Рубцов
Этот город - как город.
В нем живут. Больше сказать нечего.
В доски столов во дворах пенсионеры вбивают козла.
Голуби на карнизах. Бабки судачат на лавочках.
И в цветах палисадники и подоконники.
Город - как город.
Черемуха, яблоня, абрикос.
Все цветет. Зима прошла, доживем ли до будущих зим?
Впрочем, что нам загадывать. Молодняк
Тащит пиво с мороженым.
Дети, собаки, вечером местный тусняк.
Эй ты как? Да нормально, а ты? Ну и я.
Географический центр провинции, где
Два завода и оба лежат на боку - не поднять.
Все чужие - козлы. Да и местные, если подумать - не лучше, а все ж
Все свои. Даже родные. К примеру, братва и та,
Не какие-то там "москвичи".
Если дочка брюхата - позор и разговоров года на два.
Мэр подонок и самый последний алкаш, но привыкли
И катится все так себе.
От весны до весны. От "козла" до "козла".
Этот город - как город.
В нем живут. Точней не сказать. М-да.




СМОТРИТЕЛЬ

Мне достаточно лет и хватает ума
Чтобы просто смотреть в твою сторону
Как … На вещь из музея, что ли,
Или на абсолютную власть. Вот бы знать еще, что это такое.
Мне хватает опыта, и думаю, я ни разу глуп:
Обладать тобой? Господи! Кого-то из нас помилуй!
Это даже не игры со льдом и огнем,
Это что-то абстрактное… Словом, совсем другое.
В этом святости нет, и отказ этот пахнет горьким дымом,
Ты - всего лишь музейная вещь.
Я, конечно, могу быть хранителем.
Вытирать с тебя пыль, любоваться и думать о том
Чья ты. В самом-то деле, чья?
И когда я коснусь или войду в тебя,
Ты должна понимать, что "Ты мой", "Я твоя", -
Это так беспонтово.
Мы музейные вещи, хранители, может быть,
Но не больше того, нет, не больше.
Если б раньше чуть-чуть. Может быть, что тогда,
Когда каждый думает "Клеопатра там, Казанова",
Но теперь-то. Чтобы смотреть на тебя,
Как на горы или болота в лесах,
Мне хватает ума.

Но на самом-то деле, мне
Нечем уже расплатиться за то,
Чтоб отсюда и навсегда, абсолютно
Владеть тобою.




СЕРЫЙ

… и живет так, как может
все в норме, без отклонений по сторонам -
ровно, а то, что лепил не гений,
так это не страх -
его собирал очень даже умелый бог,
части склеивал, доставая их
из нужных мешков,
и ни разу не перепутал - вот голова,
ноги, руки и задница, тоже - вот,
все на месте и к месту,
не то чтобы очень идет,
но надежно и правильно,
так, как может - живет…
…может - ровно, дыханья не сбив
голоса не сорвав, может в меру,
а больше и нужно зачем?,
считается, что ему везет,
поскольку лепил из обычного теста,
не гений, конечно, но мастеровитый бог,
точно знающий, что из каких мешков…
…он намерен прожить девяносто семь лет,
так, как может
а по-другому-то как?, стало быть - проживет
без безумств, но до старости тихой
как омут, какой, а после того, как того…
какой-нибудь очередной
ангел, демон
какой-нибудь очередной,
душу, если найдет, по частям разберет…
и окажутся снова в нужных мешках
руки ноги, задница, голова…
…но пока перспектива такая еще далека,
он живет, так как может -
а может так:
когда настигает, как пуля, тоска,
к черту готов послать бога-середнячка,
за то, что слепил его не из одного мешка.
Задница, бля, как задница,
и голова…




ВЫПАЛО

Выпало раз в жизни
Так держи пока
Сил хватает да
Не дай бог выронить
Или потерять
Выпало раз в жизни
Развяжи пупок
Но держи покуда
Жив на посошок
Хряпнем два по двести
В жопу все лети
Выпало раз в жизни
Так держи держи

Что тебя учить-то
И скажи к чему
Лучше сразу бросить
До того как скажешь
Я не донесу
Я уже не вынесу
Это тяжело
Ну а ты не знал
Выпало раз в жизни

Кто-то до тебя знать не удержал




ТРАНЗИТНЫЙ

В этой глуши перекисшей
Как квашеная капуста,
Девушки носят косы
И понемногу хромают.
Часть из потерь в темных
Дворах, перекопанных вечно
(после потери невинности)
Тонкие каблучки,
Оставленные в трещинах.
В этой глуши есть ветер,
Но дольше зима, и бытует
Мненье, что мужики все - сволочи,
А бабы - известно - стервы.
Но только чужих не надо,
И каждый блюдет за соседом,
- Сядь со мной рядом, выпей
Пива. Я здесь проездом.
Из этой глуши последней,
Каждый мечтает уехать,
Здесь развлечений, всего-то,
Делать детей. И делают.
И все же, живут презирая
Чужих. И от лени глухие,
Девушки здесь носят косы.
В этой глуши прокисшей.




