первая страница города
вернуться на первую страницу
Искусство России

карта сайта


Нажать

Мир без политики



Астрахань   Владивосток   Воронеж   Екатеринбург   Иваново   Ижевск   Калининград   Кемерово   Комсомольск-на-Амуре   Кострома   Краснодар   Красноярск   Курган   Липецк   Москва   Муром   Нижний Новгород   Нижний Тагил   Новосибирск   Пермь   Самара   Санкт-Петербург   Сургут   Тверь   Тольятти   Томск   Тюмень   Ульяновск   Уфа   Хабаровск   Чебоксары   Челябинск   Ярославль   Рунет   Заграница  



 




события >> выставки
Самара





«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»

«Рай из крашеных перьев»


  «Рай из крашеных перьев»  

Выставка-акция "Рай из крашеных перьев"
Художник - Евгений Бабушкин
Куратор - Наталья Гончарова
Самарский художественный музей
Март 1999 г.

Наталья ГОНЧАРОВА
От древнего мифа к собственной мифологии

"...Посмотрите на птиц небесных...
Взгляните на лилии..."

Любое явление перед тем, как выполнить свое назначение, претерпевает как бы последний посыл, толчок, способствующий завершению. Так прыгун делает усилие у последней черты. И эта черта становится границей.

Подобно этому, в пограничных областях творческого пространства художника Бабушкина симбиотически переплетаются прощание с древней мифологией и начало собственного мифотворчества.

Дионисический мир образов или. точнее, образа во всем многообразии оттенков появился и загадочно дразнит обескураженного зрителя, давая почувствовать себя в качестве другого. В чем же суть этой провокации? Основу предложенной инсталляции представляют женские изображения, окруженные культовыми предметами быта-бытия героини. Яркие аккорды тональных фонов напоминают нам праздничные открытки с пожеланиями "всех земных благ" и в то же время становятся неким идеальным пространством, куда помещается героиня грез, материализованный фантазм автора, возведенный в ранг божества или некой Новой Евы (Ого!). И, соответственно, прослеживается своя иконография - гибкое юное тело и округлый животик, почти как у Евы Ван дер Гуса, цветок шиповника в волосах, наряды за гранью "хорошего вкуса", портретные характеристики, сосредоточенные в стопе или снятая туфля как "запретный плод". На шейке героини непременные бусики, крестики и некие знаки, сложенные из черепа и скрещенных костей, которые можно прочесть и как символы смерти и одновременно возрождении. Так что же это - новое небо и новая земля ? Или это червь в яблоке того человека, строителя нового общества, образ которого долго лепился советской идеологией, а затем так прочно укоренился в сознании. Он лишь неуклюже мутирует, приспосабливаясь к условиям нового времени.

Оставляя за бортом больной социум, автор погружает нас в некий идеальный топос, наполненный вполне земными чувствами, где художником выстраивается собственная центрическая вселенная со своими законами (см. тезисы). И долой извечную российскую тоску и культивацию своей убогости ("Авось кого-нибудь разжалобим"). В России выгоднее быть "последним", ибо не оскудеет к ним любовь народная. Но горе тебе, если ты молод, здоров и силен. А если сексуально привлекателен.

Кстати об Эросе, об образе униженного российского Эроса, "сына Нужды и Труда". Да могут ли быть у таких родителей здоровые дети? Если рассуждать о появлении эротизма как темы в живописи, то тут трудно говорить о новациях. Еще наскальные изображения человека в пещере Ласко завораживают своей тайной. Кажется, еще они, древние, попытались низвергнуть нас в бездну нашего существа, раскрывающегося в эротизме и смерти.

Средневековье выделило эротизму вполне определенное место: оно водворило его в ад. Но уже творения Альбрехта Дюрера, Лукаса Кранаха и Бальдунга Грина соответствуют новым виткам осмысления темы и в дальнейшем каждое столетие будет давать свои вариации на заданную тему.

В 19 веке Мане, по словам Ж.Батая, первым отошел от принципов условной живописи. Он изображал то, что видел, а не то, что должен был бы видеть. Обнаженные Мане представлены с такой бесцеремонностью, что ее никак не прикрыть привычным - угнетающим - одеянием сокрушительной для жизни условности.

Но, пожалуй, во всей современной ситуации в русском искусстве чувствуется движение витальных энергий, отказ от рефлексии и обращение к некоординируемой реальности. Так еще Екатерина Деготь в начале 90-х провозглашает конец "эпохи рефлексии". Поводом для этого заявления послужили перформансы Кулика.

И вот еще один важный аспект: вся акция проводится от лица Жени-Женечки, где обыгрывается общность имен героя (художника) и героини (объекта). И автор умирает в произведении, соединяясь с ним, и произведение (объект, она) становится автором. А разве есть вещи более фатально-суггестивные, чем женщина ?

Так то, что предстает в конечном результате перед нашими глазами ни-объект, ни-субъект, а своеобразное томление по реальности, реальности ускользающей, реальности балансирующей на грани с вымыслом и просто по ее присутствию.

Эротический фантазм, совпадающий с философской медитацией, где возвышенное и низменное сплетается в один ком и становится подлинной экзистенцией.










Gif.RU  |  Самара  |  выставки


Copyright © 2000-2012 GiF.Ru
Напишите нам письмо на этот адрес





  Rambler's Top100 Яндекс цитирования