Перейти на главную страницу

геокультурная навигация
обновлено 21.10.2017

Расширенный поиск

 экспорт: новости // афиша
 

Афиша GiF.Ru


Вернуться к ленте

19 – 21 ноября, Витебск – авторский проект Сержа Головача "Рифмы" на "Малевичских Днях"

19.11.2004



Пресс-Релиз

Центр современного искусства г. Витебск

Серж Головач – Рифмы

Рифма как прибавочный элемент в новой визуальности.

"Иван Васильевич друг мой милый
в Искусстве воздух совсем гнилый..."
К. Малевич


Скрытая рифма соответствий, пульсация их ритма всегда интересовала Казимира Малевича. Анализ его композиций обнаруживает внутренние пропорции взаимоотношения геометрических фигур, склонных к "золотому сечению". Другая феноменальность его геометрии – в отзывчивости и взаимной симпатии составляющих элементов. Так, например, соотношение площадей черного и белого поля в классическом "Черном квадрате" 1915 года составляет 1:1. Эта пропорция – как взаимоотношение Инь и Ян в китайской "Книге перемен" – образует "основную рифму" в поэтике Казимира Малевича, ее драматургию и образность.

Проблема ритмической согласованности пластических единиц в творчестве великого супрематиста радикально проявляется в его теоретических работах, начиная с известного эссе "О поэзии" в журнале "Изобразительное искусство", 1919 год. Статья-манифест "Супрематическое зеркало" (Петроград, 1922 г.) открывает следующую фазу размышлений К. Малевича о единстве различий, создающих симметрию в точке "0". Нуль для художника не только начало и завершение, но и плоскость метафизического зеркала, где отражаются друг в друге наука и природа, искусство и гармония, бесчисленность и безграничность. "Супрематическое зеркало" в пластической философии К. Малевича создает акт творения, приводя различия к согласию. Оно манифестирует оптику супрематизма, где все системы погружаются в великое ничто, завершая жизнь различий миром беспредметности. Полюсность предметных состояний растворяется диалогом в новой универсальности супрематизма, образуя "рифму".

Вглядываясь в реальность, окружающую нас, мы убеждаемся в достоверности этого пластического дзэновского коана взаимоотражений, открытого Казимиром Малевичем. Контекст равновесия нашего присутствия в мире обретается именно нелинейной гармонией в постоянном диалоге взаимоотражений образов, структур и систем. Проект Сержа Головача "Рифмы", посвященный новым визуальным феноменам, их взаимоотношениям и резонансам, продолжает разговор о рифме и ее ритмических массах, начатый К. Малевичем почти сто лет тому назад. "Новые системы в искусстве", зафиксированные К. Малевичем в Витебске, сегодня живут практически в любом художественном жесте. Визуальная драматургия супрематизма естественно и органично формирует в проекте "Рифмы" целостные пары, сталкивая вопрос и ответ, вводя коэффициенты соответствий в радикальность современной оптики. Образы Сержа Головача возникают из непрерывности визуального, требуя для его различения, просветов и пауз соответствие смыслов. Они перетекают друг в друга, взаимопроникая и рефлексируя, выявляя полноту своей двойственности в категориях дигитального, в пульсациях 0 и 1.

Ритмические "согласия различий" образуют оптическую стратегию Сержа Головача в образности его "Рифм". Художник свободно выбирает свои реальности, превращая насыщенное предметностью информативное поле фотографии в поэтическую фразу. Сталкиваясь со своим "различием", предметность дематериализуется в Проекте, заставляя каждое изображение трансформироваться в прибавочный элемент. Многоуровневые заборы и мосты, человеческие жесты и лица, вариации витебских праздничных салютов, ряды обнаженных тел "забывают" в технологиях Сержа Головача о своей чувственной первичности, транслируя чистоту и экологию супрематических идей. Они переходят в конструкцию, переживая метаморфозы, теряя свои измерения, растворяясь в сверхличном, используя образность К.Малевича – "как воск в огне".

Визуальные рифмы Сержа Головача живут как дыхание, как единство вдоха и выдоха, как непреложная целостность поэтической органики К. Малевича, где "неустанно звучит голос настоящего".

Виталий Пацюков

Рифмы: проект Сержа Головача.

В чем состоит подобие вещей и людей? Кто определяет это подобие?

Как это подобие увидеть? Простой ответ – человек формирует опыт восприятия подобного, опыт отождествления вещей, людей, явлений. Традиция понимания сходства дается нам культурой, общими представлениями и мнениями. Например, мы знаем, что арбуз подобен мячу, а стол, за которым я сижу, похож на стул, на котором я сижу. Эти подобия очевидны для меня потому, что я привык воспринимать их так, а не иначе. Глаз и сознание, соединяясь, рождают традиции, нормы и условности.

Но как рождается понимание новых подобий, новых сходств и отождествлений? Как выявляется эта похожесть впервые? Как увидеть неочевидное подобие? Говоря иными словами, кто и как первый должен сказать мне, что арбуз похож на мяч?

Для ответа на этот вопрос можно написать философский трактат. А можно создать "фоторифмы", предъявив подобие вещей доселе не сопоставляемых.

По этому пути пошел Серж Головач, предъявляя подобия и сходства через поиск рифм.

Есть прелесть в переживании рифмы в поэзии. Эмоциональное переживание ритма текста, скорее всего, и рождает поэзию. Подобие слов, поставленных на одну строчку в одном тексте, рождает аромат восприятия нового.

Рассмотрим рифму текста. Например, ночь-прочь. Почему ночь? Кто едет прочь? Нам не ясно, зато интересно. Манифестация ритмического сходства провоцирует фантазию, ведя читающего по тропам языка.

Задача станет интереснее, когда от языка речи мы перейдем к языку образов. Пути визуального восприятия более извилисты и менее очевидны, поэтому задача, решаемая Сержем, не проста.

Художник ставит рядом подобия и образы, провоцируя зрительский интерес. Подобие форм, выставленных для отождествления зрителем, рождает радость и понимание рифмы как ритмической связки между образами.

Общности мира структурируются и рифмуются: ритм предъявляется раньше образа, рифма проявляется раньше поэзии, а манифестация сходства важнее того, что кажется схожим.

Рифма у Головача соединяет всё: матрешек с греческими бюстами, балет с колхозом, матросов с танцовщицами.

Это провоцирует создание языка рифмования зрительных образов, позитивного сосуществования культурных штампов и новаций.

Но где же общая буква рифмы? Где точка ритмического соединения в каждом случае?

Пусть эту загадку решает зритель. А фотографии Сержа Головача станут хорошим поводом для поиска ответов.

Владислав Тарасенко – старший научный сотрудник Института философии РАН

Проект представлен в рамках Малевичских Дней 19-21 ноября 2004 г.

Адрес центра современного искусства: Республика Беларусь, г. Витебск, ул. Правды, 5

Тел: (+375 212) 360-293






Ссылки:






















    Неформат
    Картотека GiF.Ru
    Russian Art Gazette

    Азбука GiF.Ru









 



Copyright © 2000-2015 GiF.Ru
Сопровождение  NOC Service








  Rambler's Top100 Яндекс цитирования