LOVE DRAFT

Я забрил себе правый висок,
И я выбрил левый висок.
Я не панк, даже на волосок,
Дарлинг, я солдатик любви,
Призывничок…
Я оставил свой дом, таким как ты
И постель свою тоже оставил таким как ты
Я ушел на любовь, как уходят в войну,
Дарлинг, я думал, что так живут -
Не убивают.
Не капрал,
Не майор,
Призывничок, понимаешь…
Я как вещь потерял свою честь
И как честь отдаю свой страх
Я один из толпы, место пустое
И все ж, дарлинг, не один, так другой -
Солдатик любви,
Игрушечный призывничок…
Первый урок - пригибайся,
Второй урок - лги,
Дарлинг, на этой войне,
Как на любой другой,
Есть генерал,
Есть рядовой,
Дарлинг, я думал, что буду жить,
Но, случилось -
И - ОХ!
Спи спокойно, свит дарлинг,
Уже - ТОГО…
Призывничок любви…
Рядовой.




ЧАСТУШКИ

как же блядство твое мило
"я одну из тех твоих
здесь немножко соблазнила
ну ты что? чего притих?"
спелой жопой солнце село
я торчу и хер согнуть
ну и что мне с этим делать
"выеби и позабудь"
не учи меня как надо
как не надо не учи
мелкие собачки бляди
и до старости - щенки
и тебе не стать шалавой
видит бог - не дорасти
как же твое блядство мило
ни спасибо ни прости
я на дверь прибил табличку
"трахайтесь в любые дни"
здесь живет мудак последний
с шлюшкой жадной до пизды
приходите же подруги
я не буду вам мешать
то что нужно вам предложит
моя маленькая блядь




СВИНТИЛИ

Дышит серый воздух пухом
Тополя и пыль - жара
Душно вечером и утром
Днем и ночью - духота
И за шторами на окнах
Разговоры - вязкий клей
- Я еще не пьян настолько
Ты еще чуть-чуть налей

Мне б ребенка от тебя
Только толку-то с тебя
Пацанам нужны отцы
А тебе - куда в отцы
Пусть все будет так как есть
По согласью - да
Это все что у меня есть
Ты и для тебя всегда

Пух плывет над площадями
И окраины в пыли
Задыхается астматикv Диабетик уж хрипит
Мы потеем жарко душно
И квартирка - как нора
Темный разговор и липкий
- Доживет ли наша страсть до утра?

Ты не бойся мне не надо от тебя ничего
Да и что ты можешь дать - ничего
Ты не бойся уходить проживу
Так уж вышло нет любви проживу
Возвращайся если что
Жду всегда тебя
И еще такой как ты кто
Мне б ребенка от тебя

Чалый воздух серый мерин этот день
Высохли глаза
Зона море прииск рыба
Или "вышака"
Он вернется в никуда через десять лет
Не отец не муж не мальчик
- Что уже пора начальник
- Да




ПОДАРОК

Я тебя подарил.
Хочешь этого или нет
Ты досталась тому,
Кто таскался, не то чтобы за тобой,
Сколько галочки ставил
Скольких моих поимел.
Я тебя лишь чуть-чуть надкусил,
Так что пусть доедает
Если сможет еще проглотить.

Он мне в трубку слюни пускал
Мол "на разных с тобой языках говорим",
Мол "я так твою дружбу ценю"
Мол "я просто живу и она тоже просто живет"
Я сказал: "доедай, если сможешь кусок проглотить"
"забирай, если сможешь кормить" я сказал
Я тебя подарил
И меня не волнует, что ты будешь делать с ним.
Ты - подарок. Ты - вещь.
Привыкай. Нужно ж когда-то взрослеть.

И не надо мне шить мудрость или надрыв
В духе "Мурки" или иной шалавы какой.
Ты хотела его. Я тебя подарил.
Что он будет делать с тобой?
Что ты будешь делать при нем,
Как подарок, или объедок чужой?
Хочешь, лентой тебя перевяжу,
Розовой? Голубой?




