Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 19.12.2017

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Культурная политика


Вернуться к ленте

Марина Колдобская: Городская власть экзамена не выдержала

23.07.2007

Илья Архипенко
GiF.Ru


В Санкт-Петербурге до сих пор нет ни одного крупного специализированного учреждения современного искусства. А ведь именно таковые становятся культурными брэндами городов во всем мире. Утвержденная 4 апреля 2006 г. Правительством города "Концепция развития сферы культуры Санкт-Петербурга на 2006 – 2009 годы" предусматривает "содействие развитию современного искусства за счет внедрения в культурную сферу инновационных моделей на основе мирового опыта". Однако пока развитие местной культуры не вполне концептуально, свидетельство чему – провал проекта "Артдепо".

В апреле 2004 года возникла идея передать Санкт-петербургскому филиалу Государственного Центра современного искусства два ангара на территории бывшего трамвайного парка им. Леонова (Средний пр., д. 77). Проект был поддержан как городской, так и федеральной администрацией. Однако после трех лет проволочек территорию трампарка решено отдать под инвестпроект.

Филиал ГЦСИ по-прежнему располагает лишь офисом, арендуемым у частной фирмы, а художественные проекты реализует либо в небольших залах Образовательного центра Эрмитажа, либо в иных пространствах, разыскиваемых каждый раз заново.

"Окультуривание" устаревших промышленных объектов – общепринятая мировая практика: парижский музей D'Orsay и берлинский музей современного искусства Hamburger Banhof расположены в зданиях вокзалов, крупнейший в Европе Центр медиаискусств ZKM в Карлсруэ – в здании военной фабрики, лондонская галерея Tate Modern – в бывшей электростанции. Наконец, в промышленных корпусах разместились столичные Артстрелка, Artplay и Винзавод, а также новое здание ГЦСИ. Последнее – реконструированное в 2004 г. здание фабрики "Теасвет"; архитекторы этого проекта удостоены высшего архитектурного приза страны "Хрустальный Дедал".

Об "Артдепо" и культурной ситуации в Петербурге рассказывает директор петербургского филиала ГЦСИ Марина Колдобская:

МК: Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников искал способ привлечь внимание к зданиям трамвайных депо, чтобы спасти промышленный памятник (1906 – 1915 гг. постройки) от сноса. Тогда обратились к нам. Современное искусство оказалось весьма эффективно: вместе с КГИОП мы сделали шумную и успешную акцию "Трамвай "Желание"", и объект остался жить.

Трамвайный парк – это большая территория (76500 кв. м.), и комплекс из трех ангаров составляет незначительную ее часть. В одном из них давним решением губернатора запланировано разместить музей городского транспорта. Мы претендовали лишь на остальные два ангара. Ситуация для города была идеальной, потому что реализация этого проекта не требовала ни копейки городских денег. Все финансирование осуществлялось бы из федерального бюджета. В Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Калининграде филиалы ГЦСИ получили здания и успешно работают в рамках уставной деятельности.

В течение трех лет нам все говорили "да". Была согласована форма компенсации городу за здания депо со стороны Федерального агентства по культуре и кинематографии. Было получено согласие всех профильных комитетов и вице-губернаторов. Нас поддержали полномочный представитель Президента Илья Клебанов, Европейский культурный парламент и директора крупных музеев, Эрмитажа и Русского.

GIF: Каковы ваши дальнейшие действия? Рассматривались ли за эти три года другие адреса?

МК: В городе километры промышленных руин, и мы просили разные адреса. Дело не в отказе по тем или иным адресам, а в том, что в вопросе о Центре или Музее современного искусства в Петербурге сложилась дурная бесконечность. С конца 80-х постоянно возникают новые проекты, даются новые обещания. Но каждый раз чьи-то коммерческие интересы оказываются важнее.

В ближайшее время мы направим в городское правительство очередное письмо с просьбой так или иначе решить вопрос о предоставлении помещения под Центр современного искусства. Если такой возможности найдено не будет, – значит, городу это просто не нужно. На данный момент городская власть экзамена на соответствие статусу культурной столицы не выдержала. Если она не пересмотрит свое отношение, то, сколько ни крась фасады, Петербург будет оставаться помпезной провинцией. Интеллектуалы, особенно молодые, стремятся уехать в Москву или заграницу. Здесь им просто негде работать. Это катастрофическое положение.