РОГА И КРЫЛЬЯ

В серое небо летит серый пух тополиный
Астма и аллергия носят одно лицо

Песни богомолов - это
Напряженный балет голода
Умноженный на вычурность
Голосов цикад.
В крови наступившего века
Нет ничего нового
Все уже в прошлом
И как не кидай камни
"ЛЕД" выпадает, значит
Происходящее застывает
Как богомолов песня
Умноженная на голос цикад.

Можно носить с достоинством
Одинаковым крылья, рога и каждой
Готовой на все, даже на каторгу
Так говорить:
Знаешь, все это - только секунда,
Голодный балет,
Двигаясь по судьбы узорам
Ты что-нибудь лучшее встретишь.
Девочку-мальчика, кобелька-сучку
Главное не залететь.
А коли хватает силы
Крыльям - рога не помеха.
Розовые, Голубые.
Причуды начала века.

Так, к пережившим фиесту,
С корридой и карнавалом,
С сангрией и текилой,
Воинам и поэтам
Приходит пиздец под утро
Похожий на фразу:
"Знаешь, пока тебя не было
Мы на твоем диване
Перепихнулись по-сестрински,
И, в общем-то, она не хуже.
Требовательней, может быть,
Но я тебя понимаю.
Теперь понимаю".
Прошлый век в венах.
Коль пережил фиесту
В церковь пойди, поставь свечку,
Тем, кто крылат, за рогатых.




***

Дремлет воздух в черном поле,
Дремлет в уличной петле,
Дышит плов в своем котле,
Дышит лох и алкоголик.
Ходят часики, куранты,
Ходят дети под себя,
Скоро если не любя,
Скоро зацветут саранки,
Дремлет черный кот в углу
Дышит небо в голубях
Ходят трусы, как часы идут герои
Скоро не убьют - закроют
Сплюнь…




ВЛЮБЛЕННЫЙ ЭКЗЕРСИСТ

я не знал что ты ешь и что пьешь
я не знал как ведьмуешь я видел
то что было на первый взгляд
так по детски наивно
под очками глаза в них восторг и испуг
пара жиденьких хвостиков желтых
и уверенность в том что ты как автобус
мир развернешь даже если миру совсем не в ту сторону
и я резал руны на коже и на костях
и поил их кровью как птица рух птенца
не скрывал свои фото и как-то раз
шутки ради из воска волос и тряпья
смастерил тебе куклу то есть самого себя
потому что не знал что ешь и что пьешь
и не знал как ведьмуешь что право же не оправдывает меня

я не знал что будешь флейтой не змей заклинать
я не знал что арийская сталь не для гренделя и его мамаши
то что я тебе доверял может статься
не значит совсем ничего
что-то значит лишь то
что в руну резанную для тебя я вливал свою кровь
не задумываясь над тем что ты ее может быть пьешь
так бывает что духи слетаются на особенный звон
и попробуй теперь разлепить то что ты так наивно слепила
и я вспомнил что каждой ведьме дано
сила блядская кошка и кобелек
вот бы знать что из этого у тебя было

вот бы знать чем закончится эта волшба
вот бы знать что она началась не случайно
но не будет войны оседлав помело
ты давай-ка лети
разворачивай мир
но отсюда не мой
власти нет у тебя
слишком быстро тебе удалось
выпить кровь моих рун
мне теперь все равно что ты ешь или пьешь
спирт ли кровь или воду и молоко




В КОНЦЕ БУКВАРЯ

и тогда мы закончили рассматривать в книжках картинки и читать эти буковки
мы начали понимать что жизнь учит нас совершенно другому
например слыть циничным и в то же время трусливым
до благородства дотягивается редкий
а кто дошел до такого просто лох
и мы стали смотреть в прорезь прицела и видеть на той стороне картинки и буковки
и мы смотрим в замочную скважину не стесняясь как режиссеры порно
стоит ли теперь многого миф сотворенный нами о нас же
или правда о том что принцесса без кружевов и трусиков
впрочем разницы нет
от мятого порванного или в крови платья очень легко избавиться химчистка или огонь
а нет так заройте его под кустом терновым и чтобы другим неповадно было
сердце выставьте на витрине насажанным на кол
пусть его будет герой санта-барбары
тоже мне ай кен гет ноу катись к чертям через пустыню и море туда куда падает солнце
баррикады построены чтобы двигаться им параллельным курсом
а под каждой юбкой есть бочка и тебя ждут затычкой
это значит теперь детишки пусть учатся
по картинкам и буквам в книжке