GIF: С самого своего основания Петербург позиционировался как чрезвычайно прогрессивный город. Теперь же менталитет изменился в силу отсутствия денег?

МК: В Петербурге соединились неприятные особенности положения между столицей и провинцией, минусы и того, и другого. И в смысле денег, и в смысле общественного сознания. В пятимиллионном городе, культурной столице России, пяток коммерческих галерей современного искусства. Честь им и хвала. Но вспомним, что в Нью-Йорке таких галерей многие сотни. Есть Отдел новейших течений в Русском музее. Но в том же Нью-Йорке как минимум пять больших музеев занимаются современным искусством. У наших соседей в Хельсинки есть Kiasma – большой музей современного искусства, есть музей современной архитектуры, музей дизайна, есть два учреждения, занимающихся видео, и несколько специализирующихся на современном искусстве выставочных залов европейского класса, – то есть всего на порядок больше, хотя сам город на порядок меньше.

Это особенно обидно, потому что первое в мире учреждение современного искусства родилось именно здесь, – в голодном и холодном Петрограде в феврале 19-го года был учрежден ГИНХУК. И руководил им Малевич.

Предлагавшееся нами "Артдепо" могло бы стать крупнейшим в России учреждением современного искусства – это и было бы достойным продолжением традиции.

GIF: Получается, что Петербург стал заложником собственного имиджа?

МК: Быть памятником – тяжкая доля. Думать, что у нас есть Русский, Эрмитаж, Петергоф, Царское Село и этого достаточно, – крайне недальновидно. Это не позиция наследников. Наследники – те, кто развивают и приумножают.

Вот Венеция – тоже город-музей. Но уже сто с лишним лет назад там поняли, что на одной мемориальности далеко не уедешь. Придумали Биеннале, и город стал центром пульсации мировой художественной жизни.

Помимо дворцов, в Петербурге огромное количество старых заводов. Есть мировой опыт, и он доказал, что реконструкция промышленного наследия под современные цели, организация крупных международных художественных событий – это перспективно и продуктивно для имиджа города. Есть проверенные рецепты, им просто надо последовать.

GIF: Уже запланированы два музея современного искусства, в Охта-центре и Новой Голландии. В чем разница между музеем и центром, может ли одно быть более приоритетным, нежели другое?

МК: Список таких проектов велик, я уже говорила. Если эти осуществятся – слава богу. Но ГЦСИ-то уже существует!

Вообще, музей и центр – не конкурирующие формы, а взаимодополняющие. Концепция музея во всем мире меняется. Музеи из храмов, мавзолеев, где искусство навеки упокоилось, а люди приходят, чтобы благоговеть, превращаются, не побоюсь сказать, в туристические аттракционы. Это условие их выживания. Музей, который этого не поймет, не будет успешным.

Центр же необходим как фабрика искусства, где организовывался бы процесс его создания и внедрения в общество. Место, где выставляют и пропагандируют современное искусство, обучают молодежь. Но, главное, производят современное искусство. В первую очередь, высокотехнологичное, потому что сегодня серьезное произведение искусства требует аппаратуры, финансирования, работы инженеров, техников, программистов, менеджеров... Если не будет работать Центр – что через 10 лет будет выставляться в музее? И где воспитается новое поколение зрителей?

Еще одна беда, которую не решить без Центра – в Петербурге нет крупных художественных событий. Биеннале, фестивалей, ярмарок. Их просто негде разместить. За исключением "Манежа", устаревшего по техническим показателям, нет даже залов средних размеров. Это стыдно. Средняя западная выставка рассчитана минимум на 500-700 квадратных метров. Большая выставка – это уже несколько тысяч квадратных метров.

Петербург – очень большой город, и закрыть все его потребности каким-либо одним учреждением невозможно. Когда появилась "Пушкинская, 10", это казалась огромной победой. Но скоро стало ясно, что она закрывает лишь 5-10% культурных потребностей города.

Современная культура Петербурга многослойна и разнообразна. Появление разных учреждений необходимо. И они появятся рано или поздно, если страна собирается идти по цивилизованному пути. Но пока что мы теряем время. Даже не годы, а десятилетия.






Ссылки:


















    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования